World of Riddle

Авторские фан-фик повествования в стиле фэнтези
 
ФорумФорум  КалендарьКалендарь  ЧаВоЧаВо  ПоискПоиск  ПользователиПользователи  ГруппыГруппы  РегистрацияРегистрация  ВходВход  




Поделиться | 
 

 Колыбельная водопадов

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2
АвторСообщение
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 0:18

Он так же тихо покинул комнату, прикрыв за собой дверь. Девушка осталась в недоумении, а после постепенно стала понимать, что Меттатон был хозяином дома и кузеном призрака. Но как, подумала она, как теперь он оказался роботом? Вспоминая встречу с Безумным Манекеном и пролистывая снова дневники, ей постепенно стало все понятно. Ханна безмолвно просидела какое-то время в размышлениях, пока в сумке не запищал телефон. Снова позвонила Альфис, чтобы передать девушке инструкцию. Она должна была очень доходчиво объяснить ей, как модернизировать пустой игрушечный пистолет под довольно действенное оружие против Меттатона. Скинув схему на телефон и узнав, что девушка отправится отдыхать, прерывая на сегодня свое путешествие, Альфис стремительно закончила звонок, впрочем, как и всегда. Ханна чувствовала себя неловко, принимаясь за улучшение игрушки, ведь теперь именно ее она должна была использовать против хозяина этого дома. После разговора с Сансом, наша путница стала серьезнее относиться к каждому проявлению своих эмоций. Но лишь одна мысль успокаивала ее – это была банальная защита, способ показать, что и девушка может дать сдачи. Робот со своими представлениями на публику так утомил Ханну за день, что ей действительно очень хотелось чем-то пригрозить, чтобы хоть на время он оставил ее в покое. Провозившись с пистолетом и телефоном немало времени, девушка сумела закончить свое маленькое оружие. Она еще немного посидела на кровати, аккуратно укладывая свои вещи в сумке. На глаза попалось старое мамино платье, которое Ториэль починила и превратила в абсолютно новое и невероятно красивое. Ханна улыбнулась, вспомнив своих родителей, а когда закончила укладывать вещи, то устало опустила голову на подушку. Девушка даже не заметила, как достаточно быстро погрузилась в сон. Этой ночью ей снился милый розовый призрак с челкой на правом глазу. Она смотрела и пыталась понять, почему же он оставил дом и стал таким странным, невероятно самовлюбленным и властным, ведь призрак казался очень добрым и замечательным. Возможно, некоторые магические способности девушки, переданные ей по наследству, позволили увидеть ей прошлое, хранящееся в этом доме. Стены, мебель, вещи – все это еще очень хорошо помнило Меттатона. Именно поэтому она видела сны про него этой ночью. Но что-то не совсем приятное во снах в самом конце пробудило Ханну. Она быстро забыла все, что видела во сне, пытаясь понять, где находится. Когда остатки грез развеялись, девушка стала собираться в путь. Перед тем, как направиться к Тэмми со всеми своими находками, она оставила Напстаблуку ключ от дома Меттатона, чтобы больше он не терялся. А завершив все свои дела в деревне Тэмми, Ханна снова вернулась к МТТ Курорту. Альфис в письменной форме объяснила девушке, где в гостинице находится дверь, ведущая к Ядру. Как только наша путница вышла из отеля на мостик, ведущий дальше, она заметила несколько темных теней, которые скрылись впереди. Это слегка насторожило девушку, но она последовала за ними в здание, а дальше нашей путешественнице предстояло сыграть в игру, где нужно было найти выход из лабиринта проходов, находившихся в Ядре. Альфис, с которой девушка почти все время общалась по телефону, была изрядно взволнованна и сильно нервничала, то и дело допуская ошибки при направлении девушки. Ханна поняла, что что-то произошло, и карты, которые были у монстрессы, не совпадали с истинным построением Ядра на данный момент. Кто-то нарочно поменял все, чтобы запутать путешественницу. Довольно неожиданным оказался сюрприз, на который девушка случайно наткнулась в одном из коридоров, пытаясь найти выход. Ее обступили несколько монстров, которые явно были настроены не самым дружелюбным образом. И таких столкновений было множество, что порядком разволновало Ханну и напугало Альфис. Ни она, ни девушка не были готовы к такому повороту. Все эти существа явно хотели получить душу Ханны, и чем быстрее, тем лучше. Девушке изрядно досталось, и пришлось не слабо постараться, чтобы разойтись с теми, кто становился у нее на пути. В руке был ее волшебный щит, которым она защищалась при битве с Андайн, а пугать монстров приходилось с помощью игрушечного пистолета, который наносил не слишком-то и сильные удары. Так или иначе, но Ханна заставляла поверить нападающих монстров в то, что она может дать им сдачи, поэтому им приходилось отступать. Таким образом, она, наконец, сумела добраться до конца лабиринта из коридоров, оказавшихся в Ядре очень запутанными, и вошла в дверь, которая должна была вывести ее их здания. Но девушка попала в очередной, на этот раз темный коридор, где снова встретилась лицом к лицу с Меттатоном.
      – О да, а вот и ты, дорогуша! – обратился к ней робот. – Думаю, пора раскрыть все карты и остановить, наконец-то, «неисправного» робота. Нет! Неисправности, перепрограммирование? Спустись на землю, милая, ведь это было всего лишь частью шоу. Альфис обманула тебя. Наблюдая за твоим путешествием с самого начала в свои мониторы, она привязалась к тебе и жутко хотела стать одной из частей твоего путешествия. Поэтому она вписала меня в эту историю, как ужасного монстра, который будет все время охотиться на тебя и пытаться убить. Она перезапустила ловушки и выключила лифты, чтобы потом спасать тебя от опасностей, которых даже и не было. А ведь согласись, что все выглядело правдоподобно. Это был ее план, сутью которого было убедить тебя, что она замечательная личность.
      – Что за чушь ты говоришь? – попыталась возразить ему девушка. – Это не правда, это не может быть правдой.
      – Ха! – насмешливо ответил Меттатон. – Ты можешь не верить мне, дорогуша, но именно сейчас должен настать ее звездный час. Альфис стоит за дверью позади тебя, чтобы во время нашей с тобой «битвы» вмешаться. Она притворится, что якобы «отключила» меня и «спасла» тебя от ужасного робота-убийцы в этот раз навсегда. И вот тогда, наконец, она станет героиней твоего путешествия! Ты будешь сильно благодарить ее.
      Ханна немного призадумалась, но все равно не хотела верить словам робота.
      – Пойми, - продолжил Меттатон, - я устал от этих предсказуемых игр. Я не хочу причинять людям боль. Мое желание – лишь развлекать. Неужели публика не заслуживает хорошего шоу? А разве отличное шоу может обойтись без интриги?..
      В этот момент дверь позади девушки захлопнулась. Ханна испуганно обернулась. Тут же в гарнитуре телефона, что висела у нее на ухе, послышался взволнованный голос монстрессы.
      – Эй, что происходит?! – с паникой в голосе воскликнула Альфис. – Д-дверь только что сама закрылась!
      – Простите, ребятки! – артистично воскликнул Меттатон, привычно поднимая руку и покручивая в соседней ладони микрофон. – Но только что старую программу отменили!
      Девушка немного растерялась, ведь в этот момент площадку, на которой они стояли, осветили разноцветные прожекторы, свет которых падал на пол.
      – Но не волнуйтесь, дорогие зрители, - продолжил Меттатон, - у нас готов финал, который точно снесет вам крышу!!! Настоящая драма, страсти и резня! Все это в нашей премьере – «Атака робота-убийцы»!!!
      Платформа резко рванула вверх, и девушка еле устояла на ногах, от неожиданности присев на корточки. Когда движение остановилось, они оказались выше, на большой сцене, где, по-видимому, и должна была состояться финальная премьера передачи. Снова заиграла музыка, которую робот часто использовал на своих викторинах. Для девушки это было знаком, который сигнализировал о начале битвы. Ханна решила достать из кармана свой игрушечный пистолет, не так давно приобретенный у Брэтти и Кэтти и уже очень пригодившийся девушке во время прохождения Ядра. После своей модернизации он теперь отлично стрелял желтыми яркими лучами, с помощью которых Ханне удавалось напугать Меттатона в прошлый раз. Она выстрелила пару раз в робота, но магические лучи просто отскочили от его корпуса, будто бы теперь он оказался сделан из самой прочной и непробиваемой брони.
      – Ах, дорогая, ты действительно считала, что эта пустышка способна навредить мне? – насмешливо поинтересовался Меттатон. – Не будь глупышкой, это всего лишь игрушка, которую придумала Альфис для тебя, но на самом деле она не работает, ведь это был простой трюк!
      Девушка не на шутку испугалась, но постаралась не давать воли своему страху, как учил ее брат. Она спрятала пистолет и решила подумать или хотя бы просто приготовиться к обороне, обостряя внимание.
      – Да, это я был тем, кто переделал Ядро, - продолжил Меттатон, - это я подговорил наемников убить тебя. Однако это был недальновидный план, ведь он не сработал. А знаешь, что было бы во множество раз лучше? Убить тебя самому! Послушай, дорогуша, я видел, как ты сражаешься. Ты невероятно слаба! Все время тебе то и дело кто-то помогает, или ты просто пытаешься решить все конфликты мирным путем. Если ты и дальше продолжишь идти вперед, то Азгор заберет твою душу. С ней он сломает барьер и уничтожит все человечество! Но если я получу твою душу, то смогу помешать этому, и спасти людей от войны. Я пересеку барьер и в их мире я стану звездой, которой я всегда мечтал быть! Сотни тысяч, нет, миллионы людей будут восхищаться мной! Шик, гламур! Я, наконец, получу все это! И что с того, если умрет всего лишь один человек? Это шоу-бизнес, детка!
      Меттатон послал на девушку свою первую атаку в виде летящих бомб. Ханна умело увернулась, и к ее удаче взрывчатка разорвалась где-то за сценой. Девушка отпрыгнула чуть назад, стараясь держаться от робота на определенной дистанции. В это время в гарнитуре снова послышался голос Альфис:
      – Ох, у меня не получается открыть дверь… Я-я не вижу, что у вас там происходит…Но… но… не сдавайся, ладно!? Держись! Я… я пытаюсь изо всех сил…
      – Что мне делать? – испуганно спросила девушка. – Ведь пистолет на него не действует… Он такой упрямый, что я не смогу с ним договориться.
      – Н-не паникуй… - заикаясь ответила монстресса, - есть один способ… победить его, победить Меттатона… Нужно… эм… нужно… Это пробный вариант, так что не суди строго… Ты знаешь, почему он всегда стоит… эм… стоит лицом вперед? Это потому, что у него на спине переключатель. Так… ты… тебе нужно как-то развернуть его, чтобы просто нажать этот переключатель… Тогда он… он станет… эм… он станет уязвимым…
      – Ладно… - задумчиво ответила Ханна, продумывая в мыслях, как бы ей заставить робота повернуться.
      Она осмотрелась, пытаясь хоть в чем-то найти подсказку, и вдруг одна из блестящих плиток на полу подсказала ей решение.
      – Зеркало! Позади тебя зеркало! – воскликнула девушка, указывая пальцем за спину робота.
      – Зеркало? – взволновано переспросил Меттатон. – Где? Мне нужно посмотреть, я должен выглядеть идеально для грядущего финала!
      Он обернулся, и в этот момент Ханна быстро подскочила к нему и щелкнула переключатель, что оказался на его спине.
      – Но здесь нет никакого… - задумчиво сказал Меттатон, медленно оборачиваясь, - постой, ты только что… ты просто щелкнула моим переключателем? О нет!!!
      С этими словами он схватился руками за свой корпус, который стало трясти во все стороны. Музыка тут же утихла. Девушка испугалась, и тот час же отпрянула назад, как можно дальше от Меттатона. Из корпуса повалил дым, который сразу же заволок комнату, усложняя видимость. Ханна немного укрыла лицо рукавом, пытаясь не задохнуться от дыма. В этот момент свет вокруг платформы, на которой девушка оказалась с роботом, стал стремительно гаснуть, оставляя лишь блеклое и неяркое освещение на полу, при котором сложно было что-то рассмотреть в такой пелене.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение) (премьера Меттатона)   Чт 8 Сен 2016 - 0:35



      – Oh yesss! – прозвучал из полумрака голос Меттатона с характерным, свойственным для его голоса металлическим эхом.
      Вдруг послышался не слишком длинный одинарный звук электрической гитары, который тянул медленный рок, сверху зажглись два прожектора, направляя свои лучи в центр площадки, где стоял робот. Ханна опустила руку и стала всматриваться лучше в контуры, которые освещали софиты сквозь туманную завесу. Теперь она была точно уверена, что перед ней стоит не прямоугольная коробка, которой до этого был робот, а настоящая человеческая фигура с руками и ногами.
      – Как это невежественно, милашка, - обратился к девушке Меттатон, - ты никак не могла дождаться премьеры моего нового тела. Я очень долго готовился к этому. К счастью для тебя – я не сержусь за твое нетерпение, и даже преподнесу тебе подарок. Обещаю, дорогая, что сделаю твои последние секунды жизни абсолютно прекрасными!
      Как только он произнес последнее слово, дым вокруг рассеялся, а яркий свет, который ударил из прожекторов, осветил блистательную человекоподобную форму робота. Свеженькие металлические и пластиковые детали прямо сверкали при свете софитов и неоновой подсветки, что враз заиграли вокруг, создавая световую феерию.
      Ханна раскрыла рот от изумления и застыла на месте. Выразительный макияж, черные сияющие волосы, умело уложенные в прическу, кожаная обтекающая одежда, сочетающаяся с глянцевым металлом и пластиком черных и ярко-розовых цветов, длинные статные ноги. Новый облик Меттатона поразил ее до глубины души своей необычайностью и блестящей красотой. Девушке показалось, что прежде она никогда не встречала столь яркой внешности, даже так долго путешествуя с братом по разным местам. Она была настолько поражена, что даже не слышала, о чем он говорит.
      – Свет! Камера! Начали!
      Меттатон очень ловко подцепил кончиком своего сапога провод, что лежал на полу, и подкинул его вверх, чтобы поймать рукой. Одно резкое движение, и в его руке уже оказался микрофон. Робот сделал еще одно грациозное движение ногой, поднимая ее ровно вверх, выше головы, а после этого фигурного и атлетического движения резко рванул вперед прямо на девушку, сбив ее с ног на полном ходу. Ханна отлетела в сторону, даже не успев осознать, что же случилось. Тело сделало несколько кувырков по полу и остановилось. Ее второе алое сердце на груди сильно засияло и тотчас же померкло. Девушка медленно подняла лицо и посмотрела на Меттатона, немного корчась от боли. А робот насмешливо ей улыбнулся и укоризненно, как бы предупреждая, помахал в разные стороны указательным пальцем.
      – Что, дорогая, - сказал он ей, не убирая улыбки с лица, - онемела от восторга? Это неудивительно! Я ничего другого не ожидал! Это тело просто великолепно, такая форма, такая пластика. А какие ноги! Они шикарны!
      Ханна поднялась с пола, все еще немного ошарашенная произошедшим. Меттатон снова стал нападать, но девушка попыталась увернуться. Это получилось лишь два раза, на третий робот снова откинул ее назад.
      – Это финал, - сказал Меттатон, глядя в голубые глаза девушки, - и моя последняя премьера! Поэтому она будет грандиозной и фееричной! Ну что, детка, давай же начнем наше шоу! Потанцуем вместе в последний раз?..
      Он отпрыгнул чуть назад, и в этот момент заиграла ритмичная музыка. Покрутив в воздухе на проводе несколько раз микрофон, он умело вернул его в руки и запел.
Griffinilla – Hard drive (с)
Darling, I can show you where my love hides
it’s a heart beat
on a hard drive
Yeah, I’m dancing with your soul in my sights
it’s a showdown
in the spotlight
Honey, glamour’s got me out of my mind
like a kill switch
on my backside
And the camera’s got you frozen in time
like a save state
in a game file.
      Сочетание различных источников света стало ритмично мерцать в такт играющей музыке. На сцене началось настоящее гламурное шоу. За спиной засиял экран, по которому пульсирующей кривой запрыгала какая-то диаграмма, а в углу забегали тысячные значения чисел. Робот не переставал петь, динамично и довольно артистично двигаясь по сцене. Он вытянул руку перед собой, и в сторону девушки полетели множественные маленькие копии предыдущей формы Меттатона, стремительно и грациозно планируя на маленьких зонтиках. Один врезался в пол рядом с Ханой и взорвался. Девушка снова укрылась рукой, вовремя привстав на ноги. Она отпрыгнула в сторону, чтобы увернуться от остальных копий, но атака была настолько массированной, что ей это едва удалось. Когда взрывы утихли, и Ханна оказалась почти у края сцены, куда ее отбросило, девушка решила снова достать из кармана свой игрушечный пистолет. Она надеялась с помощью собственного заклинания немного усилить его способность, чтобы хоть как-то обороняться от атак. Ханна верила, что ей удастся это сделать именно так, как учил ее Ардар во время путешествий. К моменту, как она успела достать свое оружие, робот снова послал в ее сторону атаку, довольно широко раскрыв рот в улыбке и высунув свой язычок. Тут пистолет очень выручил девушку, сумев отстрелить объекты, летящие прямо на нее. Это немного озадачило Меттатона, но он не подал виду, а Ханна сумела отдышаться и встать на ноги.
      – Это куда сложнее, чем было до этого, - обратилась она к Альфис через гарнитуру телефона, - похоже, что он настроен еще более твердо, и даже стал сильнее. Что же мне делать?
      – Я д-до сих пор не могу открыть дверь, - ответила монстресса в наушник, - и не вижу, что у вас творится, н-но по этим звукам я догадываюсь, что он решил устроить очередное выступление, и п-похоже, что оно грандиозное. Тебе придется поучаствовать в этом, у-уверена, что весь секрет кроется в зрелищности…
      Ханна немного замешкалась, и Меттатон очень умело выбил пистолет из ее руки.
      – Не стой на месте, крошка, - укоризненно сказал он девушке, - это начинает надоедать, зритель такое не одобряет. Не удивительно, что твой рейтинг падает.
      Девушка растерялась и хотела умело уйти в сторону, чтобы придумать, что же делать дальше, но Меттатон перехватил ее руку и притянул к себе, отбросив в сторону микрофон и сбивая с головы девушки ковбойскую шляпу.
      – А вот и я, дорогая, давай потанцуем! – он соблазнительно улыбнулся и вдруг заметил на ухе у девушки телефонную гарнитуру, которую предательски раскрыла откинутая шляпа.       – Ах, дорогая, неужели Альфис снова помогает тебе? Играй по правилам, детка, иначе вся твоя популярность померкнет, а ведь ставки так велики, это будет очень глупо!
      Он отпустил руку и ловко снял с уха девушки последнее средство связи с Альфис. Ханна воспользовалась случаем и отпрыгнула от Меттатона подальше. Робот демонстративно уронил гарнитуру на пол и с определенной показательностью раздавил ее подошвой своего яркого сапога.
      – Танцевать… - тихо сказала Ханна самой себе, немного разозлившись, - ему нужно зрелище? Так он его получит…
      Ханна легонько улыбнулась, решительно посмотрев на Меттатона, а после глубоко вдохнула и прикрыла глаза. Робота очень заинтриговала эта загадочная улыбка и пронзительный лазурный взгляд, от чего он с нетерпением застыл в ожидании.
      Решимость снова наполнила девушку, придавая ей сил, от чего ее второе сердце на груди ожило и ярко засияло, так сильно, что его хорошо стало видно. Музыка постепенно утихла, сменяя мелодию, начало которой было тихим, похожим на хрустальные звуки дождевых капель, но постепенно ритм нарастал, мелодия становилась более громкой и живой, как вихрь маленьких снежинок, умело подхваченных и закруженных ветром. Ханна подняла руки над головой, и между ее ладонями засиял свет. Девушка стала вспоминать своего брата, как он учил ее быть храброй, ничего не бояться. Из всех воспоминаний она выбирала самые яркие, среди которых были и не столь частые дни праздников. Ханна вспоминала в эти дни счастливые лица своих родителей, ликование и всеобщее веселье. Чем сильнее были светлые и радостные воспоминания, тем сильнее сиял свет в ее ладонях. Она медленно повернула тело вокруг своей оси, и в этот момент свет заклинания стал настолько сильным, что затмил собой все остальные прожекторы и разлился по округе. Меттатон прикрыл глаза рукой, пытаясь спрятать их от яркого сияния. Когда свечение приутихло и погасло, девушка предстала перед роботом в новом облике, и это преображение было более фееричным, чем трансформация Меттатона в ЕХ форму. Ханна стояла посреди сцены в прелестном легком белом платье, которое когда-то досталось ей от матери. Длинные волосы были распущены и очень гармонизировали с ее нарядом. На ногах оказались те самые балетные туфельки, которые девушка нашла в краю водопадов и успела неплохо освоить. В голове у Меттатона мгновенно мелькнуло сравнение, что сейчас перед ним оказалось некое подобие ангела, о котором он так часто слышал в местных легендах и всегда пытался представить, как же он выглядит.
      Девушка сделала первые грациозные шаги по сцене, сочетая их с плавными и красивыми движениями рук, после чего начала свой танец, прекрасный и необычный. Она старалась сочетать движения так, чтобы они шли в такт мелодии, которая играла именно для нее. Меттатон на время застыл от изумления. Ханна сейчас была прекрасна, как никогда. На миг ему даже стало жаль убивать ее. В голове, как мимолетная картинка, пронесли мысли, как будет пронизано ее хрупкое тело, и кровь зальет это белоснежное платье. Но как же это будет невероятно красиво и драматично, особенно если замедлить съемку и добавить падающие сверху лепестки роз. Ее душа окажется в его руке, и, наконец, исполнятся все желания и мечтания, какие он только мог себе представить. Эти мысли слегка вскружили голову, ему даже показалось, что он немного влюбился в эту прелесть, которая происходила на сцене. Рейтинги на экране мгновенно стали взлетать вверх, что почти отрезвило Меттатона. Самолюбие снова взяло верх, ведь он не мог позволить девушке превзойти себя. Робот решил пойти на маленькую хитрость, плавно сочетая свое выступление с ее танцем. Вскоре Ханна и сама не заметила, как их руки соединились, и танец стал общим и единым. Меттатон решил пустить в ход все свое обаяние и обворожительность, незаметно усыпляя бдительность девушки. Он думал о своей уловке, и в то же время, ему невыносимо нравился этот неожиданный тандем. Он настолько увлекся, что даже не заметил, как рейтинги подскочили до максимума. А Ханну действительно словно околдовал этот танец, еще никогда прежде она не чувствовала подобных ощущений. Девушка не могла оторвать взгляда от розовых глаз Меттатона, которые сияли живым и ярким светом, от его обворожительной и загадочной улыбки. Ей было так хорошо и приятно, она даже стала забывать о том, что робот почти половину путешествия по подземелью пытался убить ее. Но вот пришло время заканчивать танец, и Меттатон плавно отпустил девушку, медленно отходя назад и с драматическим выражением поворачиваясь к ней спиной. Всем своим видом он хотел показать зрителю сцену боли расставания, подобно тому, что было в его предыдущем мюзикле перед загадкой с цветными плитками. Ханна остановилась, опустив в пол глаза. Ее алое сердце на груди не переставало ярко и оживленно блистать, и этот заметный свет заставил девушку о чем-то вспомнить и задуматься. Эти мысли были очень серьезными, поглощая в себя целиком. В ее сердечко снова внезапно закрались размышления о судьбе Подземелья, о его истории, о ее человеческом происхождении, которое, подобно важному и весомому аргументу, ставилось на кон. Меттатон воспользовался этим моментом. Робот волшебным образом извлек свое сияющее сердце из прозрачного блока, что находился у него на поясе, внезапно развернулся и поднял его в руке над собой. Ханна внимательно и растерянно посмотрела на него.
      – Сердцем к сердцу! – громко и выразительно воскликнул он, резко бросая свое сияющее волшебство прямо и точно в девушку.
      Все произошло так неожиданно, что Ханна почти не успела отреагировать. Девушка лишь подняла руки и скрестила их на уровне лица, интуитивно пытаясь защитить себя от удара. Ей удалось мгновенно создать заклинание щита, подобно той магии, что она применила в битве с Ториэль. Атака Меттатона рикошетом отскочила назад и ударила по его же новому телу. Произошел взрыв, от которого роботу оторвало руки и ноги. Одновременно с этим, по краю сцены в один миг вырвались искристые и высокие огненные фонтаны фейерверков, которые заглушили взрыв и укрыли от глаз зрителей последние произошедшие мгновения. Премьера была окончена, музыка и свет начали утихать, и стали однородными и спокойными. Камеры потухли.
      Финал был настолько резким и громким, что девушка по привычке укрыла голову и чуть присела. Как только фейерверки утихли, и успокоился грохот, Ханна опустила руки и выпрямилась, чтобы осмотреться. Посреди сцены неподвижно лежало тело Меттатона, а осколки его оторванных частей были разбросаны по полу. Девушка с ужасом прикрыла рот рукой и тот час же подбежала к роботу.
      – Что я наделала?! – с ужасом сказала она, присаживаясь на пол рядом с Меттатоном и с трудом удерживая слезы от испуга. – Что же я наделала?!
      – Взрывной получился финал, - сказал робот, открывая глаза, - просто великолепный! Ты так не считаешь, дорогуша? Ох, что это, детка, слезы? Почему ты плачешь?
      Ханна слегка улыбнулась, понимая, что Меттатон жив, а после слегка приподняла его корпус и обняла за шею, все так же не унимая слез.
      – Прости меня, - сказала она жалобно, - я не хотела, я совсем не хотела причинять тебе зло… Прости, прости, пожалуйста!
      Когда она обняла его и стала извиняться, Меттатон широко раскрыл глаза от удивления, но после мило и добродушно улыбнулся, хоть девушка этого и не видела.
      – Ты, действительно, очень необыкновенная, - сказал он Ханне, - я никогда не встречал таких, как ты. Это просто невероятно…
      Он был удивлен тем, что девушка просила у него прощения за его поломку, даже после того, как только что он пытался уничтожить ее. Он прекрасно знал, что его же атака стала причиной поражения, девушка лишь оборонялась, даже не предпринимая попыток нанести ответный удар. Но сейчас она была искренне напугана и считала себя виноватой перед ним, что не могло не поражать. Меттатон случайно заметил шкалу рейтинга на экране, и изумление его стало еще более сильным.
      – Ох, дорогая, взгляни на эти рейтинги! – восторженно воскликнул он. – Это самое большое число смотревших зрителей, которое только могло у меня быть. Это потрясающе! Ой, кажется, мы дошли до момента приема звонков. Сейчас какой-то удачливый зритель сможет поговорить со мной прежде, чем я покину подземный мир навсегда. Эй, привет! Вы на ТВ! Что бы вы хотели сказать на нашем последнем шоу?
      – Ох… привет… Меттатон… - послышался из его динамика довольно нерешительный и знакомый, как показалось девушке, голос, - мне очень нравится смотреть твои передачи… у меня довольно скучная жизнь, но… возможность увидеть тебя на экране привносит разнообразия и чувства в мою однородную жизнь… не могу сказать, но… я предполагаю, что это был финальный эпизод? Я буду скучать по тебе, Меттатон… ох… я… я и не думал говорить так долго… ох…
      – Нет, постой, подожди, Блу… Он уже повесил трубку. Есть еще один звонок…
      Кто-то из его фанатов снова дозвонился в эфир, и был еще звонок, снова и снова. Они звонили и восхищались, благодарили Меттатона за все его передачи, оставляли самые лучшие пожелания и надеялись, что это было все же не последнее его выступление. Ханна слушала их вместе с ним и улыбалась, понимая, как же жители Подземелья любят робота. Но девушка так и не могла перестать плакать, слезы все равно предательски стекали по щекам, ведь сейчас Меттатон был сломан, и она не знала, как же долго он сможет продержаться с такими повреждениями, ведь прежде Ханна не встречалась с такими живыми механизмами. Она считала, что все живое способно чувствовать боль, а если живое существо ранено, то оно может погибнуть.
      – Похоже, - грустно сказал робот, когда звонки закончились, - я очень ошибался, желая покинуть Подземелье. Они так любят меня, я так нужен им, что, видимо, мне придется задержаться здесь. Наверху уже полно своих идолов и звезд, а здесь у монстров есть только я. Если я покину их, то оставлю огромную ноющую пустоту в их и без того отягощенных нынешним положением жизнях. Мне бы не хотелось этого делать, ведь я люблю своих зрителей, я все делал для них, для своих любимых поклонников.
      – Прости, - грустно сказала Ханна, немного шмыгая носом и утирая слезы, - они действительно очень любят тебя, я видела, как они восхищаются. Извини, что я все испортила, прости меня…
      – Ах, дорогая, - снова улыбнулся ей робот, - ну разве можно быть такой милой и такой необычной? Неужели ты так и не поняла, что это был рикошет? Как бы ни было, ты показала, насколько ты сильна, у тебя даже есть возможность потягаться с Азгором. И это вовсе не шутка!
      – О нет! – воскликнула Ханна, увидев, как у Меттатона замигало розовое сердце в блоке на поясе. – Что это?
      – Ах, правда в том, что энергопотребление этой формы неэффективно, - грустно ответил Меттатон, опустив глаза, - и вскоре я… Но не волнуйся, все в порядке, это не будет страшно, это будет похоже на сон…
      Ханна не совсем поняла слова робота, что немного напугало ее. Девушке иногда было очень досадно, что столкновения с нововведениями этого мира, с которыми она раньше не встречалась в своей жизни, не редко заводили ее в тупик и создавали неловкие ситуации, хотя она училась всему довольно быстро, даже очень.
      – Сны… - задумчиво ответила Ханна, - эта мелодия, она ведь из того выступления, где была загадка с цветными плитками? Она напомнила мне кое о чем. Она такая тихая, я вспомнила колыбельную, которую слышала в краю водопадов… Та часть пещеры, где протекают голубые воды, где растут большие голубые цветы, там, где идет дождь…
      Ханна задумалась, уже немного успокоившись и перестав плакать. Она говорила очень загадочно и довольно красиво, поэтому Меттатон слушал внимательно. Ему очень нравился ее голос и эти, довольно странные слова, ведь насколько он помнил, в темных сырых пещерах кроме однотонного шума падающей сверху воды и не всегда приятного гула разгуливающего там ветра ничего другого нельзя было услышать. Ну, еще кроме эхо-цветов, конечно, если какой-нибудь шутник не решит пропеть этим цветам песенку, тогда действительно они  повторяли бы ее и повторяли.
      – И где же именно ты слышала эту колыбельную, дорогая? – заинтересованно спросил Меттатон, не совсем понимая красивые речи девушки. – Кто-то спел ее тебе?
      – Нет, - ответила Ханна, - я слышала ее среди шума воды… Может это и странно, но она такая красивая, и грустная.
      – Я был там очень давно, но никогда не слышал никаких мелодий, - сказал робот, устремив свой взгляд на девушку, - зато Шайрен неплохо пела, я всегда хотел спеть с ней дуэтом, а еще я очень хотел, чтобы мой кузен подыграл нам, у Блуки всегда неплохо получалось сочинять музыку… Ах…
      Его сердце снова замигало. Ханна слегка встрепенулась, и тут ей в голову пришла маленькая идея. Девушка аккуратно положила тело робота на пол, чтобы освободить свои ладони. Она протянула их немного перед собой и стала создавать заклинание. В результате, совсем скоро у нее в руках оказалось небольшое светящее сердце, похожее на то, что пряталось в груди у девушки и символизировало ее душу. Она протянула его Меттатону и сказала:
      – У меня еще не очень хорошо получается, но я стараюсь, чтобы не огорчать своего старшего брата. Это должно… я покажу тебе…
      Девушка бережно опустила горящее сердечко Меттатону на грудь и чуть прижала ладонями. Волшебное заклинание проникло в корпус, и робот чуть шире раскрыл глаза от удивления, прислушиваясь к ощущениям. Ханна надеялась, что эта магия хоть немного придаст ему сил, поможет удержать робота на плаву чуть дольше. Еще в этом заклинании была та самая колыбельная, которую она слышала в водах Ватэрфола. Девушке очень хотелось хоть что-то сделать для Меттатона, чтобы загладить свою вину.
      На его лице застыло завороженное и пораженное выражение, и лишь ярко-розовые глаза, которые изредка поворачивались в стороны, говорили о том, что робот был более чем в сознании и на чем-то очень сильно сосредоточил внимание.
      – Она великолепна… - очарованно прошептал он, - почему я никогда не слышал ее раньше?..
      Ханна даже не знала, что ответить, лишь стиснула зубы, чтобы снова не заплакать. К сожалению, сердце в прозрачном блоке у него на поясе по-прежнему продолжало мигать, и теперь его ритм становился все чаще.
      – Прости… - девушка сказала это довольно тихо, опуская свое лицо к его корпусу и закрывая его ладонями, ведь снова слезы потекли из глаз, - прости меня…
      – Не нужно, дорогая, - улыбнулся Меттатон, - мне очень понравилось сегодня танцевать вместе с тобой. Я благодарен абсолютно всем сегодня за это супер-шоу, и в особенности тебе, ведь у меня никогда прежде не было таких рейтингов. Этот финал, похоже, прибавил популярности. Я хочу узнать твое имя. Как тебя зовут, дорогая?
      – Ханна, - ответила девушка, поднимая лицо и утирая слезы.
      Робот довольно загадочно улыбнулся и посмотрел в ее заплаканные голубые глаза.
      – Наклонись ко мне ближе, дорогая, - попросил Меттатон, все так же улыбаясь, - я не расслышал.
      – Ханна, - снова сказала девушка, склонившись чуть ниже и ближе к его лицу, - меня зовут Ха…
      Но ей не удалось договорить, потому что Меттатон довольно резко и внезапно подался вперед, чтобы дотянуться до девушки. Он нежно и приятно поцеловал ее губы, от чего Ханна просто застыла на месте. Для юной путешественницы из другого мира это был самый первый поцелуй в жизни, и к тому же он оказался весьма неожиданным. Девушка потрясенно раскрыла свои лазурные, еще мокрые от слез глаза. Она даже боялась пошевелиться, пока эти несколько мгновений не окончились. Этот легкий поцелуй разорвался, когда у Меттатона полностью истратился заряд, его розовые глаза мгновенно погасли, а голова медленно опустилась на пол.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 0:49

Ханна еще какое-то время сидела на полу, как окаменевшая, устремив свой взгляд на неподвижное тело робота. Слезы тихо потекли из глаз, но девушка не издавала ни единого звука, казалось, что она даже не дышала. Эта тишина продолжалась до тех пор, пока за ее спиной не послышался радостный голос.
      – Мне, наконец-то, удалось открыть этот замок, - прозвучал из темноты голос Альфис, - у меня долго не получалось это сделать, но я все же взломала его! А вы здесь… Господи!
      Монстресса увидела неподвижное тело робота и разбросанные по полу осколки его рук и ног и ужаснулась.
      – Меттатон! Меттатон, что с тобой?! – в испуге воскликнула она, подходя ближе.
      – Альфис, я убила его… - тихо ответила Ханна и сильно расплакалась, закрывая лицо ладонями.
      Монстресса тот час же бросилась к роботу и осмотрела его, после чего облегченно вздохнула и сказала:
      – Слава Небесам, это всего лишь батарейки, если бы он умер, я бы… я… в смысле, он же робот. Е-если накосячишь, т-то можно сделать еще одного. В смысле… не важно. Не плачь, все в порядке.
      – Я убила его… - с ужасом снова ответила девушка.
      – Н-нет, ну что ты, - стала успокаивать ее Альфис, - с ним все в порядке, п-просто у него сели батарейки.
      – Что это значит? – спросила девушка, пытаясь успокоиться. – Я не понимаю…
      – Это значит… - вопрос девушки немного озадачил королевскую ученую, - ну, это как… это как засыпать, когда к-кончаются силы, вот. Он уснул, он просто уснул!
      – А руки, ноги? – спросила Ханна, утирая слезы. – Я сделала ему больно…
      – Не волнуйся, - махнула рукой Альфис, пытаясь казаться спокойной и беспристрастной, - я починю их, в смысле – э-это пустяк. Главное, что ты сумела его победить. Я, я думаю, что тебе нужно идти дальше. До столицы рукой подать.
      – С ним правда все будет хорошо? – обеспокоено спросила девушка, поднимаясь с пола и глядя на Альфис.
      – Не переживай, - ответила монстресса, оставляя робота в покое и направляясь вперед, - с ним все нормально. Я заберу его. Пойдем!
      Наша путница последний раз оглянулась и посмотрела на бездвижное тело Меттатона, после чего отправилась за Альфис вперед по коридору. Монстресса сначала что-то лепетала про робота, чтобы немного успокоить Ханну, но потом решила помолчать. Девушка шла вперед, молча глядя перед собой. Ее лицо было очень грустным и казалось, что она была чем-то очень сильно обеспокоена.
      – И-извини насчет этого! – снова заикаясь заговорила Альфис. – Ты уже почти добралась до конца и встретишься с Азгором, да? Должно бы ты… т-ты наверное… н-наверное ты очень волнуешься насчет всего этого, да?
      Девушка на мгновение остановилась, но ничего не сказала. Она кратко посмотрела на Альфис и снова продолжила идти вперед по коридору.
      – Н-наконец-то, наконец ты… Наконец-то ты сможешь добраться до дома! – взволнованно и все так же нерешительно продолжила монстресса.
      Она снова умолкла, и к этому моменту они уже добрались до лифта, который шел прямиком до столицы.
      – Спасибо за помощь… - растерянно ответила Ханна, уже собираясь нажать на кнопку, чтобы открыть дверь лифта.
      Она немного чувствовала себя неуютно, особенно после слов Меттатона о том, что Альфис придумала все эти ловушки на ее пути к столице, поэтому в голову не пришли никакие другие слова. Да и чем ближе Ханна подходила к конечной точке своего путешествия, тем сильнее ее сковывала изнутри тревога и какая-то необъяснимая грусть.
      – П… подожди! – вдруг воскликнула Альфис, останавливая девушку. -  Я имею в виду… ммм… я… я просто собиралась… я хотела сказать прощай и… - и тут выражение ее стало виноватым и грустным, монстресса отвернулась чуть в сторону. – Я так больше не смогу… Я… я солгала тебе. Душа человека… она слаба для того, чтобы пересечь барьер в одиночку. Необходима, по крайней мере, душа человека и душа монстра… Если ты хочешь попасть домой, тебе придется забрать его душу… Тебе придется убить Азгора.
      Ханна безмолвно ужаснулась, услышав все, о чем сказала только что Альфис. Более того, эти слова практически сразили ее наповал. У девушки неприятно забилось сердце в груди и перехватило дыхание. Но сказать что-то подходящее она так и не смогла. Ханна ошеломленно смотрела на Альфис и молчала.
      – Мне очень жаль… - печально сказала монстресса и довольно стремительно скрылась из виду, не в силах больше находиться рядом с девушкой из-за угрызения совести и чувствуя себя очень неловко.
      Ханна осталась наедине с собой в пустом и тихом коридоре. Она стояла неподвижно на месте еще какое-то время, пока ноги не подкосила дрожь, и девушка чуть не упала на пол, беспомощно и резко опустившись на колени. Она прикрыла рот ладонью и снова расплакалась, тихо и молча глядя перед собой. Слова Альфис оказались для нее очень тяжелыми, они четко дали понять, что в истории поиска ответа на ее вопросы, Ханна зашла в полный тупик. С одной стороны у девушки теперь были размышления о судьбе Подземелья, а с другой оставалась проблема ее затерянности в чужом мире. Теперь она понимала, что ни одна, ни другая проблема не имеет решения, которое позволило бы девушке остаться такой, какой она попала сюда. В итоге ей необходимо было бы или стать убийцей, или умереть. Ни та, ни другая перспектива не входили в ее планы, когда Ханна только начинала поиски своего брата и пути возвращения домой.
      Она продолжала долго сидеть в том коридоре на полу, пока не решила, что еще не готова отправиться в столицу, чтобы предстать перед Азгором. Собрав остаток своих сил, девушка решила вернуться в Сноудин к братьям скелетам. В этот раз она надеялась переночевать в их доме и немного успокоиться, к тому же, Ханна рассчитывала на моральную помощь от друзей. За все это время Санс не раз удивлял ее переменой своего обычного поведения и рассказывая девушке разные серьезные вещи. Возможно и сейчас, если он окажется дома, то сможет посоветовать ей что-то стоящее. Она устало направилась к переправе, и совсем скоро загадочный паромщик доставил ее в маленький заснеженный городок в лесу.
      Девушка очень быстро добралась до дома скелетов, во дворе которого оказались Андайн и Папирус.
      – О, человек, ты вернулась? – с улыбкой и радостно воскликнул скелет, когда увидел Ханну. – Ой, ты снова как-то иначе выглядишь. Ты опять поменяла имидж?
      – Н-немного, - с дрожью в голосе ответила девушка, переминаясь от холода с ноги на ногу, - а Санс дома?
      – Этот парень, как мне кажется, должен нести свою вахту в это время, - ответила Андайн, - но уверена, что этот бездельник сейчас спит!
      – Андайн права, - подхватил Папирус, - мой брат действительно невероятный бездельник, но каким-то образом он еще и успевает работать, чему я вечно удивляюсь! К сожалению, человек, его нет дома, но уверен, что его обязательно можно где-то встретить.
      – Отличное у тебя платье, девчонка! – восхитилась Андайн. – Я бы и сама не отказалась от такого, вот только… Апчхи!… Черт… и как вам только не холодно?! Папирус, как ты здесь живешь?
      – У меня нет кожи, Андайн, - ответил своей приятельнице скелет, - поэтому я не чувствую холода. А еще здесь невысокая арендная плата.
      – Может, пойдем в дом? – с надеждой спросила Ханна, пытаясь улыбнуться.
      – Что ж, идемте, - ответил Папирус, отпирая дверь, - сейчас лучшее время для спагетти!
      Они все вместе вошли в дом. Скелет с интересом спросил девушку о ее успехах в путешествии, на что Ханна дала не очень ясный и краткий ответ, попросившись на время побыть у него в гостях, чтобы чуточку передохнуть. Он не стал возражать. Девушка села на диван перед телевизором и снова задумалась, а Папирус и Андайн отправились на кухню готовить ужин. Ханна уставилась на темный, выключенный телевизор и постепенно стала приводить себя в порядок. Для начала, ей необходимо было унять все свои эмоции, чтобы не давать тревожным мыслям давить на размышления, ведь это утопило бы бедную девушку в депрессии. Ханна пыталась действовать так, как учил ее Ардар. Она успокоилась и стала перебирать в голове все возможные варианты, какие только могли остаться. Тепло и уют приветливого дома братьев скелетов, приятный запах со стороны кухни и дружеская, немного сумасшедшая болтовня, доносившаяся оттуда, делали свое дело – ее настроение постепенно выравнивалось. Ханна все сильнее и сильнее погружалась в мысли, продумывая различные идеи. Для начала она собиралась все же найти Санса и поговорить с ним,  а потом бы снова отправилась в библиотеку или к Герсону, чтобы разузнать побольше об этом мире. Девушка надеялась, что, возможно, хоть где-то найдется последняя, хоть маленькая подсказка, которую она могла упустить.
      – Эй, человек! – вдруг послышался с кухни голос скелета.
      – Заткнись, Папирус! – завопила Андайн, словно останавливая его. – Это была твоя идея, и она мне…
      – Что у вас тут происходит? – обеспокоено спросила Ханна, нерешительно заглядывая на кухню.
      – Человек, иди сюда! – радостно завопил скелет. – Андайн хочет…
      – Заткнись, перестань! – смущенно и эмоционально закричала стражница, сидя за столом с каким-то листком бумаги.
      – Что случилось? – все так же перепугано спросила Ханна, заходя на кухню.
      – Ничего не случилось, - ответила Андайн, - он просто хотел спросить тебя – ты есть будешь?
      – Да неужели?! – язвительно и с некоторой подковыркой ответил Папирус, с чем-то возясь у плиты.
      – Ладно тебе, заткнись уже… - огрызнулась стражница и с некоторой растерянностью повернулась к девушке, - эм… слушай, девчонка, у меня к тебе будет просьба. Доставь, пожалуйста, вот это письмо доктору Альфис.
      Андайн с некоторой смущенностью протянула девушке конверт, который и лежал до этого на столе. Ханна растерянно посмотрела на нее и немного озадаченно приняла письмо в руки.
      – А, а почему ты сама не можешь передать его Альфис? – поинтересовалась она.
      – Почему? – замялась стражница. – Ам… ну… Э-это типа личное, но мы друзья… так что… я расскажу тебе. Хотлэнд – это полнейший отстой! У меня нет желания тащиться туда!!! Так что, пойдешь ты.
      Девушка поняла, что со своей эмоциональной приятельницей лучше не спорить, ведь это было бесполезно, к тому же Ханна вспомнила, каким курьезом обернулось прошлое посещение Андайн огненных земель. Она снисходительно улыбнулась и спрятала письмо к остальным вещам.
      – О, и вот еще что, - с милой улыбкой добавила стражница, - не вздумай его читать, иначе я УБЬЮ тебя! Огромное спасибо! Ты самая лучшая!
      После Андайн внезапно вскочила, с криками и упреками бросаясь к Папирусу, у которого на плите что-то стало подгорать. Когда споры закончились, трио, наконец, уселось трапезничать. Ханна была так голодна, что на удивление своих друзей, съела три порции. Девушка заметила, что ей и до этого все время жутко хотелось есть, а сейчас, после столь серьезной битвы с Меттатоном, и подавно. Она поблагодарила Папируса за очередное гостеприимство и решила сразу же отправляться в Хотлэнд. Девушка собиралась в первую очередь отдать письмо, чтобы оно не висело на ней грузом, а после отправиться к Сансу в его ларек хот-догов. По дороге к огненным землям, когда Ханна плыла по переправе, паромщик всю дорогу то и дело пел какую-то веселую песенку, от чего настроение у девушки стало оживленнее. Эта беззаботность слегка развеяла ее и придала уверенности. Она поблагодарила паромщика за очередной маленький концерт и отправилась к лаборатории. Дверь на этот раз оказалась запертой, поэтому девушка решила просунуть письмо в щель под нее и постучать. Сначала ответа не последовало, и Ханна собиралась уходить, решая для себя, что она выполнила просьбу, но остановилась, все же решив  лично убедиться, что Альфис получит послание, которое ей так сильно хотела передать Андайн. Девушка снова постучала в дверь. На этот раз с другой стороны послышался голос, но слова она не могла разобрать. Посчитав, что все в порядке, Ханна уже собиралась уходить, но через несколько мгновений за дверью раздался крик, и девушка в испуге вернулась обратно. Дверь открылась, и перед ней оказалась весьма ошарашенная Альфис с распакованным письмом в руках.
      – Эй, если это какая-то шутка, то… - сказала монстресса, посмотрела на девушку и удивилась еще больше, - Это ТЫ написала это письмо? Оно не подписано, так что…
      Ханна хотела ответить, но Альфис враз перебила ее, даже не дав сказать и слова.
      – О нет! Это мило… - сказала монстресса, немного сконфуженно посмотрев на девушку.       – Я даже и не думала, что ты, эм, так пишешь! И… Это удивительно, после всего того, что я натворила… Я действительно не заслуживаю прощения, тем более, такого?
      Ханна немного удивленно посмотрела на монстрессу, она была в таком недоумении, что даже забыла, как собиралась сказать Альфис, кто автор этого письма.
      – А знаешь что? Ладно, я сделаю это! – с решительной улыбкой ответила монстресса. – Это меньшее, что я могу сделать для тебя, чтобы загладить свою вину. Д-да! Я пойду с тобой на свидание!
      Девушка настолько была озадачена словами своей знакомой, что открыла рот от изумления и широко раскрыла глаза. Альфис так быстро скрылась за дверью, что Ханна даже не успела что-то сказать.
      – Погоди секундочку, - донеслись до ее слуха слова со второго этажа лаборатории, - я быстро переоденусь!
      Они явно дали понять, что для Альфис это было чем-то серьезным. Ханна вздохнула, понимая, что ей придется ненадолго отложить свои дела и уделить время своей знакомой. Обычно, у девушки не было привычки огорчать друзей, если затеянное дело было для них важным. Она вспомнила Папируса, который тоже приглашал ее на свидание и те ощущения, которые она испытывала, глядя на него. Ну, разве такому милому существу можно было тогда отказать? Это бы очень обидело его. Поэтому Ханна решила смириться с внезапной идеей Альфис. И к тому же, эта затея должна была еще сильнее отвлечь девушку от ее проблем, поэтому она с удовольствием решила воспользоваться этим.
      – Как я выгляжу? – наконец спустилась вниз Альфис в миленьком черном платье в белый горошек, которое сидело на монстрессе очень даже неплохо.
      – Очень хорошо, - нерешительно ответила девушка, добродушно улыбаясь, - тебе идет!
      – Мой друг помог мне подобрать это платье, - ответила смущенно Альфис, - она знает в этом толк…
      Довольно странно, но после этого последовала достаточно долгая пауза. Ни Ханна, ни Альфис не знали, о чем говорить. Девушка решила спасти ситуацию и предложила прогуляться. Монстресса согласилась и сказала, что знает отличное место для прогулки. Так, вскоре девушки оказались на мусорной свалке. Альфис несколько раз пыталась завести диалог, но это плохо получалось, потому как Ханна просто не понимала некоторых вещей, о которых говорила ее знакомая. Еще она часто упоминала Андайн, что немного обратило на себя внимание девушки. Внезапно вышло так, что стражница тоже оказалась на свалке. Когда Альфис заметила это, то внезапно решила спрятаться, объяснив Ханне, что не может позволить Андайн увидеть ее гуляющей вместе с собой, и попросила не выдавать себя. Девушка развела руками, но выполнила просьбу, не рассказывая стражнице о местонахождении ее подруги. Андайн немного понервничала, выпытывая о своем письме, и получив не совсем внятную информацию, отправилась дальше, искать на свалке Альфис. После этой неожиданной встречи королевская ученая покинула свое укрытие, и вскоре Ханна узнала от нее, что на самом деле, ей очень нравится Андайн, а с девушкой Альфис лишь хотела помириться и попытаться хоть немножко загладить перед ней свою вину. Монстресса еще много говорила, от чего Ханна снова стала понимать, какая же Альфис действительно нерешительная и слабохарактерная. Девушка стала добродушно улыбаться, опять проводя некую черту сравнения с собой – пугливой девочкой, вечно прячущейся за спиной у старшего брата. Только теперь она начала догадываться, зачем Альфис устроила все это представление с участием Меттатона, если он действительно тогда сказал правду. Как бы это не выглядело для нее странным, но Ханна решила помочь монстрессе с ее проблемами в отношениях с Андайн. Пусть и не зная, как это должно работать на самом деле, ведь Ханна и сама ни разу еще не сталкивалась с такими ситуациями, но из различных книг она вспомнила, как можно попытаться помочь человеку с робостью и неуверенностью в себе. Она предложила Альфис обыграть встречу с Андайн. И тут монстресса заставила девушку покраснеть, когда в порыве эмоций стала рассказывать Ханне о своих чувствах к стражнице. Девушка была настолько поражена, а Альфис настолько взволнованна, что они обе даже не заметили, как к ним подошла Андайн. Сначала, это была немного немая сцена, где только все вопросы задавала Андайн. Ханна так перепугалась за последствия от этой встречи, что просто онемела и застыла на месте, вся покраснев. В голове вертелась только одна мысль и желание – бежать. Что эта случайность и путаница с письмом выльются девушке в очередные неприятности, ведь Ханна отлично усвоила эмоциональный, непредсказуемый и взрывной характер королевской стражницы. Но к счастью, Альфис взяла диалог в свои руки, уверенно пересиливая свою нерешительность и рассказывая Андайн всю правду. Ханна продолжала напряженно и неподвижно оставаться в стороне, готовясь в любой момент к резкому реагированию, но пока диалог шел ровно, и довольно взаимно. Девушка даже умиленно расслабилась, когда Андайн обняла Альфис и стала ее успокаивать после всех слов разоблачения, что были сказаны королевской ученой. Но это оказалось своего рода игрой, и тут в ход пошел настоящий характер стражницы. Она подняла Альфис над головой, и как баскетбольный мяч, ловко и четко бросила ее в ближайший мусорный бак. Ханна с ужасом прикрыла рот ладонями, готовясь к самому худшему.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 0:53

– Мне абсолютно все равно большинство из того, что ты сказала, - эмоционально и твердо воскликнула Андайн, посматривая в сторону мусорного бака с Альфис, - смотришь ли ты детские мультики или читаешь исторические книги! Для меня все это просто гиковский хлам! А вот что я люблю в тебе, так это твою УВЛЕЧЕННОСТЬ! Ты АНАЛИТИЧНА! Чем бы ты ни занималась, ты ПОГРУЖАЕШЬСЯ В ЭТО С ГОЛОВОЙ, НА ПОЛНУЮ МОЩЬ! И тебе не нужно лгать, ни мне, ни кому-то еще! Альфис…Я хочу помочь тебе стать счастливой с тем, какая ты есть! И тренировка поможет в этом деле на сто процентов!
      – А-андайн, - нерешительно высунула голову из мусорного контейнера монстресса, - ты… ты будешь тренировать меня?
      – Пффф… Что? Я? - немного презрительно вырвалось у стражницы. – Неа…
      В этот момент за ее спиной прямо из мусорной кучи появился Папирус в своем спортивном костюме и с тренировочной повязкой на голове, от чего Ханна изумилась еще больше, улыбаясь во весь рот от всего происходящего, но все так же шокировано закрывая его ладонями.
      – Нет, я заставлю Папируса сделать это! – ответила Андайн.
      – Пора потрясти костями!!! – радостно воскликнул скелет, готовый к началу действий. – Пора пробежать 100 кругов, выкрикивая, какие мы крутые!!!
      – Готова? – довольно серьезно спросила у Альфис стражница. – Я уже включила таймер!
      – Я выложусь п-по полной!… А-андайн… - неуверенно, но все же ответила монстресса, устремляясь за Папирусом, который довольно бодро и радостно отправился бежать кросс.
      Как только они скрылись из виду, Андайн внезапно воскликнула, все так же эмоционально, но с нотой какого-то вопроса и нетерпения.
      – Блин! Она же шутила, верно?! Эти мультики… эти комиксы… Они же все еще настоящие, верно?!! Анимэ существует?!! Оно реально?!! – посмотрела она на Ханну со своим привычным немного безумным взглядом, но на этот раз эти глаза так и выражали нетерпение и жаждали немедленного ответа.
      Девушка в очередной раз оказалась в неловком положении, открыв рот, но не в силах что-то сказать. Она уже несколько раз слышала это странное слово «анимэ», но до сих пор не знала, что же это такое. Она растерянно смотрела на стражницу, понимая, насколько Андайн сейчас взволнованна и нетерпелива.
      – Эм… наверное… да… - само по себе вырвалось у девушки под натиском этого не желающего ждать взгляда. – Да.
      Ханна сделала твердое ударение на последнее слово, чтобы ее слова казались более чем решительно сказанными и правдоподобными. Ответ не заставил ждать реакции. Стражница была счастлива в самой высшей степени, какая только могла быть.
      – Да, да!!! Я знала! Я знала! Огромные мечи, магические принцессы!!! – она чуть не прыгала на месте от удовольствия, но потом внезапно успокоилась и сказала. – Ах, спасибо, что позаботилась об Альфис… Я не говорила, что хочу этого, но… Все складывается для нее как можно лучше. Ладно, я пошла. Еще увидимся!
      Андайн покинула девушку, оставив ее одну в отличном настроении среди кучи мусора. Ханна еще долго улыбалась, думая об этой внезапно произошедшей истории, и не могла выбросить ее из головы, лежа на огромной куче хлама и весело глядя в потолок. Но девушка понимала, что у нее по-прежнему остаются проблемы, которые требуют решения. Она должна была поговорить с Сансом. На удивление, грустные мысли, которые потихоньку стали возвращаться к ней, не испортили ее доброго расположения духа. В конце концов, подумала она, хотя бы у кого-то все начинает идти к лучшему, разве не стоит этому порадоваться? Она глубоко вдохнула и решила продолжить свое путешествие, оставляя позади мягкую кучу мусора, на которой было так удобно лежать. Но не успела девушка добраться до переправы, чтобы поплыть в Хотлэнд, как среди ее вещей снова зазвонил телефон.
      – Приветик! – раздался в трубке голос Папируса. – Разве это не мой дорогой друг, который верит мне? Это Папирус, твой обоюдный друг! Мы с Альфис рано закончили тренировку, довольно рано, так что я отправил ее домой. И теперь я чувствую себя полным сил без особой причины! Эм… ты должна сходить туда… в ее лабораторию. У меня есть некое предчувствие насчет этого… хорошее предчувствие. Ну, до встречи!
      Он повесил трубку, даже не дав девушке сказать и слова. Ханна снова оказалась озадаченной. Она вынуждена была отправиться в лабораторию, чтобы развеять для себя этот весьма странный звонок от своего друга-скелета. Девушка довольно быстро добралась до лаборатории, но по пути паромщик сказал ей весьма загадочную фразу, которая заставила Ханну немного встрепенуться и глубоко задуматься. Она уже давно поняла, что выпытывать у него что-либо было бесполезно, но слова часто имели значимый смысл. Остерегайся того, кто пришел из другого мира – сказал он во время путешествия, и Ханна задумалась. Всю дорогу до лаборатории она размышляла, о ком же он мог сказать? Неужели где-то в Подземелье еще есть кто-то, кто прибыл сюда из другого мира, так же, как и она? Это могло быть еще одним маленьким ключиком для девушки, но слова об осторожности настораживали ее. Мысли покинули ее голову, как только она вошла в пустую лабораторию и нашла на полу довольно странную записку, написанную очень неразборчивым почерком. Это было послание от Альфис, где монстресса говорила о каких-то личных проблемах и ошибках, с которыми собирается разобраться самостоятельно, лицом к лицу, поборов, наконец, все свои страхи и неуверенность. В записке так же говорилось, что если о ней больше никогда не услышат и хотят знать всю «правду», то разгадка кроется за дверью рядом с запиской. Девушку сильно обеспокоили эти слова, ей очень не хотелось, чтобы с Альфис что-то произошло, поэтому она решила последовать указаниям, данным в записке, и вошла в дверь, которую всегда считала проходом в душевую комнату. Но за дверью оказался лифт, и Ханна решительно нажала кнопку на стене, чтобы продолжить свой путь. Сначала он спокойно начал движение, но потом внезапно остановился, что слегка насторожило девушку, ведь дверь не открылась. Затем лифт стремительно начал падать, от чего Ханна просто ужаснулась. В эти довольно напряженные минуты, когда все кругом гудело, мигало и томно пищало, девушке показалось, что мимо перед глазами пронеслась половина жизни. Когда все утихло, и лифт со значительным толчком приземлился, Ханна, стоя на четвереньках, еще несколько минут пыталась унять сердцебиение и ритм дыхания, пока испуг и страх более или менее не отпустили ее. Внезапно дверь лифта раскрылась, и девушка поскорее решила покинуть его, чтобы не оказаться запертой среди четырех стен поломанного механизма. Она оказалась в довольно темном и мрачном помещении, коридоры которого были оббиты темной мраморной плиткой. Стены сами по себе потемнели от грязи, а воздух вокруг казался тяжелым и немного влажным. Местечко, куда девушка внезапно попала, выставляло себя немного жутким, но Ханна должна была идти вперед, чтобы хотя бы попробовать найти кого-то или покинуть это неуютное помещение. Она окликнула Альфис несколько раз, но по длинному пустому коридору лишь пробежало ее эхо. Она сделала несколько шагов, и вдруг заметила на стенах вдоль коридора мониторы, которые слабо горели зеленоватым светом и чуть освещали этот мрачный и невеселый проход. Ханна подошла ближе и поняла, что на экране горит какой-то текст. Девушка стала читать его. Это были записи, каждая из которых имела свой номер, сначала они шли по порядку и говорили о том, что однажды Альфис, по просьбе короля, стала изучать природу душ. С их помощью монстресса собиралась освободить подземный мир от длительного заточения. Но все было не так просто. Из записей девушка поняла, что в отличие от человеческих душ, души монстров очень слабы и исчезают почти сразу же после смерти их владельца. Альфис хотела найти способ, как сохранить эти души после смерти. Внезапно, в конце коридора, ближе к повороту, девушка обнаружила, что одной записи нет. Номера на мониторах перескочили, после третьей записи сразу же была пятая. Ханна осмотрелась, но больше не нашла на стенах никаких экранов. Она решила продолжить идти, хотя эта последовательность записей зацепила ее внимание. В следующей комнате девушка нашла дверь в генераторную, которая была заперта на электронные цветные замки. Ханна поняла, что без ключей ей не открыть эту дверь, что бы за ней ни находилось. Она решила пройти дальше и посмотреть, что еще можно найти в этих безлюдных коридорах. На одном из поворотов снова встретился монитор с очередной записью о продолжении опытов Альфис над душами монстров. Но теперь их последовательность снова была не однородной. Ханна читала и понимала, что что-то пошло не так, и тела раненных монстров не обратились в прах, поэтому Альфис не могла извлечь из них души. Она стала паниковать, ведь у тех монстров были родственники, и она обещала им вернуть прах родных для похорон. Девушка закончила чтение и проследовала в следующую комнату, посреди которой стояли столы, похожие на операционные. Ханна провела по одному из них рукой, задумавшись, что возможно именно здесь монстресса и проводила свои эксперименты. Значит, это мрачное помещение было ни чем иным, как лабораторией, и именно истинной лабораторией, ведь здесь все было специально оборудовано. Непонятным оставалось лишь одно, почему тут было так темно и страшно? Внезапно девушка почувствовала, что стол липкий и скользкий на ощупь. От этого неприятного чувства ей стало не по себе, и она быстро отдернула руку. Ханна заметила в углу комнаты раковину, и решила поскорее включить воду, чтобы вымыть руки, но в первом кране не было воды. Она открыла другой – то же самое, и только из третьего полилась вода. Ханна быстро вымыла руки от неприятной слизи и собиралась идти дальше, как вдруг из пустого крана стало вытекать что-то серое и однородное. Оно наполнило раковину доверху, а после эта странная масса приподнялась, и на ней появилась улыбающаяся рожица. Девушка в ужасе отпрянула назад, но серая масса очень быстро вылетела из раковины и разделилась на части, обступив Ханну со всех сторон. Девушка не на шутку испугалась, не понимая, чего от нее хотят. А сгустки летали вокруг, издавая какие-то непонятные звуки. Ханна пыталась увернуться, как только могла. В какой-то момент она зацепилась за край мебели, и из кармана ее сумки выпал мобильный телефон. Он упал на пол, и из него стали слышаться разные голоса. Это выглядело довольно жутко, и нашей путнице стало настолько страшно, что она не выдержала и заплакала, отмахиваясь руками от кружащих над ней непонятных сгустков серой массы.
      – Оставьте меня в покое! – умоляюще воскликнула Ханна, отползая назад и упираясь спиной в стену.
      К удивлению, непонятные существа ушли так же стремительно, как и появились. Девушка утерла слезы, поднялась на ноги и осмотрелась. Она взяла телефон и попыталась позвонить хоть кому-то из друзей, но вокруг не оказалось сигнала. Это не прибавило ей решительности, а даже наоборот, но Ханна решила не паниковать. Она глубоко вдохнула, снова вспоминая слова брата, что никогда нельзя давать волю страху. В ее руках была магия, и девушка всегда могла защитить себя, но для этого нужно было немножко постараться, ведь у нее это получалось, и уже куда лучше, чем раньше. Ханна сказала себе, что нельзя падать духом, иначе в критический момент девушка не сможет создать даже заклинание щита. Об этом не стоило забывать. Она попыталась успокоиться и снова подошла к раковине, чтобы включить воду и умыть лицо. К ее удивлению, там лежал небольшой предмет, походивший на один из ключей к двери от генераторной. У него даже был один из цветов, которые девушка видела среди электронных замков. В соседней комнате она обнаружила что-то похожее на маленький генератор. Ханна решила взять найденный предмет и попробовать примерить его к замочной скважине, что находилась на генераторе. Примерив свою находку к щели и убедившись, что это действительно ключ, который сумел запустить его, девушка решила, что должна вернуться к двери, которую видела в самом начале. Она быстро вернулась в зал, где находился торговый автомат с чипсами. Только сейчас наша путешественница заметила в полумраке, что это был не просто огромный ящик. Генератор, к которому подошел цветной ключ, запустил один из замков на двери, от чего его индикатор загорелся. Ханна решила, что нужно походить по комнатам и посмотреть, может, где-то еще есть ключи от этой двери, но перед этим она осмотрела свои вещи, пытаясь найти несколько монет для автомата. Она снова была удивлена, что ей уже хотелось есть, ведь не так давно девушка была в гостях у Папируса и плотно поела. Достав заветную пачку чипсов, и положив в рот несколько кусочков картофельной закуски, Ханна немного успокоилась. Она спрятала еду в сумку и решила пойти дальше, чтобы поискатьнедостающие ключи от двери и осмотреть другие части лаборатории. По дороге в очередную комнату Ханна снова нашла записи, где говорилось, что тела, над которыми Альфис проводила эксперименты, ожили, хотя она думала, что они уже никогда не очнуться. Это совсем загнало монстрессу в тупик.
      Теперь девушка добралась до большого зала, посреди которого располагалось множество кроватей. У одной из них она случайно нашла очередной ключ, и нацепила его на брелок своего телефона, ведь предстояло еще найти энергетический слот под него. Продолжая свой путь, Ханна нашла еще записи, в которых говорилось, что исследования провалились, но все закончилось хорошо, ведь монстры остались живы и смогут вернуться домой. Девушка решила заглянуть в комнату, что была справа по ходу ее движения, и там она обнаружила очередной сюрприз, который снова заставил немного поволноваться. В конце комнаты находилась ширма, и по контурам теней, которые непрестанно двигались, ей показалось, что за ширмой кто-то прячется. Но там никого не было, лишь пустая ванна, в которой оказался очередной ключ. Ханна перевела дыхание и пошла дальше. Она, почему-то решила вернуться обратно и пойти в другой коридор. Там девушка обнаружила несколько недостающих до этого записей и множество горшков с золотыми цветами. Тут она начала понимать, как, приблизительно, возник тот самый живой и злобный цветок, который первым встретил ее в Подземелье. Но это были лишь догадки, ведь в записях не было ничего конкретного, кроме того, что Альфис снова писала о провалившемся исследовании. Но почему же тогда здесь находились эти золотые цветы? Догадки девушки подтвердились намного позже, когда она нашла недостающие записи. Ну а пока, проходя мимо зеркал, она с неким опасением смотрела на свое отражение. Это было не напрасно, ведь в конце коридора она снова столкнулась с неким существом, похожим на птицу, которое тоже образовалось из внезапного серого сгустка кокой-то непонятной и однородной массы. В это раз Ханна взяла себя в руки, ведь птица просто стала у нее на пути, не обступая и не пугая девушку, как это было в прошлый раз. Ханна долго разговаривала с жителем этой странной лаборатории, пока птица, наконец, не стала что-то вспоминать и не оставила девушку в покое. Ханна смогла пройти к комнате, где находился слот, но, к сожалению, те два ключа, что у нее уже были, не подходили сюда, ни по форме, ни по цвету. Девушка решила вернуться назад и пойти в ту сторону, где она нашла комнату с ванной. Дойдя до конца коридора, она обнаружила зал с огромной, довольно устрашающей на вид машиной, напоминающей большой продолговатый череп какого-то животного. Механизм не работал, но только от его значительного и весьма ужасающего вида уже становилось не по себе. Ханна долго смотрела на машину, медленно проходя вперед, и не заметила, как наткнулась на очередной серый сгусток, превратившийся в довольно жуткого и зубастого монстра. Девушке пришлось постараться, чтобы в этот раз разрешить конфликт мирно, ведь существо было настроено довольно агрессивно. Ханна удивилась, что в диалоге помогло случайное напевание ею мелодии, когда она старалась казаться не напуганной и думала, что же ей предпринять. Похоже, что монстр слышал эту мелодию раньше, что-то вспомнил, и оставил девушку в покое. Наша путница решила поскорее покинуть комнату, ведь огромная машина своим видом никак не давала ей покоя. Она прошла вперед, но дальше было так темно и влажно от тяжелого тумана, что Ханна не решилась входить в очередную комнату. Она вспомнила, что по дороге сюда был еще поворот, и решила проверить, что же может находиться в той части лаборатории. Там оказались многочисленные выключенные вентиляторы, воздух был такими же тяжелым, и в нем летали непонятные серые частицы. Ханна увидела переключатель и решила проверить его на исправность. Все работало, и в комнате тут же стал появляться свежий воздух, ведь одновременно заработали все лопасти вентиляционной системы. Но серые частички стали притягиваться друг к другу, и снова образовался однородный сгусток, который готовил девушке новую встречу. Ханна устало вздохнула, морально подготавливаясь к очередному, неизвестному действию или диалогу. На нее стало надвигаться непонятное, многолапое существо, которое почти прижало девушку к стенке. Оно было липким и неприятным, как тот грязный операционный стол, но, на удивление Ханны, оказалось дружелюбным и хотело ласки. Девушка погладила монстра и совсем скоро поняла, что он похож на собаку, только немного невзрачную и довольно странную на вид. Получив порцию удовольствия от нежных прикосновений, странный песик ушел, так же, впрочем, как и появился. Ханна поняла, что в этой стороне лаборатории тупик, дальше идти некуда, поэтому ей нужно вернуться в ту темную комнату и просто попытаться осветить ее каким-нибудь способом. Но когда она вернулась, то в комнате было намного светлее и свежее. Включенные вентиляторы проветрили помещение, и здесь стало намного лучше. Тут стояли какие-то холодильники. Не смотря на сюрпризы, которые могли быть преподнесены ей в этом странном месте в любой момент, интерес все же брал верх, и девушка стала открывать холодильники, чтобы исследовать их содержимое. Последний ключ, который она искала, мог быть где угодно, поэтому ей нужно было проверить все. И вот один из холодильников снова превратился в серый сгусток, похожий чем-то на монстра, которого она встречала в лесу. Он, а вернее даже она, была такой неживой, что-то очень вяло говорила, и тут девушка поняла, что это мать того самого снежного цыпа, с которым она встречалась в лесу. Об исчезновении матери в ресторане МТТ Курорта обмолвился его отец комик, из-за этого парень и ушел из дому, поэтому девушка точно была уверена, что речь шла именно об этой монстрессе. Ханна попыталась пошутить, вспоминая что-то про снег, о котором тогда сочинял каламбур Сноудрейк, после чего монстресса стала вспоминать и вскоре успокоилась и ушла. Из всех странных обитателей этой лаборатории, именно этот монстр был самым вялым. А еще девушка догадалась, что с теми телами, над которыми Альфис проводила здесь эксперименты, случилось что-то не то, иначе, почему они имели такой странный вид? Ханна решила войти в следующую комнату, а после вернуться и почитать записи на мониторах, что были здесь. Она сделала шаг и заметила, что на месте «мнимого» холодильника оказался последний цветной ключ. Она подняла его и вошла в соседнюю комнату. Там оказался генератор со слотом, к которому подошел один из имеющихся у нее ключей. Она включила его и вернулась назад. И действительно, записи на стенах говорили о том, что в эксперименте что-то пошло не так, но что именно – не указывалось. Были лишь личные переживания монстрессы и ее страх перед ошибками, которые произошли. Ханна ненадолго задержалась здесь, ведь ей нужно было еще найти последний слот для одного из ключей, что у нее был. Когда она возвращалась, то заметила за той огромной, пугающего вида машиной еще одну дверь, которую, видимо, не заметила в прошлый раз из-за столкновения со здешним жителем. К слову, на одном из мониторов была надпись, и наша путешественница узнала, что этот огромный механизм назывался «машиной для извлечения решимости». Ханна поспешила войти, обнаружив в этой комнате недостающий генератор и телевизор со множеством кассет на полках. Еще здесь была очередная запись на стене, в которой Альфис писала о кассетах, что нашла недалеко от замка короля во время своих исследований. Девушка включила генератор, и только после этого решила пересмотреть кассеты, которые нашла Альфис. Это были довольно странные видео из личного архива королевской семьи. Ханна узнала знакомый голос Ториэль и поняла, что раньше хранительница Руин была королевой. Еще из записей девушка узнала, что у королевской четы было двое детей. Один из малышей играл с видеокамерой, записывал на нее неудачные отрывки, в которых присутствовал и второй ребенок, которого он часто называл по имени. Чара… Довольно странно, но при произношении этого имени у Ханны пробежали мурашки по коже, и внутри стало как-то странно биться сердце. Чем дальше она смотрела эти странные видео, тем сильнее становилось это неприятное чувство. Из записей, которые в основном были без картинки, девушка поняла, что второй королевский ребенок был весьма странным и вел себя не совсем обычно. А последнее видео вообще заставило девушку задуматься, ведь было ясно, что произошло что-то ужасное, и это было как-то связано с затеей той самой королевской дочери, которую звали Чарой. Ханна покинула комнату в недоумении с некоторым неприятным чувством внутри. Сердце не переставало колотиться, словно она снова испугалась или была сильно взволнованна. Направляясь к последнему слоту и глядя на золотые цветы, которые отражались в зеркалах, девушку не покидало чувство какой-то тревоги. В голове промелькнула фраза из кассеты про ингредиенты в пироге, от которых королю потом стало плохо. Странно, думала Ханна, разве это было правильно и смешно, тот случай с пирогом, о котором они говорили, от чего королевская дочь тогда так смеялась? Это никак не выходило у нее из головы.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 1:52

Девушка вставила последний ключ в слот, который должен был открыть дверь, и решила вернуться назад. На  стене она случайно заметила еще одну запись, которую до этого прошла мимо. Здесь Альфис писала о Меттатоне, и Ханне стало еще более грустно, когда она прочла содержание этой записи. Монстресса очень боялась, что когда она закончит новое тело робота, то он перестанет с ней разговаривать, ведь он возомнил себя очень знаменитым, и с каждым днем его самолюбие брало верх все больше и больше. Это было очень грустно, ведь Ханна надеялась, что все же где-то внутри, у Меттатона была благородная и чистая черта характера. Девушка дошла до двери и вошла в генераторную, где собиралась включить питание. Внезапно со всех сторон на нее стали надвигаться те серые и довольно странные существа, что жили здесь, и в этот раз их было очень много. Наша путница опешила и не знала, что ей предпринять, ведь существа обступили ее со всех сторон.
      – Отстаньте от меня, - попросила Ханна, загнанная в тупик, - я вам ничего не сделала! Я не желаю вам зла, не троньте меня!
      Девушка приготовилась к самому худшему, поэтому протянула руки перед собой, чтобы создать защитное заклинание, но в этот момент за спинами существ раздался знакомый голос.
      – Эй! Остановитесь!!! – закричала Альфис. – Я принесла вам немного еды, хорошо?!
      После этого существа отступили и ушли, а Ханна устало опустилась на пол, безмолвно и благодарно улыбаясь монстрессе.
      – И-извини за это… - сконфуженно и немного виновато сказала Альфис. – Они становятся нахальными, если вовремя не поедят. Видимо, их привлек запах еды, которая у тебя есть и… Я заметила, ч-что питание отключилось, и собиралась поскорее исправить это, но, кажется, ты опередила меня. В-все равно, я очень благодарна, что ты пришла сюда, чтобы помочь мне! В записке я говорила о том, что б-боялась… боялась что могу не вернуться, но это вовсе не из-за этих парней или еще кого-то. Нет. Я боялась, что буду напугана… ч-что поведу себя, как последняя трусиха… Думаю, что задолжала тебе объяснения. Ты, наверное, у-уже знаешь, что Азгор попросил меня изучить природу душ. В исследованиях я выделила некую силу, которую назвала «решимостью». Я ввела ее в тела умирающих монстров, в надежде, что их души смогут остаться после смерти. Н-но эксперимент провалился. В отличие от людей, тела монстров не имеют достаточно физической материи, ч-чтобы взять эту концентрацию «решимости», поэтому их тела стали таять, теряя форму, и вскоре слились воедино, в… в тех. Когда я их увидела такими, то поняла, что не смогу рассказать их семьям о том, что произошло. Н-никому не смогла бы рассказать. И я боялась, продолжая работу, что все, что я буду делать, тоже может обернуться очередным крахом. Но, но сейчас я изменила свое мнение насчет всего этого, и собираюсь рассказать всем о том, ч-что я натворила… Это будет очень тяжело. Поверить в себя, быть честной… Я уверена, что еще не раз накосячу, у меня часто м-многое не получается, но, зная, что у меня есть хорошие друзья, д-даже в одиночку мне будет легче выстоять. Спасибо тебе большое! Э-энергия уже восстановлена, поэтому ты можешь возвращаться, а я собираюсь вернуть этих ребят домой.
      – Альфис! – девушка решила перебить монстрессу, пока она снова не ушла. – Я не хочу уходить… Прости. Знаешь, если быть такой же честной – мне тоже очень тяжело, я напугана и очень устала. Пожалуйста, не прогоняй меня, мне нужно где-то отдохнуть… если ты действительно считаешь меня своим другом, а я считаю, даже не смотря на то, что происходило… Пожалуйста, Альфис, я очень прошу. Умоляю!
      – Н-ну конечно… - озадаченно ответила монстресса, подходя ближе, - я понимаю, они напугали тебя, и я в-врала тебе, и то, что ждет тебя впереди… Я понимаю. Пойдем, об этой лаборатории почти никто не знает, поэтому меня никто не тревожит здесь. Это лаборатория бывшего королевского ученого, который был у Азгора до меня… Идем, здесь есть комната, где я сейчас работаю, там ты сможешь отдохнуть.
      Альфис повела девушку по коридорам, и вскоре они оказались в довольно светлой комнате, где на рабочем столе монстрессы был удобно установлен для работы корпус Меттатона. Робот не подавал признаков активности.
      – Я как раз занималась его починкой, - пролепетала Альфис, - располагайся здесь. Не беспокойся, я скоро вернусь, накормлю этих Амальгаметов, принесу что-нибудь перекусить и нам. Можешь пока посмотреть здесь все, вдруг что-то заинтересует тебя. Я скоро вернусь.
      Альфис уже собиралась уходить, как вдруг обернулась.
      – Кстати, - сказала она, - я так и не знаю твоего имени. К-как тебя зовут?
      – Ханна, - мило улыбнулась девушка, после чего монстресса улыбнулась в ответ и скрылась за дверью.
      Наша путешественница медленно подошла к Меттатону и нежно провела по его волосам ладонью.
      – Жаль, что ты меня не слышишь, - сказала ему девушка, - а может быть, это и к лучшему. Иначе я бы не смогла говорить, у меня бы не хватило смелости. Похоже, что ты нравишься мне… как же глупо это звучит, я бы никогда не смогла это сказать… Я всегда восхищалась красивыми людьми, там, где я когда-то жила, было много красивых людей. Мои родители… Похоже, что это путешествие подходит к концу, вот только я до сих пор не знаю, что же мне делать? Наверное, это моя последняя встреча с тобой, да и с другими моими друзьями. Мне очень хочется, чтобы они были счастливы… Знаешь, как больно слушать эхо-цветы в комнате желаний? Все они так долго томятся здесь. Я понимаю короля, его гнев, ведь война… я знаю, как это мерзко, поверь мне. Когда умирают знакомые, родные, когда твой дом уничтожают. Я все это знаю, ведь я это потеряла, я все это видела и чувствовала. У меня остался лишь брат, который невероятно сильно любит меня. Я очень старалась найти способ вернуться к нему, но кажется, у меня ничего так и не получилось, и если я не найду ответов, то поступлю так, как он учил меня – буду храброй. Если моя душа действительно последнее, что необходимо, чтобы освободить этот мир от заточения, я отдам ее, ведь больше у меня не будет смысла оставаться здесь, я больше не увижу брата. Ардар будет грустить, но я не знаю, как мне вернуться! Ты бы сказал, что я говорю слишком много слов. Верно, прости… Как бы странно или самолюбиво ты себя не вел, я верю, что в тебе есть что-то хорошее, просто ты часто забываешь об этом. Не важно, мне понравилось танцевать с тобой, это был самый замечательный танец…
      Девушка не заметила, как по щеке потекла слезинка. Когда она почувствовала, то смахнула ее ладонью и улыбнулась.
      – Надеюсь, - сказала она напоследок, - у тебя тоже все будет хорошо. Альфис починит тебя… Я не забуду тебя, если останусь… Никогда…Для меня ты всегда останешься самой яркой звездой…
      Ханна немного наклонилась к нему, и нежно поцеловала его сомкнутые губы. Девушка сделала это так, как умела, но все же хотела передать все ощущения. Она знала, что никогда бы не смогла сделать этого, если бы он стоял перед ней в сознании и улыбался. Но хотя бы так, как последнее ее желание, ведь она действительно не знала, что ждет ее в замке короля, какое решение ей придется принять, и хватит ли ей сил быть стойкой, смелой и решительной. Именно в этот момент в комнату бесшумно вошла Альфис. Монстресса мгновенно покраснела от увиденного, и тут же вернулась за дверь, чтобы Ханна не заметила ее появления. Она была смущена, но тут же поняла, что произошло. Чтобы не оказаться неуместной, Альфис отошла в коридоре на несколько шагов, и заранее стала окликать девушку, голосом давая понять, что она уже здесь.
      – Х-ханна, эй, ты еще здесь? Я принесла немного вкусняшек!
      Девушка обернулась, и немного смущенно отошла от робота подальше.
      – Ты очень быстро вернулась, - с улыбкой сказала она, принимая еду из рук монстрессы и укладывая ее на стол.
      – Эти ребята довольно прожорливые, но практически безобидные, - ответила Альфис, подходя к столу, - поэтому у меня не возникает никаких проблем. Я хочу закончить с починкой Меттатона, а после отправлюсь наверх, чтобы вернуть Амальгаметов домой. Я уже точно решила, что сумею это сделать.
      – Скажи мне, - спросила чуть позже Ханна, когда трапезничала и наблюдала за тем, как Альфис чинит робота, - он всегда был таким эгоистичным? Он же робот теперь, разве машина может быть такой?
      – Эм… я не знаю, - ответила монстресса, не отрываясь от работы и с упорством пытаясь снять заклинившее крыло наплечника, - э-это довольно сложный вопрос… Он не совсем машина, Ханна, он призрак, у него живой и индивидуальный характер. Но признаться, я всегда тоже боялась этого…
      – Постой, я помогу тебе, - сказала девушка, протягивая руки и пытаясь аккуратно снять наплечник, - я ведь правильно делаю?
      Альфис молча кивнула, направляя пальцы девушки в правильные движения, после чего им удалось снять с робота необходимую деталь.
      – Но, неужели эти черты характера нельзя немного изменить, ведь в нем тоже есть что-то хорошее, - продолжила задумчиво девушка, - при нашей первой встрече ты говорила, что что-то в нем сломалось, и он стал охотиться на людей.
      – Н-ну, это ведь я выдумала… - виновато ответила Альфис.
      – Но ведь он же робот теперь, машина, - продолжила Ханна, вздыхая,  - я научилась немного понимать… Ведь такая «поломка», она возможна, в смысле, в нем же можно что-то изменить, независимо от его желания, ведь он управляет механизмом, у которого собственная структура. Или хотя бы попытаться сделать его чуточку лучше. Согласись, ведь это слишком. Если людей не останавливать в их вольностях, они могут натворить множество ошибок, мне бы не хотелось, чтобы это случилось.
      – Хм, мне кажется, что ты говоришь о программах, - задумчиво сказала Альфис, - а ведь это идея, но, к сожалению, программа не сможет в полной мере перекрыть выявления его бурного характера.
      – А ты можешь это сделать? – спросила девушка с надеждой. – Пусть это и изменит его совсем чуточку. Его очень любят здесь, но есть люди, которым он делает больно. Это неправильно. Я видела того парня из кафе, которое находится на МТТ Курорте, он работает у него и не совсем лестно отзывается о Меттатоне. Это грустно. И неправильно. Меттатон должен это понимать.
      – Я постараюсь это сделать для тебя, - улыбнулась добродушно Альфис, - это будет правильно. Т-ты так устало выглядишь… Я думаю, что тебе нужно выспаться. Пойдем, там, в зале, есть кровати, поспишь немного. Не… не бойся, амальгамы не тронут тебя, я быстро закончу здесь и уведу их, я должна это сделать. Если что, ты всегда сможешь мне позвонить, ведь тот телефон еще у тебя?
      Ханна кивнула и не стала перечить. Альфис отвела ее в зал и быстро вернулась в комнату, чтобы закончить починку робота.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 1:59

– Ох, похоже, она влюбилась… - пробормотала монстресса себе под нос, соединяя новые детали с корпусом.
      – А какой у нее голос… - слабо улыбнулся Меттатон, не открывая глаз.
      – Ой! – чуть подпрыгнула на месте Альфис. – Ты что, все это время был включен?
      – Как она мила, - продолжил робот, словно не слыша вопроса, - ее танец был похож на полет, а сама она, как ангел… эти руки, эти волосы, это сердце, его ритм… А ее глаза… колыбельная, мне кажется, что эта мелодия родилась именно в них, в их свете, в этой лазури. Эмоции, романтика, я никогда не был так переполнен ими. Ах, а какие же сладкие ее губы.
      Меттатон довольно соблазнительно облизнулся кончиком своего языка. От этого движения Альфис невероятно сильно покраснела.
      – П-прекрати так делать… - заикаясь попросила она робота, глядя на его довольное лицо, - и-иначе я не смогу тебя закончить…
      Но Меттатон снова сделал вид, что не услышал монстрессу, тогда она залепила ему пощечину, после которой он ошарашено открыл глаза и широко раскрыл рот в знак протеста и возмущения.
      – Ты слышал, что она сказала? – сердито и довольно твердо спросила Альфис, что удивило Меттатона. – Ты ведешь себя слишком самовлюбленно и эгоистично. Она говорила, что это неправильно! Т-ты и сам должен это понимать, и-иногда тебе нужно включать тормоза, дорогой мой друг!
      Робот виновато опустил глаза и поменял выражение лица.
      – Е-если ты не равнодушен, - продолжила Альфис, - то мог бы и прислушаться. А теперь ответь мне, почему ты все время притворялся, что был отключен? Я же могла что-то сделать не так, и тогда… тогда… ты ведь чувствуешь…
      – Я не притворялся, - ответил робот, - просто у меня не было сил открыть глаза, и говорить… Альфис… она права, мне нужны тормоза… иногда я просто не понимаю, возможно, она и права, когда приходит время понять, может стать поздно. Я ушел из дома, бросил Блуки…
      Он замолчал, грустно глядя вниз. Удивительно, но ему было стыдно, когда он вспомнил, поэтому решил помолчать. Альфис молча вздохнула, после чего попыталась чуть приободрить Меттатона. Она попросила у него прощения и сказала, что выключит его, чтобы доделать все детали и закончить починку, а после он сможет вернуться домой и повидаться со своим кузеном, если действительно любит его. Глаза робота сверкнули, но более Альфис не позволила ему сказать ни слова. Довольно быстро она закончила с его сборкой, собралась с силами, и, наконец, приняла решение покончить со своими страхами и отвести Амальгаметов к их семьям.
      Как именно все прошло, Ханна не узнала – когда она проснулась, то совсем никого не обнаружила в лаборатории. Девушка проверила все свои вещи, оставив Альфис на память свою потускневшую ленточку, из которой связала бантик. Она поднялась на лифте наверх, и решила, все-таки, отправиться к ларьку хот-догов в Хотлэнде, чтобы попробовать поговорить с Сансом. К великому сожалению, скелета там не оказалось, поэтому Ханна приняла для себя непростое решение, и уверенным шагом направилась в сторону столицы. Когда лифт из Ядра доставил ее к месту назначения, нога девушки ступила на унылую и серую мостовую огромного города, который и назвали Новым Домом. Девушка шла по довольно пустынным улицам и удивлялась, почему же все здания столицы были такими серыми и грустными. Ответ ждал ее впереди. Она добралась до королевского замка и вошла в его двери. Поразительно, но Ханна, словно снова попала в уютный домик Ториэль. Она улыбнулась, ведь это было неудивительно, Азгор являлся супругом хранительницы, но по каким-то неизвестным девушке причинам, королева покинула эти места и запечатала Руины.
      Ханна быстро прошла по дому, чтобы понять, куда же ей необходимо идти и обнаружила, что путь ее, как и в доме Ториэль, лежит через подвал. Она спустилась вниз и пошла по длинному коридору, ведущему прямо к тронному залу. Вот тут она и узнала настоящую историю королевской семьи, которую по дороге ей рассказали стражники.
      «Давным-давно, в Руины упал человек, и, пострадав от падения, он стал звать на помощь. Азриэль, сын короля, пришел на человеческий зов. Он вернулся в замок  вместе с человеком, которой оказалась маленькая девочка. Шло время, юный принц и человеческое дитя, стали как родные брат и сестра. Король и королева относились к ребенку, как к  собственной дочери. Подземный мир был полон надежд. Однажды… совсем внезапно… девочка сильно заболела. Больной человек высказал только одно желание – она хотела всего лишь увидеть цветы из своей родной деревни. Но монстры ничего не могли поделать, ведь заклинание барьера по-прежнему удерживало всех внизу. На следующий день королевская дочь умерла. Азриэль, убитый горем, поглотил человеческую душу своей названой сестры и превратился в существо с невероятной силой. С человеческой душой он пересек барьер и отправился с телом девочки в сторону заката, обратно, в деревню людей. Принц достиг деревни, там он нашел поляну из золотых цветов, и возложил на нее тело своей любимой сестры. Вдруг раздались крики. Жители деревни увидели Азриэля, держащего тело человека, и подумали, что это именно он убил девочку. Они напали на него со всем, что у них было, и принц получал удар за ударом. У него было достаточно сил, чтобы уничтожить их всех, но он не пытался нанести удар в ответ. Избиваемый людьми, принц лишь улыбался, а после ушел прочь. Израненный, он добрался до дома, вошел в королевский замок и упал. Его прах разлетелся по всему саду. Королевство впало в отчаяние. В одну ночь королевская чета потеряла сразу обоих детей. Люди снова забрали у нас все».
      Девушка молча шагала вперед, проходя по огромному мосту через весь королевский замок. Оттуда был замечательный вид на всю столицу. Она внимательно слушала печальную историю, и слезы тихо стекали по ее щекам. Она вспоминала записи, которые накануне видела в лаборатории, и никак не могла понять, как же такое могло произойти? И почему это произошло?
      «С тех пор король решил, что пришло время покончить с нашими бедами навечно. Каждый человек, который упадет в Подземелье, должен умереть. С достаточным количеством душ, король сможет разрушить барьер навсегда. И тогда он подарит нам надежду, выпустит на свободу, и спасет нас всех».
      Ханна чувствовала, как приближается к концу своего путешествия. Удивительно, но она шла вперед и улыбалась, вытирая слезы со своего лица. Девушка уже была готова встретиться со своей судьбой, и заранее Ханна уже решила для себя, какой путь она выберет. Наша путешественница добралась до огромного золотого зала, за которым и должен был находиться тронный зал и королевский сад. Совсем неожиданно, в зале ее встретил Санс. Девушка обрадовалась и хотела заговорить с ним, но внезапно ее перебил огромный колокол, который, как перед судом, стал звонить и заставил Ханну встрепенуться.
      – Похоже, ты все же сделала это, - довольно серьезно сказал скелет, закрыв глаза и не глядя на девушку, - конец твоего путешествия уже близок. Через несколько мгновений ты встретишься с королем. Вместе, вы решите будущее этого мира. Но это будет позже, а пока, ты предстанешь на суд за каждое свое действие. Ты будешь осуждена за любую боль, которую причинила кому-либо в Подземелье. Когда кого-то убиваешь, часть тебя делается мертвой, она отдаляется, и тебе становится легче делать это снова и снова. Чем больше отдаляешься, тем меньше страдаешь, ведь становится все равно, поэтому страдают другие.
      Ханна застыла на месте, сердце внутри очень сильно забилось от волнения, ведь это были самые серьезные слова, которые она слышала от скелета за все время, без всяких шуток. Он решительно стоял напротив, и девушка словно ощущала, что и шагу не сможет ступить вперед, пока он лично не позволит ей, а иначе ее ждет не самая лучшая участь.
      – Но не волнуйся, малышка, - уже более привычно и мягко сказал он, продолжая свою речь, - ты совсем не повинна в таких грехах. Ты от самого начала и до самого конца оставалась непорочной и чистой, как дитя. Каждый, кто встречался у тебя на пути, был одарен улыбкой, ты искренне переживала за каждого, кто преграждал твой путь. Ты пыталась делать все правильно, не причиняя никому боли и не желая ранить. Впереди тебя ждет самая величайшая проблема, с которой ты только могла встретиться во время своего путешествия. Здесь, совсем скоро, решится судьба этого мира, и если ты откажешься сражаться, то король заберет твою душу и уничтожит человечество. Но если ты убьешь Азгора и уйдешь домой, то монстры навсегда останутся здесь в ловушке. Это очень сложный выбор, и только тебе решать, что ты выберешь. Знаешь, если бы я был тобой, меня бы уже давно стошнило в полотенце.
      Девушка услышала привычную ноту в голосе Санса, и добродушно улыбнулась, опустив глаза в пол, а потом снова посмотрев на скелета.
      – Но ты же пришла сюда, не для того, чтобы сдаться? – продолжил он со своей привычной улыбкой, которая почти никогда не сходила с его лица. – Верно. У тебя есть нечто, что называется «решимостью». Так что, пока ты держишься, пока поступаешь так, как подсказывает тебе сердце, я верю, что ты сможешь выбрать правильный путь. Мы все рассчитываем на тебя, малышка. Удачи тебе!
      Санс подмигнул девушке и довольно стремительно исчез, так же, как и появился -  почти незаметно, когда Ханна опустила взгляд и слегка задумалась. Она улыбалась добродушной улыбкой, окончательно решив для себя, что она выберет. Но у девушки все еще оставалось небольшое волнение. Она хотела просить короля о просьбе, но не была уверена, что он выполнит ее. Последний раз, сделав глубокий вдох и набравшись смелости, Ханна переступила порог золотого зала и вышла в сад. Посреди огромной поляны с золотыми цветами, спиной к девушке, стоял силуэт большого рогатого монстра, который что-то мило напевал себе под нос.
      – Приветствую вас, Ваше Величество… - тихо сказала девушка, поздоровавшись  с королем и ожидая ответа.
      – Ох, одну секундочку, - ответил здоровяк, чуть размахивая в стороны садовой лейкой и отставляя ее в сторону, - я почти закончил поливать эти цветы. Вот так вот. Приветик! Чем могу…
      Король развернулся, и Ханна наконец увидела необычайно милое, и как-то даже по детски наивное лицо короля Азгора. Она просто не могла не улыбнуться, увидев такую милую мордашку. В голове сразу же пронеслись мысли, что не зря среди подземного народа Азгора прозвали «Пушистиком», и считали добрым малым. Девушка уважительно поклонилась в знак приветствия, чтобы соблюдать хоть какой-то этикет при встрече с королевской особой. Дримурр был поражен такой внезапной встречей, и это отлично отпечаталось на его выражении лица.
      – Ох… - он немного запнулся, пытаясь подобрать слова и побороть свою взволнованность, -  мне так хочется сказать «не хочешь ли ты чашечку чая?». Но, ты знаешь, как это бывает…
      Он прошелся немного по саду, и продолжил:
      – Чудесный сегодня денек, да? Птички поют, цветочки благоухают… Погода очень хорошая, просто отличная, чтобы поиграть в догонялки. Но, ты же знаешь, что мы должны делать… И когда ты будешь готова, то пройди за мной в следующую комнату.
      – Я готова, Ваше Величество! – решительно ответила девушка, посмотрев на Азгора.
      – Что ж, - нерешительно ответил Дримурр, - тогда следуй за мной.
      Девушка отправилась за королем, и вскоре они оказались в коридоре, ведущем к последней комнате, откуда струилось белое и не совсем яркое сияние.
      – Как волнительно… Мне тоже не хочется этого, - сказал Азгор, когда они направлялись к месту, где вскоре должно было все разрешиться, - но подумай об этом, как о походе к дантисту.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 2:06

Король и Ханна пересекли порог комнаты и оказались около барьера. Невероятная сила, напоминающая чем-то удаляющийся вперед тоннель, пульсировала снова и снова. Это и была та самая мощная магия, которая заточила всех монстров в подземном мире и не давала им возможности выйти.
      – Это и есть барьер? – тихо, немного нерешительно спросила девушка, глядя на короля.
      Азгор кивнул в ответ, не сказав ни слова.
      – Можно мне посмотреть ближе? – попросила Ханна, делая несколько шагов вперед.
      Азгор немного удивился, но отошел в сторону, не желая перечить. Девушка медленно и с искренним любопытством, но довольно осторожно протянула к заклинанию руку и коснулась невидимого контура, который оказался мягким и довольно хрупким. Ханна отдернула руку от неожиданности, но девушка не почувствовала боли или чего-то, что бы оттолкнуло ее. Скорее это движение было рефлекторным. Она посмотрела на свою руку и лишь сейчас смогла заметить, что контур ладони, как и сами пальцы, слегка прозрачны. Она резко обернулась к Азгору и четким голосом спросила:
      – Что с моими пальцами? Вы четко видите их?
      – Мне кажется, - растерянно и неуверенно ответил монстр, - что с ними все в порядке.
      – Прозрачна… - как-то неопределенно сказала Ханна, и Азгор подумал, что это был вопрос.
      – Нет, девочка, - ответил Дримурр, - я ничего такого не замечаю. Поверь мне, я еще хорошо вижу. Возможно, тебя пугает все это, но тебе придется сделать выбор. Ты ведь знаешь. Наверное, тебе еще стоит немного подготовиться. Я не настаиваю и понимаю, ведь я тоже не готов, но когда ты будешь полностью уверенна, просто скажи мне об этом.
      Ханна растерянно отошла от барьера, все еще глядя на свою руку. Она видела нечто, чего не видел Азгор, но почему-то раньше не замечала этого. Это заставило ее тяжело дышать и потеряться в мыслях. Она стояла на месте и потерянно смотрела в пол, о чем-то размышляя.
      – Давай так и сделаем, хорошо? – осторожно спросил Азгор, видя, что с Ханной что-то не так.
      – Нет, - ответила громко девушка и решительно повернулась к королю, - я готова!
      – Что ж, человек, - довольно печально ответил монстр, - было приятно с тобой познакомиться. Прощай…
      С этими словами король резко отбросил в сторону руку, которая была спрятана под мантией. В ней он держал огромный трезубец. Он замахнулся, было, на девушку, чтобы начать битву, а Ханна решительно вдохнула и сжала кулаки, неподвижно оставаясь на месте. Но вдруг откуда-то со стороны к ним вырвалось пламя, слегка отбрасывая Азгора от девушки. Ханна прикрыла лицо рукавом, а когда пламя стихло, то они оба посмотрели в ту сторону, откуда оно вылетело. Из темноты вышла Ториэль. Девушка искренне и радостно воскликнула, почти не сдерживая переполняющих ее эмоций. Она бросилась к женщине и обняла ее. Хранительница стала рассказывать, как переживала за девушку, как не хотела, чтобы та убивала короля, ведь это было бы ошибкой, калечащей душу, и что Азгор имеет право на пощаду.
      – Тори, ты вернулась! – тоже довольно радостно воскликнул Азгор, когда увидел монстрессу.
      – Не называй меня «Тори», Дримурр, - довольно сурово ответила женщина, потихоньку уводя Ханну из комнаты и невольно этим увлекая короля за собой, - ты – жалкое существо. Если бы ты действительно хотел всех нас освободить, то пересек бы барьер еще тогда, когда у тебя была уже сила одной души. Ты мог бы отправиться наверх и отыскать остальные души уже на поверхности. Я долго размышляла обо всем, что ты сделал, и о том, что я пыталась предотвратить все это время – неправильно жертвовать кем-либо, чтобы просто уйти. Поэтому я пришла сюда, чтобы остановить эту битву. Для того, чтобы ты или эта девочка не натворили глупостей, убивая друг друга. Это неправильно.
      Она шла вперед и долго упрекала своего бывшего мужа, все так же держа Ханну за руку, и постепенно выводя ее из дворца. А Азгор покорно шел следом, выслушивая упреки и обвинения, даже не желая перечить. Он был, как ребенок, которому устроили генеральный выговор. В конце концов, Ториэль остановилась, довольно грозно и строго глядя на короля.
      – Тори, ты права, - тихо ответил Дримурр, глядя на женщину, - я действительно жалкое создание…
      – Не ругай его так сильно, - с мягкой улыбкой попросила хранительницу девушка, обнимая ее рукав, - конечно, он был не прав. Возможно, он и правда надеялся, что сюда больше не попадет ни один человек. И это лишь потому, что он сам не хотел убивать. Азгор не виноват, что люди заточили вас здесь, ему пришлось отстаивать королевство, но он сам не хотел причинять кому-то зло.
      Женщина грустно и отчаянно вздохнула, все еще обиженно посматривая на мужа. Вдруг за их спинами раздался приближающийся крик знакомого голоса, который угрожающе несся к ним.
      – Нгаахххх! Азгор!!! Девчонка!! – бежала к ним навстречу Андайн и неистово кричала, пока не оказалась совсем рядом, встав, с безумным выражением лица, между девушкой и Дримурром. – Никто не будет сражаться! Разойдетесь миром, понятно?! Иначе я…я…в общем несдобровать вам иначе! Обоим!
      Ханна умиленно улыбнулась, глядя на разгоряченную стражницу, которая стала между своим королем и другом, угрожая и тому и другому, как это было обычно в ее стиле. Ториэль удивилась, и стала знакомиться с еще одной защитницей девушки. Не прошло и нескольких минут, как к Андайн с такими же советами мира и урегулирования конфликта присоединились и остальные монстры, с которыми Ханна успела подружиться, а именно Альфис, и братья скелеты. При чем Ториэль с удовольствием знакомилась с каждым из них, особенно неожиданной была для нее встреча с Сансом. Все собравшиеся рядом с девушкой монстры стали говорить, и Ханне показалось, что в ее голове все слова начинают сливаться в один единый гул. Девушка потупила глаза и снова вспомнила о том, что случилось у барьера, когда она протянула к нему руку. Она уже невольно отошла мыслями от друзей, уходя в себя глубже под наплывом всеобщего шума. Ханна не слышала, о чем они говорили, а лишь думала, что внезапно разгадала всю суть ее путешествия, случайно увидев на руке все ответы и разгадки, которые искала все это время. То, что она поняла, породило множество новых мыслей, связанных с эти миром, к которому успела привыкнуть и привязаться. Девушка не знала точно, что же ей делать, хотя оказалась почти в конце путешествия, ведь до этого конечной целью был барьер. Но теперь задача стала совсем другой стороной, и ключа к ее решению у Ханны не было.
      Внезапно все ее мысли прервал резкий звук. В этот момент, откуда ни возьмись, появился Флауи, который своими мощными лианами схватил всех друзей девушки и заключил очень крепкими путами, как в тиски. Ханна в мгновение опомнилась.
      – Вы все идиоты! – снова разразился своим смехом злобный цветок. – Пока вы все так мило болтали, я забрал человеческие души. И теперь не только они в моей власти, но еще и души твоих друзей скоро станут моими!
      – Отпусти их! – довольно громко и решительно выкрикнула ему девушка, со злобой глядя на безумный цветок. – Отпусти их немедленно.
      – А иначе что? – поинтересовался Флауи. – Убьешь меня? Изменишь своим принципам? Ха, даже если и так, глупая ты девчонка, этого не случится, потому что сейчас я в сотни раз сильнее тебя. С силой этих душ я уничтожу тебя, а знаешь, зачем мне это нужно? Все очень просто – это такая игра, и мне нравится играть в нее, а ты – основной персонаж, с которым интересно играть. Вот только, ты не в курсе? Правила в этой игре диктую я! А как я говорил ранее – основные правила – убивай, или будешь убита. Ты их нарушила, значит, ход за мной. Приготовься умереть!
      С этими словами цветок снова резко окружил девушку своими маленькими белыми лепестками, как и при первой встрече, и нанес несколько сильных ударов, которые сбили Ханну с ног. Когда Флауи собирался нанести решающий удар, лепестки сгорели в пламени, которое внезапно, словно щит образовалось вокруг девушки.
      – Не бойся, девочка, - сказала Ториэль, все еще скованная сильными лианами Флауи, - не важно, что случится. Мы всегда будем рядом с тобой, чтобы защитить…
      Цветок снова попытался ударить девушку, но ее стали защищать кости и копья, не давая Флауи пробить защиту.
      – Верь в себя, человек! – сказал Папирус, решительно ободряя Ханну. – И ты сможешь победить!
      – Эй, девчонка, - выкрикнула Андайн, - если ты смогла утереть мне нос, то легко сможешь побить этот сопливый цветок. Не бойся, мы с тобой до конца!
      Флауи раздраженно пытался причинить боль девушке снова и снова, но друзья не позволяли этому случиться. Каждый защищал ее, говоря что-то одобрительное и подбадривающее, и с каждым словом Ханна чувствовала, как становится сильнее и поднимается на ноги. К огромному удивлению цветка, тут собралась почти половина Подземелья, чтобы защитить девушку, которая подарила каждому хотя бы одну теплую улыбку и приветливое слово. Постарался собрать в одном месте так много неравнодушных монстров Меттатон, который так же оказался здесь, с ухмылочкой поглядывая на Флауи, покручивая микрофон в руках и как бы намекая на самое позорное поражение цветка, которое робот протранслирует по телевизору на весь подземный мир.
      – Вставай, дорогуша, - тихо сказал почти сам себе Меттатон, издали глядя на Ханну и всем сердцем болея за ее победу, - покажи ему, на что ты способна!
      Робот находился от девушки очень далеко, она даже не видела его, но почему-то внутри себя она четко услышала эти слова, которые переполнили чашу ее решимости. Ханна вскочила на ноги, уже не ощущая слабости и боли, и резко вознесла руку вверх. Направление ее последовало в сторону лиан, которые сковали ее друзей. Резким движением она освободила силу, и невидимое скопление энергии, похожее на заклинание, пронеслось вперед и ударило по конечностям цветка. Флауи скорчился от боли. Это позволило всем друзьям девушки освободиться. Ханна вышла вперед, приближаясь к неприятелю.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 2:13

– Ох, - сделал он испуганный вид, - ты меня ударила, - но мгновение, и он снова стал корчить ужасные гримасы, - но не обольщайся сильно. Тебе это не поможет.
      Флауи снова начал издеваться над девушкой, высказывая различные неприятные ей вещи, и каждый раз его лицо менялось. В одно из таких мгновений его выражение стало похожим на лицо ребенка. Это был монстренок, похожий на ягненка, который был очень мал и еще не имел рожек. Ханна внезапно вспомнила печальную историю королевской семьи, которую она услышала по дороге к замку. В голове кружился образ юного принца Азриэля. А еще она вспомнила о тех записях, которые случайно нашла во время путешествия по истинной лаборатории. В это мгновение Ханна была уверена, что увидела принца. Не думая больше ни секунды и кратко посмотрев перед рывком на свои пальцы, девушка подскочила к Флауи и крепко обняла его, потянув на себя. Она зажала цветок так сильно, словно хотела вырвать его из земли. Девушка подалась назад, действительно пытаясь вырвать его, но на самом деле она вытягивала не цветок, а то, что было внутри него. Применив всю силу, какую только могла, онаа закричала от напряжения, все сильнее подаваясь назад и увлекая цветок за собой. И в какой-то момент произошло нечто необычное. Большой золотой цветок, который она обнимала, остался на своем месте, а Ханна с усилием упала назад, заключив в объятиях белого и пушистого монстренка в зеленом полосатом свитере. Этому разрыву предшествовала легкая вспышка, которая, как показалось, прошла от девушки.
      Ханна раскрыла глаза и слегка послабила объятия, пытаясь отдышаться. Она посмотрела на малыша, который притих и с некоторым любопытством посмотрел в ее голубые глаза.
      – Получилось… - радостно, но тихо сказала она, глядя на юного принца, который улыбнулся ей в ответ довольно милой и безобидной улыбкой. – Ты Азриэль, верно?
      – Ага, - тихонько ответил малыш, все так же мило улыбаясь.
      Девушка облегченно и нежно обняла его, поворачивая голову и глядя на Азгора и Ториэль, что стояли позади невдалеке.
      – Смотри, - снова сказала Ханна, уже отпуская довольного малыша, - вон твои мама и папа. Наверное, ты жутко по ним соскучился, как и они по тебе. Беги скорее к ним.
      Девушка утвердительно кивнула, и маленький принц радостно ринулся к своим родителям в объятия. Казалось, что Ториэль сейчас на седьмом небе от счастья, проливая жаркие слезы и, наконец, обнимая давно потерянного сына. Сейчас она вместе с Азгором не задумывалась, как это случилось, а просто радовалась и плакала, сильнее обнимая и целуя своего малыша.
      Ханна, глядя на такое невероятно трогательное и чувственное воссоединение королевской семьи, сама не сдержала пары слезинок. Она немного устало посмотрела на свою ладонь и улыбнулась самой себе. Внутри пронеслись какие-то мысли, и они казались весьма печальными, походившими чем-то на прощание, хотя девушка никуда не уходила, лишь сидела на земле, чувствуя усталость. Она как будто потеряла половину сил от того, что произошло. Возможно, это было и так, потому как она применила довольно сильную магию, требовавшую значительных сил. Но ей было все равно, Ханна решила не обращать внимания на слабость и поднялась на ноги. Она намерена была идти к друзьям, чтобы порадоваться вместе с ними и… попрощаться. Почему-то это ощущение не покидало девушку, и она знала, почему, но решила, что не будет об этом говорить остальным. Она шагнула вперед с улыбкой на лице. Но вдруг за спиной услышала немного странный и незнакомый голос.
      – Какое сильное было проявление решимости, какое мощное, - сказал голос довольно спокойно и ровно, но от этого не менее жутко, - но ты предпочла потратить его на такой пустяк. Как глупо!
      Ханна обернулась и увидела позади себя незнакомую девочку-подростка с не слишком длинными темными волосами, которая была одета в шортики и свитер, напоминающий чем-то свитер Азриэля. Глаза незнакомки сияли красным, а щечки пылали румянцем. В руке девочка тихо держала нож.
      – Я наблюдала за тобой с самого начала, - продолжила девочка, спокойно пакачивая в руке лезвием, - я надеялась, что ты поможешь мне вернуться. Но ты решила иначе, и теперь мне досталось лишь тело этого глупого цветка. Но это не страшно, ведь в нем столько человеческих душ, что я смогла вернуться с истинным лицом, хоть ты и потратила такой ценный момент.
      – Чара! – невольно вырвалось у Азриэля, который сразу же узнал девочку, так же, как и его родители.
      Ханна слегка обернулась к королевской семье, когда услышала голос юного наследника. Девушка почти сразу же поняла, кто оказался перед ней, когда услышала имя из уст Азриэля. Вспоминая потерянные видеозаписи из лаборатории и какие-то личные ощущения, Ханна слегка отступила назад, с опаской посмотрев на девочку.
      – Что ж, - снова спокойно продолжила Чара, - я, наконец, вернулась, и теперь я смогу закончить то, о чем мечтала еще с самого начала – уничтожить этот мерзкий мир, всех этих уродливых и тупых монстров. С силой шести душ я смогу сделать это без труда. А когда я закончу, то займусь следующим миром.
      Девушка с ужасом поняла, что за создание сейчас предстало перед ней, и ужаснее всего было то, что в какой-то степени она помогла этой падшей душе вновь возродиться. Ханне было страшно, но она не отошла назад ни на шаг более. Наоборот, она решительно вдохнула и посмотрела на девочку.
      – Назад… - сказала она Чаре довольно прямо.
      – Что? – с легкой усмешкой переспросила девочка. – Ты решила, что остановишь меня силой своей решимости?
      – Я сказала – назад! – более громко ответила Ханна, все так же строго глядя на Чару.
      Девочка не изменилась в лице. Она еще несколько мгновений спокойно смотрела на Ханну, но вдруг резко вознесла руку с ножом вверх, и неожиданная магическая волна от оружия пронеслась по земле и с силой поразила девушку. Это было довольно неожиданно и подло. Ханна была безоружной и без защиты. Девушка от удара лишь смогла скрестить руки на груди и сжаться в комок, получив самый сильный урон. В таком положении она осталась стоять на месте на несколько мгновений, после чего опустилась на колени и склонила голову еще ниже. За спиной послышался истошный крик Ториэль, которая не выдержала данной сцены.
      – Вот и все, - с улыбкой посмотрела на Ханну Чара, - а ты думала, что имеешь право решать…
      – Ах ты, чертова убийца!!! – завопила во все горло Андайн, посылая на девочку свою множественную магическую атаку.
      Многочисленные копья понеслись в сторону Чары, но девочка лишь одним взмахом своего ножа отразила их, превратив в осколки.
      – Кто-то еще хочет мне противостоять? – спокойно спросила она, глядя на ошеломленное выражение лица королевской стражницы.
      Не предупреждая, Чару попытался атаковать Санс с помощью своих бластеров Гастера, но девочка лишь увернулась пару раз, а остальное просто остановила кончиком своего ножа.
      – Скоро мне надоест эта игра, - сказала девочка, уже без улыбки.
      Последний и безуспешный рывок попытался сделать король, понимая, что сейчас в опасности находится не только его семья, но и все королевство, и эта опасность куда более серьезная, чем война между людьми и монстрами, которая была много лет назад. Но огромная волшебная сила его трезубца лишь наткнулась на прозрачный щит, который оказался перед девочкой. Чара злобно посмотрела на своего бывшего приемного отца и на всю королевскую семью.
      – Жалкие существа… - ненавистно сказала она, - вот и пришло время с вами, наконец, попрощаться. Я так долго была здесь в заточении, вынужденная смотреть на эти глупые лица день за днем. Но теперь вам конец, и никто не сможет вас спасти.
      Чара угрожающе замахнулась своим ножом и нанесла невероятно мощный удар, но он внезапно столкнулся с невидимой защитной стеной, которая не позволила причинить вред монстрам. Девочка с недоумением посмотрела перед собой и сделала еще несколько ударов, но повторилось то же самое. Непробиваемый огромный щит стоял между ней и монстрами.
      – Не тронь их… - послышался слабый, но добрый голос, который принадлежал Ханне.
      Девушка с трудом поднялась на ноги и с улыбкой посмотрела на Чару. Девочка довольно сильно удивилась, и это удивление сопровождалось злобой и негодованием. Ханна же раскинула руки в стороны, как бы заслоняя собой всех монстров, что стояли за ее спиной. Она улыбнулась девочке, не глядя на царапины и синяки на теле, и даже на то, что с уголка рта тихонько потекла кровь, и снова тихо сказала:
      – Не тронь, я не позволю…
      Ободренные тем, что девушка сумела уцелеть и поднялась на ноги, ее друзья вновь попытались атаковать Чару, но на этот раз уже защита Ханны не позволила им нанести удар девочке. Девушка слегка обернулась и улыбнулась друзьям, особенно Ториэль, чтобы успокоить ее, после чего вновь повернулась к Чаре.
      Девочка злобно поглядела на Ханну и снова атаковала взмахом своего ножа. Ханна укрыла лицо рукавом, принимая удар на руку, как на щит. Улыбка не сходила с ее лица, и улыбка эта была нежной и милосердной. Напротив, Чару эта улыбка раздражала все сильнее, и девочка делала взмах ножом снова и снова. Но каждая очередная попытка нанести девушке ущерб была тщетной, и она стояла, как неприступная каменная стена, продолжая улыбаться и отражать удары. Атаки Чары стали напоминать беспомощную злобную истерику, которая лишь исчерпывала силы. Наконец девочка решила прямо ударить своим ножом в тело девушки, но Ханна ловко сумела перехватить лезвие ладонью. К удивлению Чары, из-под лезвия капнуло несколько капель крови, и безумная душа решила, что все же Ханна не призрак или бессмертное создание, и что у нее есть шанс победить, от чего она довольно улыбнулась, глядя девушке в глаза и как бы указывая, что она смогла ранить ее. Но Ханна резко дернула руку на себя и вырвала нож из рук девочки. Это было удивительно, но вместе с оружием из руки Чары вылетели шесть разноцветных душ, которые сразу же устремились прямиком в маленькие белые лапки юного Дримурра. Нож в руке нашей путницы исчез, оставляя после себя лишь порез на ладони. Чара пораженно отпрыгнула назад, слегка сгорбившись, что явно означало потерю девочкой своих сил. Она оперлась руками о коленки, пытаясь отдышаться, и со злобой глядя на Ханну.
      – Этого не может быть… - прошептала она, - как такое может быть? Неужели ты одна из них, тех, что победил в той войне? Откуда эта сила?…
      – Уходи, - попросила Ханна, утирая пальцами кровь у уголка рта, - не причиняй им зла.
      – Думаешь, я так просто сдамся? – улыбнулась девочка безумной улыбкой, глядя в землю. – После всего, спустя столько времени? Пускай ты лишила меня силы этих душ, но я все равно уничтожу их всех… благодаря тебе! – с этими словами девочка метнулась вперед со всей силы.
      Ханна приготовилась остановить Чару, которая неслась прямо на нее, но девушка не предвидела, что теперь ослабленное тело стало призрачным, и безумная душа девочки врезалась в тело Ханны, проникнув внутрь. Девушка застыла на месте, закрыв глаза, словно в оцепенении от удара.
      – Нет! – невольно вырвалось у Меттатона, который с остальными монстрами, затаив дыхание, наблюдал за происходящим.
      Именно Меттатон  понимал в это мгновение, что именно сделала Чара. Обеспокоенный робот понемногу стал пробиваться к Альфис, которая была почти в первых рядах наблюдавших.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 2:23

– Это очень плохо, - стал теребенить он монстрессу, - она завладела ее телом, понимаешь? Так же, как ты оживила меня, ты понимаешь? Здесь опасно оставаться монстрам, нужно немедленно всех увести в безопасное место, ты слышишь меня!?!
      Ханна продолжала стоять на месте, но внезапно она медленно развернулась к монстрам. Глаза девушки сияли красным, а на лице появилась жуткая безумная улыбка – это была Чара. Меттатон, Альфис, Андайн, Папирус и Санс, которые уже начали потихоньку подгонять монстров, чтобы те уходили прочь как можно скорее, остановились, время от времени глядя на девушку. Они поняли, что опоздали, но не остановили свои действия, пытаясь эвакуировать монстров подальше от места, где все происходило. Азгор, решительно держа свой трезубец в руках, стал между девушкой и остальными. Из всего движения остановился лишь Меттатон, желая в последний раз посмотреть на Ханну, но понимая, что уже слишком поздно. Эти красные глаза и безумная улыбка исказили ее прекрасное лицо, делая его жутким и безобразным.
      Но внезапно для всех случилось еще нечто неожиданное. Ханна закрыла глаза, стоя на месте, и улыбка ее изменилась, становясь вновь нежной, но печальной. Девушка, не открывая глаз, обняла себя за плечи, словно пытаясь согреть кого-то внутри. Послышался ее печальный голос, от которого многие остановились и обернулись:
      – Они любили тебя, они заботились о тебе… прошу, прекрати…
      После девушка неистово закричала не своим голосом, словно из нее пытались вытащить всю жизнь. Голос был ужасающим, леденящим душу – это кричала Чара. Ханна не разжимала объятий, и не открывала глаза. По щекам, как потоки слез, потекли кровавые темные струи, после чего из тела девушки вверх вырвался поток черной дымчатой массы. Шесть цветных душ, которые держал в руках Азриэль, вырвались из его лапок и понеслись к черному дыму, начиная кружиться вокруг и устроив вихрь, который устремился вверх. В конце этот сгусток из черных и цветных красок, среди которых было и алое сердце, разразился ярким белым светом, от чего все остановились. Он разлился по всему Подземелью, после чего послышался невероятный треск и грохот, похожий на звук разбившегося стекла вперемешку со звуком ломающегося шифера или разбитого глиняного горшка. После все утихло, и свет погас, оставив все, как было прежде. Ошарашенные монстры стояли и растерянно глядели, не понимая, что произошло. Все на том же месте, где и прежде, оставалась Ханна. Девушка стояла с закрытыми глазами и опущенными руками, обессилено и измученно устремляя лицо чуть вверх. Она пошатнулась, и вскоре ее тело почти безжизненно сползло на землю. Абсолютно ясно стало, что опасность миновала. Все были в замешательстве, и еще никто не догадывался, что звук, который слышали монстры, был звуком разрушенного барьера.
      Первой к измученному телу Ханны бросилась Ториэль. Уже чуть позже рядом оказались и другие друзья девушки, остальные же монстры оставались в стороне, но все же не покидали этого места и не расходились. Хранительница Руин с материнской заботливостью попыталась прикоснуться к Ханне и поднять на руки ее тело, но девушка лишь скорчилась от невыносимой боли, что спугнуло женщину.
      – Тише, тише, девочка, - со слезами говорила Ториэль, протягивая над ней руки и применяя свою магию, чтобы залечить раны, - я сейчас помогу тебе, все будет хорошо. Сейчас я все исправлю…
      Она применяла заклинания вновь и вновь, но они не действовали, от чего женщина безутешно посмотрела на короля. Взгляд ее был беспомощным и просил поддержки. Азгор подошел к своей супруге и обнял ее, печально глядя на девушку. Из-за его мантии испуганно выглянул Азриэль. Он растерянно поглядел на родителей и на девушку, после чего его взгляд стал печальным. Мать и отец обняли его. Малыш грустно поглядел на Ханну, которая все еще лежала на земле. Ее ослабленный взгляд выражал всю боль, от которой она сейчас изнывала. Но, не смотря на это, девушка попыталась улыбнуться малышу. Принц умоляюще взглянул на отца, всем видом требуя хоть что-то сделать. Азгор подозвал к себе Альфис.
      – Н-но я не знаю, что делать! – развела руками монстресса.
      – Ты ведь моя королевская ученая, - сказал тихо король, - ты изучала природу человеческих душ. Пожалуйста, попробуй, может быть, у тебя что-то получится. Или, может, ты придумаешь, что стоит сделать нам с помощью магии, чтобы помочь ей…
      – Х-хорошо, - заикаясь, ответила Альфис, - я.. я попробую…
      Монстресса приблизилась к девушке и только хотела что-то предпринять, прикоснувшись к ней, как тут же Ханна застонала от боли, от чего Альфис в испуге отдернула руку.
      – Пропустите, пропустите, невежи, - послышался за ее спиной голос Маффет, которая всеми силами пробивалась через толпу монстров и друзей девушки к королю Азгору, - прошу прощения, Ваше Величество, но я желаю помочь. Не стоит делать бедняжке хуже, ей и без того не сладко!
      – Чем ты то сможешь помочь, глупая булочница? – встряла в разговор Андайн. – Тебе только монеты за свою выпечку ручонками загребать. Не мешай Альфис, она знает, что делать.
      – Ты, стражница, умеешь только кулаками размахивать, - ответила паучиха, - но это не поможет человеку. Кулаками калечат, а она и так изнывает от боли. Ее нужно хотя бы поднять, чтобы поглядеть, сколько ран на теле. Но ей так больно, что вы не в силах сделать даже этого, чтобы не причинить еще больше вреда.
      – А что хочешь сделать ты? – спросил юный Азриэль, с любопытством глядя на Маффет.
      – Я подниму ее над землей, - сказала паучиха, подходя к девушке и аккуратно оплетая паутиной руки и все тело Ханны, - это единственное, что я смогу сделать. Но уверена, что так ей будет чуточку легче.
      Она накинула концы многочисленной паутины на конструкцию, что находилась над головами, и потихоньку стала натягивать свои паучьи нити, медленно поднимая тело девушки над землей. Лишь после этого Альфис смогла подойти к Ханне, и попытаться ее осмотреть.
      – Не вздумай сдаваться, человек! – встревожено пытался подбодрить девушку Папирус, стоя чуть позади Альфис, чтобы не мешать ей. – Я, Великий Папирус, верю в тебя, ты не можешь сдаться, ты ведь, правда, не сдашься?!
      – Успокойся, бро, - стал утешать его Санс, когда понял, что его младший брат вот-вот расплачется в истерике, - с ней все будет хорошо. Верно, сестренка, ты сильнее всех нас.
      – Да, Папирус, прекрати все это, - толкнула его Андайн, поглядывая на Ханну, - Альфис все исправит, к тому же девчонка – человек, а люди довольно сильные, а она сильнее всех остальных! Мы верим в тебя, девчонка, ну же, улыбнись, соплячка!
      Ханна посмотрела на нее и слабо улыбнулась. Она обвела взглядом всех своих друзей, после поглядела на Альфис, которая копошилась вокруг нее и пыталась что-то сделать, с опаской и неуверенностью глядя в чистые голубые глаза девушки. Ханна, подвешенная на паутине, выглядела сейчас, как игрушечная кукла на ниточках. Она посмотрела на это с улыбкой и некоторой грустью во взгляде. После она попыталась сделать усилие, чтобы пошевелить рукой. Эта попытка потребовала сил, и Ханна слегка скорчилась от боли, но все же подняла руку, чтобы обнять Альфис за шею и приблизить почти вплотную ее ухо к своим губам. Девушка стала что-то тихо нашептывать монстрессе, а та старалась слушать внимательно, хотя у самой от слов девушки лицо становилось все печальнее и печальнее. Ханна, наконец, отпустила ее с улыбкой на лице, облегченно откидывая чуть назад голову и глядя вверх. Альфис подошла к своим друзьям и тихо стала объяснять, что не в силах ничего сделать. То же самое она ответила королю, а после безмолвно отправилась в толпу монстров. Андайн в недоумении бросилась за ней, побоявшись, чтобы монстресса от поражения и очередной неудачи не сотворила что-нибудь с собой. Санс отвел чуть в сторону своего расплакавшегося брата, чтобы тот не слишком мешал королевской чете побыть с девушкой наедине. Ториэль не унимала слез, Азгор молчал, а юный Дримурр грустно держал Ханну за руку, все еще надеясь, что его спасительница сможет встать на ноги.
      – Все будет хорошо, Азриэль, - улыбнулась ему девушка, - успокой маму, скажи ей, что я в порядке. Все это не страшно, это скоро пройдет, обещаю…
      – А как же Чара? – недоверчиво спросил принц. – Как же моя сестренка?
      – Прости меня, малыш, - довольно грустно ответила девушка, - я не хотела причинить ей вреда. Я надеялась, что она успокоится. Она больше не вернется. Те души, кажется, разорвали ее на куски, или это случайно сделала я. Я не знаю точно, но мне очень жаль. Она теперь не сможет вернуться.
      – Лучше ты прости нас, - ответил ей юный Дримурр, - мы очень любили Чару, я верил, что она хочет освободить нас, но я не знал, что она хотела всем навредить. Наверное, она была такой еще тогда, когда мы баловались, и эта шутка с маминым пирогом сделала папе плохо. Она смеялась тогда, а я не понимал почему. Я до последнего верил в нее.
      – Мне жаль, - прошептала Ханна, - но не бойся, не грусти. Ты все равно вернулся к семье. Прошу, утешь свою маму, ей очень грустно из-за меня…
      Юный принц подошел к Ториэль и указал ей на Ханну. Женщина увидела, как девушка улыбается. Она хотела было что-то сказать и подойти ближе, но в этот момент к ним подошли Альфис и Меттатон. Монстресса тихонько дернула королеву за платье, указывая на робота. Хранительница поглядела на девушку, которая почти мгновенно поменялась в лице, все поняла и отступила назад, уводя за собой мужа и сына. Альфис сделала то же самое.
      – Ты была просто невероятна, дорогая, - нерешительно сказал Меттатон, подходя к девушке ближе и глядя, как она нежно улыбается, - это шоу было лучше, чем то, что ты устроила со мной на сцене. Уверен, если бы здесь были рейтинги, они бы взорвали мониторы.
      – Твои рейтинги теперь будут такими, - с усмешкой ответила Ханна, глядя на робота, - у тебя ведь теперь новые руки и ноги. Ты выглядишь еще лучше прежнего, и будешь танцевать еще лучше.
      – Все это глупые слова, - сказал Меттатон, еще ближе наклоняясь к девушке, - дорогая, это ведь не так? Ты же не уйдешь сейчас, когда у тебя так много поклонников? Ты справедливо и достойно завоевала их сердца, честно. Ты ведь сильнее, ты не раз показала это, пока бродила по Подземелью. Ну же, скажи мне, это ведь не так, ты же не уйдешь?
      – Меня зовут Ханна, Меттатон, Ханна, - улыбнулась девушка.
      – Ханна… - повторил он, нежно проводя рукой по волосам девушки. – Я помню, дорогая…Ты же не умрешь… я в это не верю, как и остальные, ты настолько сильная… давай, дорогая, держись, ты сможешь подняться, мы снова еще станцуем, верно?
      – Умереть? – удивленно улыбнулась девушка, посмотрев на него своими голубыми и живыми глазами. – Ну что ты, конечно же, нет, глупый. Я вовсе не умираю. Я просто немного устала, как ты… как ты говорил тогда? У меня садятся батарейки.
      Она немного рассмеялась, и роботу показалось, что этот смех придал девушке немного сил. Внутри у Меттатона появилась искорка надежды, что все еще закончится благополучно. Он чуть протянул руки к своему светящемуся сердцу на поясе, и в руке у него оказалось маленькое сердечко, которое бледно светилось розовым светом.
      – Не волнуйся, дорогая, - сказал он, поднося эту ладонь к груди девушки, - значит, все не так страшно. Значит, ты засыпаешь. Я поделюсь с тобой своим зарядом. Он придаст тебе сил.
      Меттатон накрыл сердце ладонью и слегка прижал к груди девушки. Оно тихонько растаяло где-то внутри нее. Ханна улыбнулась, закрыв глаза. Но спустя пару мгновений снова слабо открыла их и посмотрела на робота.
      – Я действительно засыпаю, - тихо сказала она, - но не волнуйся, все будет хорошо. Мне лишь нужно немного отдохнуть. Обещаю, что все будет хорошо, ты же мне веришь?
      – Конечно, - нежно и тихо ответил Меттатон, все так же аккуратно поглаживая ее волосы.
      – Послушай, - продолжила она, чуть откидывая голову и закрывая бессильно глаза, - мне бы снова хотелось услышать колыбельную водопадов. Она была такой спокойной и приятной. Теплой, как эта магия, которой ты сейчас поделился. Я словно слышу ее снова внутри себя, она пульсирует, создавая по телу эхо, как капли, которые падают в воду и создают круги… это, правда, похоже на звуки, только внутри… значит, ты сейчас поешь ее мне?…
      – Верно, дорогая, - прошептал ей нежно Меттатон, переводя свои пальцы девушке на затылок и чуть приподнимая ее голову, чтобы приблизить к себе, - так же, как ты спела ее мне. Просто прислушайся, она тебя успокоит, как теплая вода, боль уйдет, а это маленькое сердце даст тебе силы. Засыпай, дорогая…
      – Я… - Ханна еще хотела что-то произнести, но в этот момент Меттатон тихо и нежно поцеловал ее приоткрытые губы.
      Как и в прошлый раз, он сделал это без предупреждения, довольно ласково и чувственно, словно пытаясь передать все, что было внутри него. Не в этом металлическом каркасе, а в хрупкой и живой душе призрака, который управлял этим телом, который, как и любой другой монстр, да и человек, был способен что-то ощущать и испытывать. Девушка снова не отвечала на поцелуй, ведь была еще довольно юной и неопытной, но все же не противилась, а напротив. Это сложно было объяснить, но именно эта взаимная связь делала этот поцелуй необычайным, приятным и сильным. Меттатон словно ощущал, что все действительно будет хорошо, как она и сказала. Она закроет глаза, улыбнется, и все станет на свои места. Эта уверенность была сильнее всего и казалась такой же мощной, какой была решимость девушки все это время. Внутри, и правда, как музыкальная шкатулка, тихо настукивала мелодия края водопадов, что успокаивало его еще больше. Меттатон разомкнул уста, прерывая поцелуй и отдаляя свое лицо чуть назад. На его губах осталась улыбка, а внутри стало спокойно. Он взглянул на слегка улыбчивое лицо девушки, которая уже не открывала глаз.
      Он продолжал придерживать ее шею своей ладонью, и вот, внезапно, тело Ханны постепенно исчезло, рассыпаясь на миллионы сверкающих частиц, которые устремились вверх. Эти маленькие огоньки напоминали светлячков, которые быстро разлетелись по округе и довольно стремительно растаяли.
      Меттатон ошеломленно и довольно медленно упал на колени, оставляя чуть приподнятыми руки на уровне груди. Выражение лица робота в этот момент выражало несколько эмоций одновременно – это был шок, удивление, невыносимая боль, которые перемешались вместе. Все случилось так неожиданно и непредсказуемо, никто из тех, кто находился здесь, не предвидел такого. Ториэль с ужасом вскрикнула и прикрыла рот ладошками, все остальные широко раскрыли глаза, будучи не менее шокированными от увиденного.
      Меттатон долго оставался на месте, словно парализованный, устремляя свой взгляд на пустую паутину, которая осталась перед ним. Впервые Альфис увидела, как у робота слегка дрожат руки. Это было похоже на какое-то замыкание, от которого его начало немного трясти. Монстресса, которую легонько приобняла за плечи Андайн, отлично понимала, что сейчас чувствовал Меттатон, но боялась даже подойти, лишь прикусив пальцы своих толстеньких рук зубами. Азгор, не менее изумленный, все же обуздал свой шок, положил свой трезубец на землю и встал на одно колено, опуская голову. Так он решил выразить уважение девушке, которая только что пала храброй смертью на его глазах. По примеру короля остальные монстры тоже опустили головы и печально посмотрели в пол, не смея проронить ни единого слова. Кто-то плакал, кто-то молчал, и лишь Меттатон продолжал стоять и не шевелиться, шокировано глядя на паутину. Он медленно нагнулся к земле, опуская руки. Лицо его не менялось. Он закрыл глаза и снова выпрямился, поднимая голову вверх. И вот теперь Альфис увидела, что лицо его исказилось, словно по этому металлическому телу пропустили ток, который причинил невыносимую боль. Монстресса не выдержала и подбежала к роботу, уже не страшась ничего, что бы он мог сделать. Она сильно обняла его и заплакала, не в силах больше смотреть на то, как ему было больно. В конце концов, он был ее творением, и Альфис не имела права оставаться в стороне. Только она сейчас слышала, как Меттатон тихо стонет от боли, не раскрывая глаз и медленно опуская свою голову на ее плечо. Шок подействовал на механизм действительно как сильнейший удар тока, поэтому у робота невероятно быстро сел заряд и ушли силы. Перенести его домой Альфис удалось лишь с помощью Андайн.
      Молчание длилось еще какое-то время, пока опечаленные монстры не стали разбредаться по домам. И лишь когда королевская чета вернулась во дворец, Азгор обнаружил, что барьер исчез и теперь Подземелье, наконец, свободно. Дримурр сразу же решил огласить об этом, чтобы хоть как-то развеять монстров, которые грустили по девушке, так внезапно покинувшей этот мир и всех, кто стал ей другом.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Финал?   Чт 8 Сен 2016 - 2:30

Конец?  broken

Гы-гы - нет! ;-)

Отсюда и начнется интересное mettaton

Если кто ждал пейринг из шапки - наслаждайтесь Mtt2
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 2:37

Для Ханны эта история так бы и закончилась, если бы она не была столь запутанной. Именно ответ на эту загадку она увидела у себя на руке, когда стояла перед барьером чуть раньше.
      Она с невыносимым криком очнулась, почти вскакивая на постели, словно все еще пораженная невыносимой болью. Внезапно кто-то схватил ее руками и стал успокаивать, заключая в нежные объятия.
      – Тише, Ханна, тише, успокойся, все хорошо, уже все хорошо, - раздался голос Ардара в полутьме, который пытался остановить девушку и успокоить, - все закончилось, теперь ты дома. Успокойся, Ханна, успокойся, все хорошо.
      Девушка продолжала глубоко дышать, но поняла, что нет никакой боли, она на мягкой постели и ее обнимают сильные и теплые руки старшего брата. Она обняла Ардара в ответ и заплакала, а мужчина все так же продолжал успокаивать ее, нежно гладить по голове и обнимать, глубоко вздыхая. Когда Ханна немного успокоилась, мужчина уложил ее на подушку и укрыл одеялом. Девушка только сейчас привыкла к полумраку и заметила на столе недалеко от кровати свечу.
      – Где я? – спросила она, все еще не веря в то, что все так резко поменялось.
      – Дома, - ответил Ардар, - ты снова меня напугала, Ханна. Нужно было мне не спешить тогда. Тебе нужно было отдохнуть.
      – Ч-что произошло? – снова спросила девушка, поднимаясь на постели.
      – Скорее всего, ты раздвоилась, опять, - ответил мужчина, грустно глядя на сестру, - это произошло, когда мы проходили через портал. Я почувствовал это, когда ты стала падать, а после я не смог дозваться до тебя. Я понял, что случилось. Это ведь уже бывало, помнишь? Ты несколько раз уже создавала оболочку, которая терялась во сне. Я понял, что это снова произошло. Мне оставалось только ждать, я молился, чтобы это продлилось не долго и окончилось мягко.
      Девушка опять не сдержала слез и заплакала. Ардар снова обнял ее и прижал к груди.
      – Что произошло? – спросил он. – Что-то ужасное?
      Ханна не ответила, лишь помотав головой.
      – Что бы ни случилось там, где ты бродила, - сказал Ардар, - это, наконец, закончилось. Успокойся, все теперь хорошо. Ты в безопасности и нечего бояться. Не плачь, пожалуйста. Это пройдет.
      Она молча кивнула, после чего брат настоятельно рекомендовал девушке поспать. Это было довольно сложно сделать, но через какое-то время Ханна немного успокоилась. Пока она не уснула, Ардар ни на минуту не уходил из комнаты.
      Прошло несколько дней. Ханна немного пришла в себя, но все так же оставалась молчаливой и грустной. Ардар ни раз расспрашивал сестру о том, что же произошло там, где путешествовало ее сознание, но девушка не хотела ничего рассказывать и лишь молча уходила от ответа. Мужчина оставил тщетные попытки узнать у сестры, что же случилось, подумав, что лучше не ворошить ее память, тогда, возможно, девушка быстрее успокоится и придет в норму.
      Мысли же никак не покидали голову нашей молодой путешественницы. Мало того, что события, которые она пережила в Подземелье, оказались довольно тяжелыми для хрупкой девушки, так еще и ее юное и чистое сердце впервые сковало чувство, такое мучительное, волнующее и угнетающее. Хотя с другой стороны оно было приятным, легким и радостным. Ханна была влюблена, и это было впервые, от чего чувство это было невыносимо сильным и не давало покоя. Все эти дни девушка с трудом засыпала и плакала по ночам от безысходности.
      Шли дни, один за другим, а сердце ни унималось. Все продолжало казаться серым, неинтересным. Пока брата не бывало дома, Ханна любила сидеть у окна, когда ей нечем было заняться. Глядя на деревья во дворе, она вспоминала подземный мир, своих новых друзей и Меттатона. Ей невыносимо хотелось увидеть их снова, особенно его. Эти воспоминания заставляли плакать и порождали невероятное стремление вернуться, но Ханна не знала, как ей это сделать. Создавать и открывать порталы, как брат, она не умела, к тому же она не знала, как попасть в определенный мир. О чем можно было вообще вести речь, если девушка все еще не научилась управлять собственными силами, от чего и произошло это случайное путешествие. А просить Ардара и посвящать его в свои неудачи она не хотела. Она считала свое странствие не намеренным, и оно никак не имело права влиять на ее жизнь. Это путешествие было шуточным и несерьезным, оно не соответствовало, по ее мнению, тем походам, в которых Ханна была с братом. После этого случая, Ардар перестал брать сестру вместе с собой, снова слишком сильно боясь за ее жизнь. Ведь эти миссии были настоящими, как она думала, строгими, очень ответственными, не такими, как ее прогулка по Подземелью. Поэтому она не хотела рассказывать о нем Ардару и добавлять ему проблем лишь из-за того, что ей хотелось вернуться куда-то. Она считала это капризным детским желанием. Но на самом деле всем сердцем хотела этого, словно ее друзья и тот мир были сказочной и прекрасной мечтой, в которые она разучилась верить после войны, но внезапно вновь поверила.
      С того момента прошло достаточно много дней. Однажды лунной ночью, очнувшись от какого-то прекрасного сна, где девушка ощущала себя рядом с тем, кого любила, Ханна снова тихо расплакалась, будучи еще сонной, но четко открыв глаза. Она посмотрела в распахнутое окно, в которое ярко светила полная луна. Не смотря на этот свет, небо было ясно усыпано звездами. В голове, еще не отойдя ото сна, звучала знакомая и спокойная мелодия водопадов. Ханна не выдержала и поднялась на ноги. Она быстро поменяла свое спальное легкое платье на повседневное, которое было немного плотнее и темнее, вылезла через открытое окно во двор и отправилась в глубь сада, стараясь быть как можно тише, чтобы не разбудить случайно брата шумом снаружи.
      Когда Ханна оказалась в густой глубине двора среди деревьев, то закрыла глаза и попыталась вспомнить сияющие кристаллики на потолке пещеры в краю водопадов, которые служили монстрам источником света и чем-то напоминали звезды. Девушка вспомнила спокойную мерцающую воду, которая светилась голубоватым светом, многочисленные сияющие эхо-цветы, растущие по всему краю водопадов и рассказывающие путешественникам, проходящим там, о желаниях и заветных мечтах монстров. Ханна подняла руки, вслушиваясь в биение своего сердца внутри и в ту самую мелодию, что снова и снова повторялась в голове. Почти самостоятельно руки стали создавать заклинание, которое плавно стало приобретать форму и вскоре показало свое истинное лицо. Это оказался портал. Не открывая глаз, Ханна решительно и уверенно сделала несколько шагов вперед, направляясь прямо в заклинание. Когда она пересекла границу портала, то ей показалось, что она закружилась в танце. Волшебная дверь сразу же закрылась за ней, как только девушка пересекла ее границу, целиком и полностью поглотив ее. Переход действительно был похож на танец, ведь Ханна так и не открыла глаза, пока этот вихрь не остановился. Когда все утихло, она все же решила посмотреть, что ей удалось сделать. Девушка осмотрелась и поняла, что вновь стоит на небольшой лужайке из золотых цветов в полумраке пещеры, в глубине которой находилась красивая арка из колонн, что впервые привела ее в Руины Подземелья. Ханна от волнения начала дышать чаще, почти слыша, как бешено стало биться от радости ее сердце. Девушка решила не терять ни минуты и быстрым бегом пустилась бежать вперед, чтобы как можно быстрее добраться до своих друзей и, наконец, увидеть Меттатона.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 2:42

Ханна почти на одном дыхании, пересекла Руины и добралась до двери, ведущей в лес, недалеко от Сноудина. Девушка так спешила вперед, что не слишком обращала внимание на все, что ее окружало, хотя, встречая мимолетно на своем пути какого-нибудь маленького монстра, она радостно улыбалась ему и махала приветливо рукой. Когда Ханна добралась до заснеженного городка среди лесных массивов, то была весьма удивлена, что в Сноудине свободно расхаживают люди, и довольно мирно общаются с местными монстрами. Девушка отправилась к переправе города, к лодке того самого загадочного паромщика, которая в этот раз оказалась намного больше прежних размеров, ведь теперь он перевозил по реке не одного человека. И уже тогда, во время путешествия, Ханна тихонько узнала у своего старого знакомого, что же произошло в подземном мире, и откуда взялись здесь люди. Паромщик, в своем привычном стиле напел ей небольшую песенку и кратко рассказал, что люди появились в Подземелье после того, как был разрушен барьер, так же, впрочем, как и монстры вышли на поверхность. Между расами снова воцарился покой и мир, который поддерживает и хранит королевская чета. Многие монстры не захотели покидать свои дома, поэтому остались под землей и продолжаю спокойно жить своей обычной жизнью, а люди посещают Подземелье, как некий новый мир, которого они раньше не видели. Ханна внимательно слушала своего знакомого вплоть до самого окончания поездки, пока не вышла с остальными путешествующими на переправе, где-то недалеко от столицы. Многие из тех, кто прибыл сюда, направлялись к МТТ Курорту, чтобы поучаствовать в живой записи одного из кулинарных выпусков Меттатона. Как только Ханна случайно услышала об этом, то вежливо попросилась отправиться на передачу вместе с остальными. В основном путешественниками оказались молодые девушки, но были среди них и несколько парней, тоже немало фанатеющих от передач местной звезды экранов. Общительная молодая компания с удовольствием взяла Ханну с собой, даже не глядя на ее весьма необычный, по их меркам, вид, ведь одежда девушки очень отличалась от стиля людей с поверхности. Буквально через десяток минут все они оказались в необходимой точке, не без помощи своей новой попутчицы добравшись быстрее до нужного места, ведь Ханна уже знала эти земли очень хорошо и показала ребятам правильный и короткий путь. В фойе отеля девушка попрощалась со своими попутчиками и решила немного пройтись по зданию, в надежде увидеть кого-то знакомого. Сегодня на ММТ Курорте было чересчур людно. На передачу в Live режиме пришло много людей и монстров, и все они с нетерпением ожидали начала телешоу, прогуливаясь по коридорам отеля. Ханна безрезультатно прошлась по гостинице, так и не встретив ни одного знакомого лица. Лишь в вестибюле на первом этаже почти перед самым началом шоу она случайно заметила уголок с распродажей паучьей выпечки. Ханна с улыбкой подошла к паучкам и помахала им ладонью. Девушка извинилась, что у нее нет денег, ласково потрепала по спинке одного из мохнатых паучков в красивом галстуке-бабочке, и сказала, что просто рада их снова увидеть. Ханна еще хотела что-то сказать паукам, но публика в отеле внезапно оживилась, показывая, что шоу вот-вот стартует. Девушка поспешила отправиться со всеми остальными на съемочную площадку, чтобы, наконец-таки, увидеть Меттатона снова. Когда она, наконец, добралась до зала, где началось шоу, и увидела робота за кулинарной стойкой, то ее сердце забилось быстрее.
      – Здравствуйте! Здравствуйте, мои дорогие красавицы и красавцы! – начал свое шоу Меттатон, обращаясь к зрителям и всем телекамерам, которые снимали его в этот самый момент. – Я так рад видеть всех вас сегодня на нашем МТТ шоу! И добро пожаловать! Я вижу, что выпуск будет сегодня одним из лучших, ведь в эту студию пришло столько гостей! Люди, монстры! О, это просто великолепно! Ах, а как на счет наших телезрителей? Ну, конечно, мои дорогие, не волнуйтесь, и о вас мы не забыли! Я рад приветствовать абсолютно каждого фаната, кто смотрит сейчас мое шоу. Итак, сегодня, как вы догадались, у нас живая кулинарная рубрика, и я хотел бы вам представить сегодня нашего особого гостя! Она не только проворна и знает толк в торговле, она, прежде всего, профессионал в своем деле! Сегодня, в качестве эксперта на нашем шоу будет участвовать великолепная Маффет! Прошу поприветствовать нашу особую гостью аплодисментами, ну же, ребятки, громче!
      Свет осветил остальную часть площадки, где, на фоне холодильника и прочих кухонных шкафов, за небольшим круглым столиком с красивым чайным сервизом сидела  Маффет. Паучиха с хитренькой улыбкой прикрыла несколько своих глаз и помахала публике лапкой. Все, кто здесь были, стали бурно аплодировать и приветствовать гостью. Народу в этом небольшом зале было так много, что некоторые просто стояли в полный рост. Ханна немного потеряно проходила между зрителями, стараясь подойти к сцене ближе. Она, казалось, была настолько взволнованна, что почти не замечала всех остальных вокруг себя.
      – Сегодня, мои дорогие, - продолжил Меттатон, когда толпа чуть стихла, и он стал надевать на себя фартук и поварской колпак, - как можно было бы догадаться, мы займемся десертами. Маффет великолепный мастер и отлично разбирается в выпечке, поэтому сегодня она будет давать нам полезные рекомендации и советы. А готовить, дорогуши, мы будем с вами сегодня торт! Названия я говорить нарочно не стану, ведь мы проведем сегодня викторину среди наших гостей в студии. По ходу эфира, мои дорогие, предлагайте свои варианты, подходя к одному из наших помощников вон в том милом костюме, и записывайте ему свой ответ. Тому из вас, кто первым угадает название нашего сегодняшнего лакомства, достанется небольшой фирменный подарок от бренда МТТ. Что ж, давайте начнем, но прежде, мне нужен будет помощник!
      Именно к этому моменту Ханна подошла ближе и посмотрела на робота. Девушка радостно улыбнулась, с надеждой посмотрев на него. Меттатон обвел публику глазами, и почти сразу заметил среди них лазурные глаза Ханны, которые так и сияли от счастья. Он мило улыбнулся и поманил девушку на сцену пальцем. Она радостно направилась к нему. Ханна быстро поднялась на сцену и хотела что-то сразу сказать, но не успела, ведь  Меттатон продолжил свою речь.
      – Итак, сегодня нашей счастливицей стало вот это милое светловолосое создание с обворожительными голубыми глазами, - со свое привычной улыбкой сказал робот, обходя девушку по кругу, - и именно она сегодня будет помогать мне в приготовлении нашего замечательного торта. Как тебя зовут, дорогая?
      Этот вопрос прозвучал из уст робота довольно странно, поэтому улыбка почти мгновенно сошла с уст девушки. Все выглядело так, словно он видел ее впервые, что очень насторожило Ханну. В этот самый момент к Маффет незаметно подполз то самый паучок в милом галстуке и что-то нашептал ей на ухо, после чего паучиха искоса поглядела на девушку.
      – Ханна, меня зовут Ханна! – немного вопрошающе ответила роботу наша путница, глядя на него умоляющими глазами.
      В этот момент Маффет ошеломленно прикрыла рот одной из своих лапок, все так же глядя на девушку. Паучок решил поспешно уйти.
      – Отлично, дорогая, - спокойно, как ни в чем не бывало, ответил Меттатон, возвращаясь к стойке, - итак, давайте же начнем наше кулинарное шоу! В первую очередь нам понадобятся продукты, из которых мы и будем готовить наш тортик. Нам потребуются, конечно же, мука, сахар, яйца, масло и молоко. Мой дорогой ассистент, вы не могли бы подать мне все эти ингредиенты?
      Ханна пораженно раскрыла рот и слегка оцепенела. Теперь девушка была уверена, что Меттатон действительно, словно не знает ее. Это повергло ее в легкий шок. В ту минуту Ханна не могла понять, что же происходит, и сердце сжималось в груди от боли. Она немного растерянно повернулась к столу около холодильника, где лежали все продукты, почти автоматически уложила их на поднос и поднесла к стойке. Выкладывая продукты перед роботом, Ханна случайно уронила на пол пачку масла.
      – Эй, аккуратнее, дорогуша, мы же не хотим, чтобы у нас что-то не получилось? – робот слегка укоризненно посмотрел на девушку и принял из ее рук злополучную пачку масла, даже не замечая, как слегка покраснели ее глаза.
      Ханна ничего не могла сказать, лишь потерянно посмотрев перед собой. Сейчас ей было до жути обидно и больно, ведь она проделала такой путь, лишь бы снова увидеть его, а робот, словно не замечал и не понимал, кто именно перед ним оказался. Он просто забыл ее? Так легко, так скоро? Слезы комом подкатывали к горлу сами собой, но девушка старалась удержать их и не дать волю. Положение было критическим, но ситуацию спасла Маффет, которая все сразу поняла и подошла к Меттатону.
      – Мне кажется, - тихонько шепнула роботу на ухо паучиха, - что девушка немного оцепенела от счастья, что ты выбрал именно ее своей помощницей. Она может не рассчитать своих сил в таком состоянии, так что давай ассистенткой сегодня буду я, а малышка тихо посидит за столиком и побудет дегустатором результата в конце программы?
      Меттатон охотно согласился, глядя, какой действительно Ханна стала растерянной, после чего стал объяснять зрителям, что Маффет разъяснила ему некоторые нюансы выбранного рецепта, поэтому в помощники ему нужен будет мастер. Паучиха же быстренько отвела слегка оцепеневшую Ханну в сторону, усадив ее за стол и попросив сидеть тихонько и улыбаться, после чего надела фартук и стала вместе с роботом печь торт.
      Все это время, до самого окончания шоу, Ханна смотрела на Меттатона и размышляла, как такое вообще могло произойти? Она еле сдерживала слезы, периодически закрывая глаза и ожидая, когда же кончится эта передача, и хоть кто-то сможет ей объяснить, что же, все-таки происходит? Когда съемки, наконец, кончились, Меттатон поблагодарил всех и стал прощаться.
      – Маффет, дорогая, спасибо тебе огромное, - сказал робот, расставаясь с паучихой, которая теперь уже была недалеко от Ханны, - ты меня очень выручила сегодня. Даже и не думал, что все может так обернуться. Впредь, мне нужно будет учитывать все нюансы и поосторожнее вести себя с фанатами, это ведь такое эмоциональное дело, с ума сойти! Ах да, - робот посмотрел на девушку, расписался на чистом листе бумаги и протянул его Ханне, - все равно спасибо, милашка. У тебя действительно весьма очаровательные глазки. Ну, пока-пока!
      – Меттатон! – Ханна в надежде окликнула его, когда робот уже собирался уходить.
      – Нет времени, дорогуша, - поднял вверх палец робот, покачивая им в разные стороны, - мне нужно раздать автографы еще стольким фанатам! Не будь эгоистичной, детка, ты ведь не одна.
      С этими словами он спокойно покинул студию, направляясь в коридор, где его уже ждала толпа его поклонников. Девушка так и осталась на месте, выронив из рук листок, который ей только что подарил ее возлюбленный робот.
      – Пойдем-ка, выпьем чаю, - тихо взяла ее за руку Маффет и попыталась увлечь за собой.
      Ханна попробовала отдернуть руку. В этот момент по ее щеке пробежала слеза. Девушке стало настолько больно и горестно, что хотелось сорваться с места и убежать прочь. Но паучиха цепко схватила ее за руку и не отпускала.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 2:52

– Оставь меня в покое, - немного злобно сказала девушка, снова пытаясь освободиться, - у меня нет денег, Маффет!
      – Ага, дорогуша, значит это все-таки ты! – с некоторой победоносной радостью в голосе ответила паучиха. – Иначе бы ты не вспомнила так просто про звонкие монетки. Пойдем, все же тебе стоит выпить чаю. Немного огорчает, что из-за людей мне пришлось изменить моим традициям и обзавестись новыми обычаями во вкусах и рецептах, но это приносит неплохую прибыль. Тебе, я думаю, все же нужно выпить моего чайку, среди людей говорят, что травяные чаи очень хорошо успокаивают. А еще, тебе стоит кое-что услышать.
      Она потянула ее за собой, увлекая по коридорам в одну из приватных гримерных. Там паучиха усадила свою гостью за стол и налила чашечку горячего травяного чая. А Ханна изредка утирала слезы с глаз и молча смотрела в эту чашку, наблюдая, как по ее поверхности плавают маленькие лепестки каких-то цветов.
      – Никогда не понимала всех этих сходящих с ума, - заговорила Маффет, наливая себе в чашку чай, - я бы ни за что не пришла на его шоу, если бы он мне хорошенько не заплатил! Ведь это полнейшая показуха, он совсем не умеет готовить, ему еще учиться и учиться! Ну и денек сегодня.
      – Я не понимаю, - наконец с горечью сказала девушка, - как же так? Он просто не узнал меня! Неужели я изменилась?
      – Ухуху, - с некоторой хитрой улыбкой ответила Маффет, отрицательно размахивая перед девушкой пальцем и усаживаясь за стол, - все не так просто, дорогуша. Ты вовсе не изменилась, хотя у меня нет привычки особо запоминать людей, тебя не запомнить было бы сложно, хоть я и немного засомневалась сегодня. Твои глазки выдадут тебя везде, девочка.
      – Если так, то почему он сделал вид, будто совсем меня не знает? – все так же отчаянно спросила Ханна. – Зачем?
      – Дело в том, - ответила паучиха, - что так оно и есть. Эта Альфис решила стереть ему память, поэтому Меттатон не помнит тебя.
      – Что?.. – девушка ужаснулась от слов Маффет и бессильно опустила руки на стол, так и не успев поднять чашку с чаем.
      – Вообще-то это весьма необычно, видеть тебя перед собой, - продолжила паучиха довольно спокойно, - учитывая то, что тебя все считают мертвой, ведь ты так странно и внезапно исчезла. Эта чудаковатая изобретательница ничего никому особо не рассказывала, известно было лишь, что она решила починить робота, но вот только в знающих кругах пошептывали, что в тот день у него не было никакой поломки. Ходили слухи, ведь у барьера тогда были многие монстры, что Меттатон просто с ума стал сходить от горя, потому что был влюблен. Говорят, дорогуша, что она побоялась его ухода, поэтому решила лишить его ненужных воспоминаний. Что из этого правда, а что – нет, не мне судить. Слухи есть слухи, а факты остаются фактами. Ты пока посиди здесь, а я схожу к своим паучкам, угощу тебя выпечкой.
      Маффет поставила на стол свою недопитую чашку и тихонько вышла из комнаты, оставив девушку наедине с собой. Ханна задумчиво смотрела в свою чашку и пыталась переварить в голове все те слова, которые только что услышала от монстрессы. Она долго сидела в комнате одна, пока дверь внезапно не распахнулась, и за ее спиной не раздался очень эмоциональный и знакомый голос:
      – Ханна!!!
      Девушка обернулась, и увидела в дверях встревоженную Альфис. Монстресса со взволнованным, но довольно радостным видом бросилась к Ханне. Тут же у двери тихо стояли Андайн и Маффет. Девушка не сдержала слез и кинулась к Альфис в объятия, уткнувшись своим носом в ее плечо и сильно расплакавшись.
      – Думаю, нам стоит подождать за дверью, - сказала стражница Маффет, тихонько закрывая дверь в комнату, - спасибо за помощь.
      Андайн захлопнула дверь, после чего Альфис стала успокаивать девушку, у которой почти разыгралась истерика.
      – Слава Небесам, что ты жива! – сказала монстресса. – М-мы все думали, что ты умерла. Это было так неожиданно и шокирующее, когда ты исчезла, н-никто так и не понял до конца, что же произошло. Где, где же ты была все это время?
      Девушка с трудом уняла слезы и попыталась более или менее внятно объяснить Альфис, что же случилось на самом деле, и почему вообще произошло ее путешествие по Подземелью с самого начала.
      – Я бы никогда не подумала, что такое может быть не только в аминэ, - пролепетала монстресса, все еще пораженная рассказом девушки, - если бы не знала тебя. Но все равно, я рада, что ты цела, все очень обрадуются, узнав, что ты в порядке!
      Ханна снова не сдержала слез и молча помотала головой.
      – Я знаю, - виновато посмотрела на нее Альфис, - мы были шокированы, к-когда заметили тебя на съемочной площадке, если бы не прямой эфир, я бы сразу побежала к тебе. Спасибо Маффет, что она задержала тебя, я думаю, что ты решила бы сразу уйти оттуда, ведь Меттатон  поступил, как обычно. Ханна, мне нужно…
      – Маффет сказала мне, что ты сделала, - сквозь слезы ответила девушка, - поэтому он так себя ведет… Я знаю, что так нужно было, ведь он… он больше никогда меня не вспомнит…
      Девушка закрыла лицо руками, не в силах снова унять наплывающие слезы и внутреннюю боль.
      – П-п-прости… - слова Альфис прозвучали очень тихо, она обняла девушку и утешительно погладила ее по голове, - не-не знаю, что сказала М-маффет, в-ведь я, я почти никому не рассказывала, но мне действительно, мне пришлось немного поработать с его памятью, чтобы он не помнил тех событий, и тебя. Я, я боялась за него, ведь после того, как ты исчезла, он чуть с ума не сошел. Я думала, что он оставит тело и уйдет, ведь он не разговаривал несколько дней. Удивительно, ч-что он не успел этого сделать, ему было очень грустно. Поэтому я запечатала некоторые фрагменты памяти в его системе. Но они остались, п-п-правда я хорошенько постаралась спрятать их, чтобы они не вскрылись из-за поломки или прочей непредвиденности. Придется их поискать, ведь для большей надежности я скрыла их даже от себя, но я уверена, что смогу их найти и вернуть, они ведь никуда не делись. Н-не плачь, мы вернем все на место! Я ведь все понимаю…
      Девушка утерла глаза ладонью и с надеждой посмотрела на свою подругу. Альфис попыталась уверенно улыбнуться, чтобы подбодрить Ханну. После она позвала Андайн, которой Маффет все же оставила паучью выпечку для девушки.
      – В-вот видишь, - сказала Альфис, указывая на Андайн, которая немного растерянно держала в руках несколько паучьих пончиков в миленьком бумажном кульке, - даже Маффет и ее пауки рады твоему возвращению. Он тоже обрадуется, вот увидишь. Сегодня вечером я затащу его в лабораторию, и мы все сделаем, а пока успокойся. У-у меня есть идея… Вы пока выпейте чай, а я пойду поищу Меттатона, как бы ни было, а ты должна поговорить с ним, просто, чтобы тебе стало легче… Никуда не уходите, пока я не вернусь!
      Монстресса взволнованно выбежала из комнаты, и Ханна осталась с Андайн. Стражница, в своем привычном стиле, стала бурно беседовать с девушкой, всеми возможными способами пытаясь привести Ханну в порядок. Не прошло и пяти минут, как девушка уже улыбалась, слушая рассказы Андайн об их новой жизни. Она узнала, как монстры вышли на поверхность, как живет королевская семья, и сколько новых анимэ успели пересмотреть ее любимые подруги за все это время. Ханне успело показаться, что здесь прошло даже больше времени, чем она успела провести дома с братом после своего возвращения. А отрывок этот был действительно не малый и измерялся не одной сотней дней. Прошло примерно около часа, и вот Альфис, наконец, вернулась в гримерную к Ханне и Андайн.
      – Я с трудом уговорила Меттатона побыть с тобой, - сказала Альфис, немного устало усаживаясь за стол, - эм, в-вернее я очень долго его искала, а потом объясняла, почему, что и как. Я пошла на хитрость и, и попросила позволить мне подключиться к нему, ну вроде анализа. В общем я сделала так, что у него не слишком м-много осталось заряда… В общем ты побудешь с ним, п-пока у него не сядет батарейка, а потом м-мы заберем его домой… Я наговорила ему всякой чепухи о том, что у него н-некоторые проблемы в системе, поэтому ему нужно поехать с нами в лабораторию… Он думает, что мне нужно уладить все свои дела, и тогда я приду за ним, чтобы забрать с собой, а до этого я попросила его ждать и невзначай побыть с тобой, будто бы ты его пылкая поклонница. П-прости, Ханна, что мне пришлось столько выдумать, ведь иначе мне не удалось бы его уговорить. После всех тех изменений, что я сделала в его системе, он стал, как мне кажется, еще более капризным и самолюбивым. Мне всегда хотелось это изменить, особенно с-сильно я хотела этого и пыталась воплотить в жизнь, когда впервые чинила его новое тело. Ты ведь помнишь? Т-ты попросила меня исправить его, и я пыталась… И это работало, х-хоть как-то, пока ты была здесь, и он помнил. А сейчас его самовлюбленность и эгоизм снова берут верх, ведь число его поклонников растет… А ведь его мечта не сбылась бы, если бы барьер…
      Монстресса печально замолчала, посмотрев на Андайн. В тишине прошло несколько минут, пока Альфис, наконец, не собралась со своей уверенность, и решительно не вскочила из-за стола.
      – Идем, - оживленно взяла она за руку Ханну и стала увлекать за собой, - не стоит тянуть больше время. Я отведу тебя к нему, а когда он отключится, просто позови нас с Андайн, мы подождем в коридоре.
      Альфис повела девушку к одной из приватных гримерных, где в это время находился Меттатон. Монстресса вежливо постучала в дверь. Когда робот открыл ее, Альфис завела Ханну в комнату и обратилась к Меттатону:
      – М-мне еще нужно время, вы пока здесь поболтайте, а я должна найти Андайн, она где-то здесь, нам нужно поговорить наедине. Как только я все закончу, то вернусь к тебе – мы все вместе пойдем домой. Не обижай ее, очень тебя прошу! Л-ладненько, я пошла, скоро вернусь.
      С этими словами монстресса решила поскорее покинуть гримерную, и девушка осталась с роботом наедине.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)(флафф =) )   Чт 8 Сен 2016 - 3:02

– Что ж, милашка, приветик еще раз, - мило улыбаясь ответил Меттатон, усаживаясь к зеркалу и закидывая свои ноги на близстоящий стул, - располагайся поудобнее. Разрешаю любоваться мной, сколько пожелаешь!
      Ханна со скромной улыбкой присела на диван, молчаливо глядя на робота. Меттатон же оценивающим взглядом осматривал свои розовые сапоги, почти не обращая внимания на девушку.
      – Довольно странно, - сказал, наконец, он, - я словно устал, значит, шоу сегодня было на высоте. А сколько на нем было сегодня моих поклонников, сколько я раздал автографов! Оу, мои рейтинги, несомненно, растут. А тебе понравился сегодняшний эфир, дорогая? Он был великолепен, верно?
      – Конечно, - тихо ответила Ханна, печально глядя на робота, - все было замечательно, только…
      – Что?! – Меттатон почти мгновенно вскочил на ноги, тревожно посмотрев на девушку. – Только, что?!
      – Только я хотела извиниться перед тобой, - с легкой улыбкой ответила Ханна, - я, чуть было не испортила его. Прости меня за все…
      Ханна говорила слова, явно произнося их с определенным контекстом, ведь именно в ту самую минуту она вспомнила, как говорила Меттатону у барьера, что все будет хорошо. В какой-то степени эти слова оказались тогда ложью, ведь буквально сразу же ее тень исчерпала последние силы и растворилась, поэтому девушка почувствовала себя виноватой.
      – Неимоверно удивительно, что я случайно позвал тебя из всей аудитории, что находилась в зале, - сказал Меттатон, прохаживаясь по комнате, - а ведь я не знал, что ты подруга Альфис. Иногда она может быть такой выдумщицей, я до сих пор опасаюсь этого. Она сказала мне, что ты даже лично знакома с королевской семьей! Это действительно так, дорогая? Такие вещи мне, зачастую, известны самому первому. Я звезда телеэкранов, все новости Подземелья проходят через меня, а так же я беру личные интервью у монстров. Люди появились здесь не так давно, поэтому я не слишком то и поверил в рассказы Альфис. Хотя, конечно, и она может заводить себе друзей, я нисколько не сомневаюсь в этом и знаю ее прекрасно, она стала смелее с момента разрушения барьера. Правда, иногда мне кажется, что кроме анимэ и Андайн, ей почти ничего не нужно в этой жизни. Эта парочка прекрасно спелась между собой.
      – Альфис сказала тебе правду, - ответила Ханна роботу, - я действительно знаю Ториэль, она была очень добра ко мне, когда я попала в Подземелье. Король Азгор… я о нем много слышала, но познакомиться ближе мне не удалось, ведь мы общались с ним не так уж долго. Но этого было достаточно, чтобы убедиться в правдивости всех историй о нем. Даже в той ситуации, в которой мы столкнулись, он любезно предлагал мне выпить чаю.
      Ханна невольно улыбнулась, вспоминая, как она встретилась с Дримурром впервые.
      – А что насчет принца, дорогуша? – поинтересовался Меттатон. – Что ты скажешь об этом красавчике?
      – Он довольно милый, - ответила девушка, - но больше я ничего не могу сказать, ведь тоже почти не знаю его. Я очень давно их не видела.
      – А жаль, - укоризненно сказал робот, - ты, наверное, и его истории не знаешь? Это невероятное повествование, фантастическое, невообразимое, немыслимое! Ах, об этом еще будут слагать легенды, подобно тем мифам, что ходили по Подземелью ранее. Наша история, детка, куда более обширна. Люди еще многого не знаю. Ох, ну сегодняшний день выдался поистине активным, это даже настораживает. Может быть Альфис действительно права? Мои индикаторы как будто с ума посходили!
      – Что-то произошло? – поинтересовалась Ханна, поднимаясь на ноги.
      – Ты уж прости, дорогая, - ответил Меттатон, направляясь к двери, - но мне кажется, что у меня значительно упал заряд. У людей это называется – уставать, или вроде того. Я словно танцевал сегодня до упаду целый день. Неужели я мог растратить всю свою батарейку на эмоции? Хотя, сегодня было столько фанатов, все они такие милашки! Нужно найти Альфис и сказать ей, чтобы она поторопилась…
      – Подожди! – девушка придержала его за руку. – Если ты утомился, то тебе просто нужно отдохнуть. Так делают люди, когда чувствуют усталость. К тому же Альфис сказала, что вернется сюда. Она говорила, кажется, что пойдет искать Андайн, ты можешь сразу не найти ее, да и она хотела поговорить с ней наедине. Лучше подожди, пока она не вернется, чтобы не растерять свой заряд до конца. Давай, я помогу тебе, это, наверняка, будет мешать тебе прилечь на диван.
      С этими словами Ханна потянулась к плечам робота, чтобы снять его длинные конусовидные наплечники, которые он постоянно носил.
      – Эй, эй! – хотел было запротестовать Меттатон. – Я разрешил тебе только любоваться мной, но не позволял меня трогать! Что ты…
      Не смотря на то, что робот значительно дернулся, девушке, все же, удалось крепко вцепиться пальцами в железо и довольно ловко отстегнуть декоративный элемент его черного корпуса. Услышав щелчок, Меттатон приутих, и Ханна сняла с его плеча один наплечник. Так же быстро она отстегнула и вторую деталь, после чего аккуратно положила их на столик перед зеркалом.
      – Как ты это сделала? – с неподдельным удивлением спросил робот, сопровождая девушку взглядом, когда она снова вернулась к дивану и тихонько на него присела. – Это может сделать только Альфис!
      – Это не сложно, - ответила девушка, рукой приглашая Меттатона сесть рядом, - к тому же я видела, как она это делала. Скажем так, на чертежах. Не бойся, их можно вернуть на место в любой момент, но думаю, они не нужны тебе сейчас. Я уверена, что роботы тоже многое чувствуют, даже то, что ты образно называешь «усталостью». Ты ведь не просто машина – ты живой. Поверь мне, я знаю.
      – Хм, - задумчиво произнес Меттатон, присаживаясь рядом с девушкой и закидывая одну ногу на другую, - даже не знаю, что и сказать, дорогуша. Ты меня озадачила! Выходит, ты действительно близкая подруга Альфис, даже более чем. Но почему-то я и не знал об этом. И это заводит меня еще сильнее, твоя таинственность. Не знаешь точно, доверять тебе или опасаться! Такая загадочная, да еще и фаворитка королевы. Это просто удивительно!
      Он произнес эти слова с интригой и своей привычной загадочной улыбкой.
      – Не говори ерунды, - слегка смущенно ответила девушка, и вдруг заметила, как еле заметно мигнуло сердце в прозрачном блоке у робота на поясе. Вместе с этим Меттатон слегка изменился в лице, - лучше приляг. Надеюсь, что Альфис действительно скоро вернется, иначе мне придется идти ее искать. Не бойся, можешь положить голову мне на колени.
      – Если я спрошу тебя о твоей жизни, - аккуратно опустился на диван Меттатон, расположив свою голову у девушки на ногах и посмотрев прямо в ее лазурные глаза, - ты откроешь мне свои тайны? Эта загадочность не на шутку заинтриговала меня, ведь я никогда о тебе не слышал. Откуда ты? Почему Альфис о тебе не рассказывала? Вы познакомились через Интернет?
      – Если я тебе расскажу свою историю, - немного печально улыбнулась девушка и провела своей ладонью по волосам Меттатона, - ты все равно не поверишь мне. Пусть лучше Альфис сама расскажет тебе все, ручаюсь, что она не будет врать. К тому же я не бываю слишком красноречивой, когда речь заходит именно обо мне.
      – Ах, - довольно произнес Меттатон, чуть прикрыв глаза и улыбнувшись, - почему я не замечал, что это так приятно? Возможно, я действительно слишком сильно устал, чтобы противиться чему-то. Обычно я не позволяю таких вольностей своим фанатам. Но ты исключение, дорогая. А знаешь, почему?
      Ханна убрала свою ладонь с головы Меттатона, посчитав его слова предупреждением, а после спросила:
      – Потому что я подруга Альфис?
      – Нет, ответ не правильный, милашка, - улыбнулся робот слегка укоризненно, - потому что теперь я хочу любым способом узнать твои загадки. Не всем удается меня так заинтересовать! Я мог бы тебя попросить не останавливаться? Мне очень понравилось то, что ты сейчас сделала…
      – На самом деле, - с улыбкой ответила девушка, снова поглаживая Меттатона по голове, - у меня нет никаких загадок. Все довольно просто, как мне кажется. Загадка, скорее, кроется в тебе, только ты об этом не знаешь, но однажды, возможно, узнаешь.
      – О чем ты говоришь, дорогая? – удивленно открыл глаза Меттатон, и вдруг его сердце снова стало мигать. – Я был готов удивиться, или даже слегка испугаться твоих слов, но, кажется, есть проблема посерьезнее этого… Альфис… где ее носит в такие моменты? Мне, признаться, очень неловко, благо, что ты всего лишь одна здесь. Пообещай, что никому не скажешь об этом, мне бы не хотелось падать в глазах моих поклонников.
      – Я никому не скажу, - пообещала девушка, - но то, что с тобой сейчас происходит, это же вовсе не страшно. Это похоже на сон, ты просто засыпаешь.
      – Как бы ни было, - ответил уже более устало робот, - меня никогда не прельщала такая перспектива, особенно когда я четко понимаю, что этот момент наступает не тогда, когда я к нему готов.
      – Разве это страшно? – спросила тревожно Ханна, не переставая поглаживать его черные волосы. – В том смысле, что это заставляет тебя чувствовать что-то неприятное или ты боишься чего-то?
      – Это довольно странный вопрос, - ответил Меттатон, - я не задумывался об этом. Меня просто не привлекает перспектива внезапно упасть где-то посреди улицы. Это был бы полный крах!
      – А когда это происходит дома, – задумчиво поинтересовалась девушка, – ты чувствуешь себя как-то иначе?
      – Мне более спокойно, - ответил Меттатон, глядя на свою собеседницу, - я точно знаю, дорогая, что все будет в порядке. Я ложусь на кровать, подключаю зарядное и ощущаю себя уверенным, что на утро у меня будет достаточно сил, чтобы встать на ноги, феерично провести свой день и порадовать моих любимых поклонников. Что может быть лучше?!
      Ханна слегка приумолкла и о чем-то задумалась, все так же нежно проводя своими хрупкими пальцами по шелковистым волосам Меттатона.
      – Ооо, - негромко сказал Меттатон, - это, действительно, непередаваемо! Мне кажется, сладенькая, или твои пальчики…
      – Скажи, - внезапно прервала его девушка, даже не услышав до этого его слов, - а ты бывал в краю водопадов?
      – Разумеется, дорогуша, - слегка насмешливо ответил робот, удивившись столь отвлеченному вопросу, - ведь я там жил когда-то. И почему это тебя так неожиданно заинтересовало?
      – Ты прислушивался к потокам вод, которые протекают там? – снова спросила девушка, глядя в потолок. – Тебе никогда не казалось, что среди этого умиротворенного и тихого шума можно расслышать мелодию, которая напоминает колыбельную? Она похожа на звуки музыкальной шкатулки, которую можно найти в тех краях. Очень красивая и даже какая-то грустная, как истории, что написаны на стенах вдоль рек…
      – Это было так давно, милашка, - ответил Меттатон, снова глядя в ее глаза, - что я и не помню, какими делами я занимался в то время. А ты преподносишь загадок все больше и больше, ведь я думал, что люди почти не ходят в ту часть подземелья, уж больно там темно и сыро. К тому же путь туда лежит через Хотлэнд, ведь люди приходят со стороны столицы, а это не особо привлекает их…
      – Но там невероятно красиво… - прошептала задумчиво девушка, все так же глядя в потолок, - и эта мелодия… Иногда я продолжаю слышать ее во сне…
      – Мне кажется, дорогая, - с добродушным тоном сказал Меттатон, слегка улыбнувшись, - что твоя душа еще более прекрасна, чем твои глаза… Это невероятно мило и удивительно! И где только Альфис тебя раздобыла? Слышать звуки музыкальных шкатулок во снах – лишь от одной мысли, что такое возможно, возникает своеобразное чувство, которое даже сложно словами описать. Прелесть, это просто изумительно и необычайно мило. Так по-детски, чисто и невинно. Ах, это необыкновенно, милашка!
      – Я могла бы поделиться этим с тобой, - улыбнулась Ханна, посмотрев на Меттатона, который уже слабо закрывал веки, а сердце на поясе мигало все интенсивнее и чаще, хоть и с довольно медленным ритмом, - я могу показать тебе, что я слышала в тех голубых водах Ватэрфола.
      Девушка протянул немного ладони перед собой, и постепенно в ее руках стал появляться призрачный светящийся цветок, похожий на эхо-цветок из края водопадов. Ханна медленно поднесла волшебство к груди Меттатона. Робот недоверчиво и с опаской посмотрел в лицо девушки и хотел сопротивляться, но у него уже не хватало сил, поэтому он не сделал ни единого движения.
      – Не бойся, - тихо прошептала Ханна, опуская магическое голубоватое свечение на грудь робота, после чего цветок проник внутрь его корпуса и растворился, - прислушайся…
      Меттатон беспомощно закрыл глаза. Его настороженное выражение лица постепенно сменилось мимолетным удивлением, а после на губах появилась легкая, все та же загадочная и соблазнительная улыбка.
      – Она похожа на звуки хрустальных, падающих в воду капель, - шепотом произнес он, не открывая глаз, а после медленно разомкнул веки и сияющим розовым взглядом, который, как показалось, стал еще более ярким, посмотрел на девушку и произнес, - я просто обязан узнать… все… твои… тайны…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 3:12

Выражение его лица застыло, оно осталось таким же загадочным, с легкой соблазнительной улыбкой, но взгляд медленно погас, так же, как и сердце у него на поясе. Ханна поняла, что заряд его батареи достиг, наконец, нуля. Почему-то девушке стало очень грустно. Она вспомнила, как это произошло впервые, когда Меттатон проводил свою первую феерическую премьеру ЕХ формы, где на кон ставилась ее душа и его свобода. Она до сих пор не могла забыть страх, прошедший по ее телу в тот момент, когда его взгляд и сердце погасли. Девушка думала тогда, что убила его. Сейчас все произошло снова, и неприятный холод вновь пробежал внутри. Она знала, что он всего лишь уснул, но эта застывшая улыбка, потемневшие глаза…Они действительно напоминали смерть. Ханне стало так грустно, что она не сдержала слез, которые тихо потекли по ее щекам. Кроме того, что она ощущала, она еще и прекрасно помнила, что сейчас для Меттатона она простая девушка, которая не отличается от множества других, кто входит в число его фан-клуба. Он не помнил ни той премьеры, ни колыбельной водопадов, ни расставания у барьера. Все это было еще впереди. Но больше всего Ханна боялась, что все может и вовсе не получиться, тогда он больше никогда ее не вспомнит такой, какой она предстала перед ним впервые, той, которая подарила ему свое сердце навсегда… Ханна наклонилась к его лицу, и тихонько поцеловала его застывшую улыбку, прикрывая глаза. Несколько слезинок с ее щеки соскользнули ему на шею. Девушка печально улыбнулась, выпрямляя спину и делая глубокий вдох, чтобы унять слезы. Она вытерла глаза ладонью, успокаивая себя и собираясь с мыслями. Слезами горю не поможешь, она отлично это знала, поэтому собрала всю свою решительность, которая до этого подбадривала и давала силы для путешествия по Подземелью ее предыдущей тени. Ханна поднялась с дивана и направилась к двери, чтобы позвать Альфис и Андайн. Они действительно все это время ждали в коридоре, недалеко от двери гримерки, и сразу же вошли в комнату. Альфис стала что-то лепетать девушке, а Андайн подошла к дивану и стала присматриваться к лежащему на нем Меттатону, видимо продумывая, как бы его поудобнее взять, чтобы спокойно вынести из комнаты. И вдруг стражница внезапно обернулась и сказала:
      – Эй, Альфис, он что-то бормочет, хотя вроде бы у него ничего не горит. Посмотри сама!
      Монстресса быстро подошла к дивану и наклонилась к роботу. Все его панели и системы были отключены, но губы проворно что-то пытались сказать. Сначала шепот был неразборчивым, но постепенно он делался внятным, пока не стал совсем четким и более громким.
      – Ханна… Ханна… - повторял Меттатон снова и снова, - Ханна… это я… это я…
      – Меттатон! – девушка расслышала его слабый голос и взволнованно подошла ближе.
      – Это я… Ханна… - снова повторил он с какой-то легкой умоляющей нотой, - это я… я помню… помню тебя… Ханна… ты слышишь, дорогая?… Но это продлится не долго… воспоминания… здесь… внутри… они пустые… тебя нет в них… только душа… она помнит… она помнит… тебя… Ханна… девочка…
      – Ничего себе… - вырвалось у Андайн.
      – Я все поняла! – воскликнула Альфис и схватила девушку за плечи. – Никакие программы и файлы не способны стереть воспоминания души, будь она душой человека или монстра! Тело, тело блокирует его. Но как тебе удалось это сделать, Ханна?! Что ты такого ему сказала?
      – Н-ничего, - запинаясь ответила девушка, а потом невыносимо покраснела от смущения, - я лишь легонько поцеловала его…
      – Комбо! – довольно завопила Андайн, чем смутила девушку еще сильнее. – Ну, прямо как в киношках и анимэ про принцесс!
      – Л-ладненько, - тоже немного смущенно и с улыбкой ответила Альфис, - я н-непременно учту это… А т-теперь давайте поскорее вернемся в лабораторию, нужно, все таки, попытаться поставить в этом точку.
      Андайн помогла принести тело Меттатона в дом Альфис, после чего монстресса принялась за долгую и кропотливую работу, а стражница, чтобы не мешать ей, решила отправиться домой, и заняться своими делами. Ханна все время оставалась рядом с Альфис и молча наблюдала за ее работой. Шел один час за другим, а монстресса так и не отрывалась от экрана монитора. Было уже довольно поздно и немного хотелось спать, но девушка вовсе не подавала виду. Чем дальше шли минуты, тем тревожнее становилось на сердце, ведь все это время Альфис не проронила почти ни единого слова, что могло означать лишь неизменную динамику процесса, которым она была занята. Ханна стала бродить по дому, начиная терзать себя грустными мыслями. Девушка постепенно стала осознавать, что совершила довольно легкомысленный поступок, поддавшись собственным желаниям. Она ушла из дому тайком, ничего не сказавши брату, а ведь возможно именно сейчас где-то там Ардар с ужасом бродит по округе, тщетно пытаясь найти сестру, и тихо сходит с ума. Чувство вины, так же, как тревога о том, что у Альфис что-то не получается, не давали девушке покоя, шевелясь внутри некими неприятными винтящими ощущениями. Чтобы успокоиться, Ханна решила приготовить для Альфис небольшой ужин из того, что нашлось в холодильнике. Монстресса оторвалась от компьютера и искренне поблагодарила девушку за заботу, решив сделать в работе небольшой перерыв.
      – П-прости, - сказала она, с удовольствием поедая свой ужин, - знаю, ч-что молчание в таких случаях совсем неуместно… но у меня пока ничего не выходит… Я на славу постаралась в прошлый раз, что теперь и сама не могу отыскать эти файлы… Прости, это все моя вина, я снова начинаю подводить друзей…
      – Не говори так, - попросила Ханна, сидя рядом и удерживая в руках горячую чашку чая, - ты всего лишь хотела помочь ему. Ты делала правильно.
      – И все же, - снова сказала Альфис, - я слегка перестаралась… Зато я точно знаю теперь, что если бы я спроектировала для чего-нибудь охранную систему, ни один умник не смог бы ее взломать! Хе-хе… хе…
      Монстресса подумала, что небольшая шутка сможет поднять девушке настроение, но под конец посчитала, что все же это маленький юмор оказался неуместным. Но Ханна улыбнулась, понимая, что не должна огорчать подругу, ведь та, как в былые времена, снова может потерять веру в себя. Девушка не хотела этого. Она до последнего надеялась, что у Альфис все равно обязательно что-то получится, но на это нужно время.
      – Я уже долго просидела в его системе, - сказала монстресса, отодвигая пустую тарелку в сторону, - но не огорчайся, Ханна, у меня еще полно сил, чтобы продолжить работу, а после такого ужина и подавно. Я посижу здесь еще, попробую снова несколько способов, а тебе лучше пойти в мою комнату и лечь спать, ведь уже довольно поздно.
      Девушка не стала перечить подруге, и Альфис довольно быстро расположила ее в своей комнате. Ханна долго не могла уснуть, вслушиваясь в различные звуки вокруг и думая о разных вещах. На самом деле, девушке было даже немного боязно в этот раз закрывать глаза и погружаться в сон. Ханна понимала, что сейчас она никак не сможет растерять сознание и случайно вновь создать тень, которая где-то заблудится, но лишь одной мысли об этом было достаточно, чтобы холод некоего страха пробежал по спине. Еще ее все сильнее тревожили мысли об Ардаре. Сердце в груди так неприятно и часто билось, что девушка просто не могла спокойно уснуть. Но через время усталость все же взяла свое, и Ханна сдалась под натиском сна.
      Утром она проснулась от звуков музыки и пения, что доносились снизу. Ханна довольно быстро спустилась по лестнице и увидела Меттатона, который все так же находился рядом с Альфис и был подключен к компьютеру. Но сейчас робот был более чем живым, обыденно держал в руках микрофон и в своем привычном стиле исполнял какую-то знакомую, как девушке показалось, песню.
Griffinilla–Hard Drive (с)
Darling, I can show you where my love hides
it’s a heart beat
on a hard drive
Yeah, I’m dancing with your soul in my sights
it’s a showdown
in the spotlight
Honey, glamour’s got me out of my mind
like a kill switch
on my backside
And the camera’s got you frozen in time
like a save state
in a game file.
      – Потрясающе, Альфис! – воскликнул Меттатон, когда закончил свое пение. – Невероятно! Какая замечательная песня! Какие слова, какой ритм, какой мотив! Почему ты не показывала мне ее раньше? Она просто великолепна! Публика взорвется от такой динамики.
      – Эх, не получается… - с досадой и немного устало пробурчала монстресса, - куда же я их спрятала?...
      – Эй, дорогуша, ты меня вообще слушаешь? – укоризненно обратился к ней робот, небрежно и легонько толкая Альфис в плечо.
      – Эта песня из твоей старой системы, - слегка недовольно ответила ему монстресса, укоризненно посмотрев в глаза, - не спрашивай почему?! У тебя была поломка в прошлом, и сейчас я пытаюсь в ней разобраться. Но у меня не получается! И если ты будешь меня отвлекать, то тебе придется просидеть рядом со мной еще очень долго.
      – Это скууууучно! – довольно нудно ответил Меттатон, и вдруг заметил на лестнице Ханну. – Оу, а ты еще здесь? Ну, хоть в чем-то мне везет сегодня. Привет, миленькие глазки! Ты не забыла, что за вчерашнюю встречу ты еще должна мне персональное интервью?!
      – Х-ханна… - слегка испуганно и немного грустно обернулась назад Альфис и поглядела на лестницу.
      – Доброе утро! – с улыбкой посмотрела на них девушка, медленно спускаясь вниз. – Отличная песня. Мне кажется, я ее где-то слышала.
      – Это т-та самая песня… - ответила Альфис и попыталась спрятать взгляд, - помнишь? Когда вы… когда он… я подумала, что может быть это поможет мне… мне удалось ее отыскать… но больше пока почти не получается…
      – Она все утро лепечет какие-то небылицы, - с насмешкой сказал Меттатон, перекидывая одну ногу через другую, - и не разрешает мне никуда уходить. Кстати, а ведь ты обещала мне, что Альфис расскажет о тебе. А взамен я слышу какие-то странные истории о мифах королевской семьи.
      – Это не миф! – возразила Альфис. – А правда! И эти «небылицы» я рассказываю тебе не просто так! Вот только толку мало…
      – Эта история о спасительнице, в честь которой Дримурр поставил в столице монумент, - стал доказывать свою точку зрения Меттатон, - больше похожа на красивую интерпретацию нашей старой легенды. Король может говорить, что угодно, но я всегда готов буду поспорить, ведь, к сожалению, я не видел этого собственными глазами. Мне кажется более правдоподобной версия о разрушении барьера Азриэлем, ведь когда-то давно принцу уже удалось пересечь границу заклинания и отправиться в мир людей. Почему он вернулся? Значит, его смерть была подделкой? Иначе как это можно объяснить? Его появление, воскрешение!
      Ханна молча наблюдала за спором Меттатона и Альфис, от чего девушке тут же стало грустно, ведь она поняла – за ночь ничего не изменилось.
      – Говорю же тебе, - продолжила Альфис, обращаясь к роботу, - у тебя поломка! Постой, Ханна, что ты вчера сделала, после чего он заговорил?
      Девушка мгновенно отпрянула от мыслей, слегка покраснела и молча отрицательно замахала ладонями, всем видом показывая не вспоминать вчерашний случай при Меттатоне.
      – Я перепробовала уже почти все, - сказала Альфис, посмотрев на девушку, - но практически ничего не получилось. Может это сможет мне помочь? Ведь так бывает, я видела это в кино, об этом рассказывают многие людские истории и легенды. Вы должны поцеловаться, это непременно сработает!
      Ханна смущенно прикрыла рот ладонями, а монстресса снова бойко повернулась в сторону компьютера, посмотрев пристально и оживленно на Меттатона.
      – Стоп, что?!! – вдруг изумленно воскликнул робот. – Это что, шутка, Альфис! Ты с ума сошла?!
      – Вовсе нет, - ответила монстресса, не отводя взгляда от робота, - ты должен ее поцеловать!
      – Стоп, стоп, стоп, нет! Это уж слишком! – запротестовал Меттатон, ошеломленный таким резким поворотом. – Я не стану этого делать, дорогуша!
      – Но ты должен! – утвердительно сказала ему монстресса.
      – Альфис! – девушка окликнула свою подругу, чтобы прекратить спор, и печально продолжила. – Не нужно.
      – Но это единственный способ, - тревожно посмотрела на нее монстресса, - теперь я просто уверена в этом. Без магии здесь не обойтись.
      – Так не получится… - печально ответила Ханна, понимая, что для истинного волшебства нужна не только ее искренность, - не нужно. Оставь все, как есть. Может это и к лучшему…
      – Но, Ханна… - Альфис с тревожным видом встала из-за стола и подошла к девушке.
      – Прости, что доставила тебе столько хлопот, - грустно сказала наша путешественница, потерянно глядя перед собой и медленно направляясь к двери, ведущей наружу, - я думаю, что мне пора возвращаться домой. Мой брат… он будет волноваться обо мне… Спасибо за заботу.
      – Подожди, Ханна, - стала удерживать девушку за руку монстресса, - н-не уходи. Я… я попробую еще что-нибудь…
      – Не нужно, - с печальной улыбкой попросила Ханна, - если он не хочет, то не заставляй его, все равно не получится. Лучше иди отдыхать, ты и так не спала из-за этого всю ночь. Я пойду, я уже достаточно отняла твоего личного времени, которое ты могла бы провести за другими, любимыми делами. Не переживай, все хорошо. Я рада, что снова вас увидела… Это главное.
      – Эй, дамочки, - дал о себе знать Меттатон, - я хоть и отказываюсь от ваших задумок, но я все еще здесь! Альфис, у меня тоже есть свои дела, а я все утро прикован к твоему столу…
      – Помолчи хотя бы минутку! – обернулась к роботу монстресса, и внезапно девушка с силой рванула назад и быстрым шагом побежала к двери. – Ханна, Ханна, постой! Подожди! Ханна!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 3:20

Альфис бросилась догонять девушку, но к ее удивлению за порогом уже никого не было. Монстресса еще несколько минут побродила вокруг и удрученно вернулась в дом. Ханна же умело спряталась за одним из каменных уступов около бывшей лаборатории, молча уткнувшись носом в свои колени, чтобы Альфис не услышала ее тихие слезы. Когда девушка немного успокоилась и была точно уверена, что монстресса вернулась домой, тогда она вышла из своего укрытия и направилась к переправе, чтобы попытаться поскорее добраться до Сноудина. Оттуда Ханна собиралась вернуться в Руины и попытаться создать портал. Но к величайшей неудаче, у переправы не оказалось паромщика, поэтому девушке пришлось добираться до городка в лесу пешком, почти через все Подземелье. По пути она попыталась вновь открыть портал, чтобы попасть домой, но у нее ничего не вышло, что расстроило девушку еще больше, наряду с неудачей в отношении Меттатона. Она повторила попытку снова и снова, после чего поняла, что нет смысла направляться в Руины, чтобы пробовать открывать портал именно там, ведь это все равно бесполезно. Возвращаться назад, чтобы через столицу выйти на поверхность и там просить людей о помощи, девушке пока не хотелось, ведь она прошла уже значительный отрезок пути, поэтому Ханна продолжала идти вперед, направляясь к Сноудину. Она чувствовала себя удрученно, и немного радовало то, что по дороге ей никто не встречался, ведь девушка не раз успела проронить слезу. Она даже не заметила, как пересекла Ватэрфол, все время утирая глаза ладонью и думая о разных вещах. Через какое-то время девушка, наконец, добралась до заснеженного городка и решила остановиться у местных жителей, чтобы чуточку отдохнуть и собраться с мыслями. Ханна, слегка потерянно и с грустным видом, медленно вошла в маленькую гостиницу Сноудина, которая, как и в прошлый раз, была все такой же уютной и приветливой.
      – Чем я могу вам помочь? – заботливо и вежливо, как и всегда, спросила ее в холле хозяйка заведения.
      – Позвольте мне у вас немного погреться, - с печальной улыбкой попросила Ханна, - к сожалению, сегодня у меня при себе нет денег.
      – Оу, конечно же, - с улыбкой ответила зайчиха, - располагайтесь здесь в холле, я всегда рада посетителям, даже если они просто проходят мимо.
      – Спасибо, - девушка тихо присела у стойки ресепшена, за которой стояла хозяйка гостиницы, и медленно опустила глаза в пол, прокручивая в голове невеселые мысли, навеянные всем этим новым путешествием.
      Ее сейчас все сильнее тревожили не только мучительные ощущения обиды и внутренней боли от того, что все так получилось с Меттатоном, но еще девушка столкнулась с проблемой, которую теперь предстояло еще как-то решить. Жгучее желание вернуться сюда помогло ей открыть двери в подземный мир, но теперь Ханна не знала, как ей вернуться обратно домой, откуда она так внезапно сбежала. Девушка вновь столкнулась с тем, что неумение контролировать свою силу снова привело ее в замешательство и растерянность, поэтому ее попытка открыть портал увенчалась неудачей. Отправляться в столицу к королю у нее сейчас не было желания, так же, как не хотелось попадаться кому-то из друзей на глаза, поэтому Ханна шла в гостиницу не через весь город, а окраиной, чтобы меньше кого встретить на своем пути. Ей было так грустно, что она с трудом сдерживала слезы, а в таком настроении не хотелось встречать друзей и казаться веселой и наивной, как раньше.
      За стойкой, как это часто было и в прошлые разы, весело копошился беленький пушистый малыш. Малолетний зайчонок чем-то бурно занимался, стараясь не отвлекать свою любимую маму.
      – У вас такой печальный вид, - обратилась к Ханне хозяйка, - надеюсь, вас не огорчил наш маленький городок? Вы здесь впервые? С тех пор, как был разрушен барьер, тут побывало немало людей, я уже немного путаюсь, кого и где видела.
      – У вас замечательный город, - с улыбкой ответила Ханна, - не обращайте внимания. Мне просто неловко, что я без гроша. Мне всегда нравился ваш город, он очень уютный.
      Малыш за стойкой очень заинтересовался мамиными разговорами и обернулся, а когда зайчиха немного отвернулась, отвлекаясь на какие-то дела, малыш прислонился мордочкой к краю стола и с интересом уставился на Ханну. Девушка сначала не заметила его пристального внимания.
      – Мамочка, мамочка, - стал настойчиво трезвонить малыш, отрываясь от стойки, - к нам домой вернулась фея! Помнишь ту добрую фею, которая показала нам солнышко? Она вернулась!
      С этими словами малыш подбежал к Ханне и взялся своими мягкими лапками за ее руки.
      – Ты ведь, правда, та самая фея, я помню, - продолжил зайчонок, - я видел тебя в столице, король Пушистик оставил тебя там, чтобы все говорили тебе спасибо. А еще тебя показывали вчера по телевизору.
      Ханна лишь молча улыбнулась, а самой хотелось плакать еще больше. Девушке были приятны слова малыша, но она старалась молчать, чтобы не расплакаться, да и сказать ей особо было нечего.
      – Простите его, - с улыбкой сказала девушке хозяйка гостиницы, когда малыш радостно побежал куда-то по дому, довольный до кончиков ушей, - он становится довольно непоседливым и общительным. Кажется, он принял вас за нашу героиню Подземелья. Оу, но вас действительно вчера показывали по телевизору, вот почему мне так знакомо ваше лицо. Вы ведь не впервые у нас, верно? Знаете, вы могли бы остаться у меня просто так на одну ночь, если вам очень нужно, я совсем не против, а деньги отдали бы как-нибудь при случае, если что. Это совсем не страшно.
      – Спасибо, - только и смогла благодарно ответить Ханна, признательно глядя на зайчиху.
      Эту ночь девушка решила провести в гостинице, уединившись в номере и глядя весь вечер на снег за окном.
      А тем временем в бывшей лаборатории в Хотлэнде у Альфис с Меттатоном разгорелся очень сильный спор.
      – Т-ты поступил не правильно! – твердила монстресса снова и снова роботу, который обиженно сидел на ее рабочем столе, заложив одну ногу за другую и скрестив на груди руки. – Ты практически прогнал ее своим упрямством. Даже Андайн при их первой дружеской беседе не прогнала ее из своего дома!
      – Я не прогонял ее! – возразил Меттатон недовольно. – Она сама ушла отсюда, ты свидетель. Я просто отказался делать то, что тебе так внезапно вздумалось. Это все твои дурацкие анимэ, я так не хочу.
      – Ух, глупая машина, нужно было записать на видео и показать тебе лично, что ты делал и говорил раньше, - эмоционально воскликнула Альфис, - при чем здесь анимэ? Ты сам целовал ее до этого.
      – Ха! Я не верю в это, - возразил робот, - и ты не заставишь меня подражать твоим выдумкам! Потому что ты все это придумала! Если я стану целовать каждого фаната, который смотрит мое шоу… Дорогуша, мне страшно представить последствия.
      – Я тебе уже сотню раз объясняла, почему ты не помнишь, - снова стала отвечать Альфис, - но ты и слушать не желаешь. Снова этот твой эгоизм и прочее, а ведь ты обещал, что станешь мягче!
      – Обещал, но это не повод заставлять меня с ходу делать вот такие вот неожиданные вещи, - жалобно возразил Меттатон, - для всего должен быть сценарий, дорогая, обдуманность, желание и зрители. Я готов ради них на все, но для шоу нужна подготовка, иначе получится ерунда.
      – Ну и зануда же ты, - легла руками на стол устало монстресса, - я и не думала, что эта программа настолько сильно у тебя засела.
      – Это шоу-бизнес, Альфис, - ответил Меттатон, наклоняясь к ней, - если шоу не продуманно, оно не получит успеха, а нет успеха, то нет и зрителей. Нет зрителей – нет рейтинга. Как, по-твоему, с твоими мыслями и рассуждениями я буду завоевывать людскую публику? Я не имею права забывать и изменять этим принципам, иначе я потеряю репутацию, и дело даже не в твоей человеческой подружке. У меня это записано в программе.
      – В программе такого нет, я ее составляла! – устало сказала Альфис.
      – Значит, - с обворожительной улыбкой ответил робот, - я сам разработал для себя этот алгоритм, и он очень эффективен.
      – Тебя волнуют только рейтинги? Тогда у меня есть план, как поспорить с твоим эгоизмом, - уверенно ответила Альфис, с довольно злобной и хитрой улыбкой.
      – Ммм, а этот взгляд меня уже заинтриговал, - облокотился об стол рукой Меттатон, подпирая свой подбородок, - я тебя внимательно слушаю.
      – Для начала, - сказала Альфис поднимаясь и доставая из ящика стола блокнот с карандашом, - я попрошу Андайн помочь мне найти Ханну. Она ушла так быстро и такая невеселая… Даже представить себе не могу, нужно будет срочно позвонить Андайн! Когда мы узнаем, где она сейчас, ты сделаешь вот что…
      С самого раннего утра по телевизору в Подземелье, а так же в некоторых других местах, где Альфис удалось продвинусь шоу МТТ на поверхности, по просьбе самого Меттатона, звучала новость, что звезда подземного мира дает внезапный концерт Live. Буквально за несколько часов на окраине Сноудина соорудили сцену, а с самого утра в городке уже было полно фанатов, которые с нетерпением ждали появления Меттатона. Среди них были не только монстры, но и некоторые люди, которые специально спустились в вниз, чтобы поглядеть шоу.
      Ханна тоже не оставила это событие без внимания. Утром она поблагодарила хозяйку гостиницы за радушный прием и обещала при возможности вернуть деньги, после чего она отправилась посмотреть на концерт. Шоу было громким и фееричным, но девушка не стала задерживаться долго, понимая, что это всего лишь очередное выступление. Она печально посмотрела на своего железного друга, который не помнил ее, и растворилась в толпе, неторопливо направляясь в сторону леса, чтобы попытаться добраться до Руин и подумать, что же делать дальше. Именно оттуда она пришла и в этот раз, поэтому, возможно, у девушки могло что-то получиться именно там.
      Когда она уже значительно отошла от городка, то услышала у себя за спиной голос, который стремительно приближался.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)(флафф =) )   Чт 8 Сен 2016 - 3:28

– Эй, постой, - это был до боли знакомый голос Меттатона, который пытался ее догнать, - Ханна, кажется так?
      – Кажется… - печально ответила девушка, когда он уже оказался рядом.
      – Эй, да ладно, не придирайся к словам, дорогуша, - возразил робот, всем своим видом упрекая свою собеседницу, - это не мило, особенно, когда с тобой действительно хотят поговорить.
      – Прости, - искренне извинилась девушка, - не хотела тебя обидеть, честно. Случайно вырвалось, просто задумалась не о веселом. А разве концерт уже закончился?
      – М, я сделал небольшую уловку, чтобы незаметно на время сбежать от своих зрителей, - хитро улыбнулся робот, - мне же как-то нужно было тебя догнать.
      – Зачем? – поинтересовалась девушка.
      – У меня есть кое-какое дело к тебе, - ответил наивно Меттатон, - от Альфис. Послушай, а ведь ты и вправду та самая героиня, которая всех освободила? Ведь это в честь тебя король Азгор поставил в столице мемориал? Мне бы стоило сказать тебе спасибо, за то, что я смог выбраться на поверхность, увидеть солнце и множество живых людей, а ведь некоторые стали моими фанатами. Это дорогого стоит.
      – Я не знаю, - растерянно ответила Ханна, - я не считаю себя героиней, хотя, возможно, я и помогла чем-то этому миру, но не более того. То, что произошло здесь, вышло случайно, я скорее, просто завела много новых друзей. Это мне приятнее осознавать.
      – Но это так, - сказал Меттатон, - многие в этом мире действительно обязаны тебе, а никто даже не сказал спасибо. Хм, я думаю, мне стоит поблагодарить тебя от имени всех монстров, которые вышли на поверхность и остались здесь, сказать спасибо за свободу и наступившее примирение. Я благодарю тебя от имени всего Подземелья, как личный представитель с множеством поклонников. Они тоже тебе благодарны.
      – Спасибо, - с улыбкой ответила девушка, но улыбка была печальной, - что ж, мне нужно возвращаться домой…
      – Погоди секунду, - довольно загадочно сказал Меттатон, внезапно резко обняв девушку за талию и притянув ближе к себе, - у меня для тебя есть особая благодарность, личная, за исполнение моих заветных желаний, за то, что я смог увидеть солнце и оказаться наверху. Думаю, это достойная благодарность для героини.
      С этими словами он взял своими пальцами девушку за подбородок, а после опалил ее губы поцелуем. Все случилось так быстро, что Ханна не успела опомниться. Пока эти мгновения длились, она отчаянно и растерянно стояла, как околдованная, боясь пошевелиться и закрыть глаза, но спустя несколько секунд она уже не могла противиться себе и ощущениям внутри. Девушка закрыла глаза, и по щекам у нее потекли слезинки, которые она уже не удержала в себе. Поцелуй был таким приятным, жарким, желанным, что она не удержалась, подняла руки и обняла Меттатона в ответ.
      – Оу, дорогая, неужели все было так плохо? – довольно беспокойно спросил робот, смахивая с лица девушки слезы, когда разорвал поцелуй.
      – Нет, это было замечательно, - печально ответила Ханна, не унимая слез, - прости, прости пожалуйста… думаю, мне нужно домой…
      – Это не совсем по плану, - вдруг сказал робот, словно самому себе, когда Ханна вырвалась из его объятий, - ну, что ты молчишь? Ничего не происходит! Ты снова что-то напутала?
      – Что? – девушка в недоумении обернулась и посмотрела на Меттатона.
      – М, прости, дорогуша, - ответил тот, пристально посмотрев в ответ, - на самом деле мы не одни. У Альфис есть план, чтобы помочь мне вспомнить тебя. Ты уж не обижайся, милашка, я же для тебя стараюсь. Хм, думаю, мне это нравится…
      Он снова загадочно улыбнулся и подошел к девушке ближе. Ханна с недоумением посмотрела на него, вытирая рукой слезы.
      – Что? – она растерянно снова задала вопрос.
      – Она говорит, что нам стоит попробовать снова, - обворожительно улыбнулся робот и слегка сверкнул своими розовыми глазами, - а мне действительно это нравится!
      – Погоди, не… - Ханна хотела было что-то возразить, но не успела, как Меттатон снова подскочил к ней, заключил в объятия и страстно поцеловал.
      Девушка была в растерянности еще больше, чем в первый раз, когда только столкнулась с этой формой. Она застыла на мгновение с широко открытыми глазами и поднятыми слегка руками. Шок внезапной страсти и нежности окутал ее мысли, но это было не долгим замешательством. Она подумала о предыдущей встрече в лаборатории, когда Меттатон стал капризно возражать Альфис, и Ханна почти со слезами покинула лабораторию, чтобы никого не удручать. Она помнила, что сильный всплеск эмоций позволил призраку внутри машины воспротивиться программе и показать истинные воспоминания, пускай ненадолго, но все же. Она решила, что должна попытаться сделать это хотя бы раз, пока Меттатон сам предоставил ей такую возможность. Ханна нежно обняла его лицо своими ладонями и стала пытаться отвечать на поцелуй. Возможно, это было не совсем умело, ведь она была еще довольно неопытной и юной, но девушка хотела передать всю нежность, привязанность, тепло. От неожиданности на такой внезапный, но приятный ответ, Меттатон на пару мгновений открыл глаза, но прерывать поцелуй не стал, продолжая наслаждаться и получать удовольствие.
         – Oh my… - только и вырвалось у него, когда блаженство все же прекратилось, и Ханна смущенно улыбнулась ему в ответ, - дорогая, это было невероятно… Ох черт!!! – робот внезапно прямо отпрыгнул назад, схватившись за голову и изрядно напугав девушку. – Альфис, ну зачем же так орать. Ох, проклятье, я оглох! О, мои динамики, ох, мои сенсоры, мамочка, ты просто ненормальная…
      Ханна какое-то время первых секунд растерянно смотрела, как Меттатон корчит лицо и жестикулирует руками, то восклицая, то периодически хватаясь руками за голову. Внезапно ей показалось все это весьма забавным, и она тихо засмеялась, прикрывая свою улыбку ладонью.
      – Я думаю, что это не смешно, дорогуша, - слегка обиженно ответил Меттатон, - она действительно меня слегка шокировала! Альфис, ни к чему как кричать, когда ты что-то там «нашла»! Я чуть не расстался с этим телом! Прекрати хихикать.
      – Прости, - добродушно ответила Ханна, не в силах унять смех, - прости, пожалуйста, я не могу остановиться. Ты такой забавный сейчас, я не знаю, почему, извини.
      Робот скрестил руки на груди, и что-то недовольно бормотал себе под нос, опустив глаза. На мгновение он закрыл их, но не перестал тихо говорить.
      – Невероятно, ненормально, даже ничего не происходит, и зачем так кричать в динамики, - бормотал и бормотал негромко Меттатон, а потом его речь словно слегка заело, - ха… Ха…Хан-на… Ханна!
      Он поднял взгляд и повернулся к девушке, слегка удивленно посмотрев на нее. Еще мгновение – и он уже крепко обнял ее, словно не видел уже очень давно.
      – Ханна! – снова воскликнул он. – Дорогая, это ты! Я вспомнил, наконец, я вспомнил! Да, Альфис, ты это сделала! Я помню, теперь я все помню! Да, да, дорогая!
      – Спасибо… - добродушно прошептала девушка, адресуя благодарность Альфис, не зная точно, слышит ли она или нет, а сама пыталась так же сильно обнять Меттатона в ответ. Не прошло и нескольких радостных мгновений, как внимание Ханны привлек какой-то отдаленный шум впереди. Она слегка подняла взгляд и увидела вдалеке немалую толпу, которая, по-видимому, направлялась к ним.
      – Меттатон… - девушка слегка неопределенно произнесла его имя и слегка ослабила объятия, глядя вперед за его спину.
      Это насторожило робота, и он обернулся.
      – О нееет! – вырвалось у него протяжно и томно. – Только не говори мне, что ты транслировала это на экран моей сцены…
      С динамика на его груди послышался еле слышный скрежет, а сам Меттатон удрученно прикрыл лицо ладонью.
      – Пора уже привыкать к ее косякам, - сказал он словно сам себе, и вдруг его тон изменился на бодрый и уверенный, - но, дорогая, эта толпа фанатов не станет нам помехой! У меня есть одна идея, и она великолепная. Давай устроим им шоу? Альфис по моему настоянию не так давно делала некоторую модификацию для меня, я собирался в скором времени провести этому новшеству премьеру. Что ж, премьера состоится сегодня, прямо сейчас. Ты не боишься высоты?
      Когда фанаты были уже недалеко, он снова сказал:
      – Что ж, Альфис, запиши это на видео, это премьера моего модифицированного тела, они должны это видеть!
      После робот щелкнул пальцами и позади него стал раздаваться жужжащий звук. Ханна чуть отошла назад, не прошло и минуты, как за спиной у робота появились огромные белые механические крылья, оснащенные различными светодиодами и прочей дизайнерской разработкой. Он быстро подскочил к девушке и крепко обнял одной рукой за талию, прижимая к себе.
      – Вот так дерзко и феерично мы с тобой сбежим, - соблазнительно и весело сказал он, глядя на нее, - надеюсь, тебе понравится. Держись крепче, дорогая!
      Он в одно мгновение взмыл в воздух и понесся навстречу толпе своих поклонников. Остановившись над ними и крепко удерживая одной рукой Ханну, которая сильно обняла его за шею, Меттатон обратился к своим фанатам:
      – Ну, дорогуши, надеюсь, вам понравилось сегодняшнее шоу?! Специально для вас, мои дорогие, я приберег сегодня к финалу премьеру моей новой модификации, уверен, она вам по вкусу.
      После этих слов толпа внизу разразилась довольными криками и шумом.
      – Оу, спасибо за то, что пришли сегодня, - продолжил Меттатон, - вы самые благодарные зрители. Благодаря вам это выступление прошло на ура. Прошу, слезно прошу всех, кто сегодня оказался здесь, и тех, кто смотрит нас в прямом эфире, поблагодарить замечательную Альфис за эти великолепные модификации, а еще я бы хотел попросить всех сказать отдельное спасибо этой милой девушке, которая сегодня рядом со мной. Дорогие мои, все, кто остался здесь или просто проходит мимо – загляните сегодня в столицу, прогуляйтесь до мемориала героини и просто скажите спасибо за то, что мы свободны. Давайте сделаем это просто так! Оставайтесь с МТТ, красотульки, а я на сегодня с вами прощаюсь. Покеда, дорогуши, был рад всех повидать! Держись…
      Последнее слово он почти прошептал, и было оно адресовано Ханне, которая теперь уже с интересом разглядывала толпу. А дальше они взмыли вверх, почти до потолка пещеры и вскоре скрылись из виду, благодаря искусственному облаку, которое в виде завесы Меттатон выпустил вниз, чтобы скрыться от чужих глаз. Почти сразу же он отключил всю связь, и они с Ханной действительно исчезли из поля зрения даже на мониторах Альфис.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)(флафф =) )   Чт 8 Сен 2016 - 3:40

Это действительно было похоже на побег. И Меттатон отлично знал, куда ему следует держать путь. Он решил отнести Ханну в край водопадов. По пути туда, робот попросил девушку закрыть глаза, чтобы устроить ей сюрприз, и не открывать их до тех пор, пока он не разрешит. Когда они приземлились, он бережно опустил Ханну на землю и шепнул ей на ухо:
      – Теперь можешь открыть глаза, дорогая…
      Как только девушка открыла глаза и поняла, где они оказались, то широко улыбнулась, но ничего не смогла ответить. Иногда ей самой казалось, что красота здешнего места очаровывает ее настолько, что она не в силах вымолвить и слова.
      – Ты ведь очень хотела услышать музыку водопадов снова, дорогая, - с улыбкой продолжил Меттатон, ни на шаг не отходя от девушки, - вот, ты снова здесь. Поверь мне, в этом уголке водопадья нас не найдет даже сам Блуки. Закрой глаза, прислушайся, этот шум и вправду похож на колыбельную…
Для аудитории 14 + (мнение автора):
 
      – Мне до сих пор не верится, что я чувствую тебя снова, - сказал он, все так же пристально глядя ей в глаза, но улыбка его стала слабее, - твое тепло. Смотрю в эти безумно голубые глаза, вижу эту улыбку… после того, как меня ударил ток, разряд, равносильный смертельному… как из рук выпорхнули искорки, капельки света, а потом рассеялись в воздухе… Мои ощущения отличаются от твоих, но, вспоминая все это, по телу пробегает какой-то заряд, один из тех, которые мне не нравятся. Но ты здесь, и это не испорченный файл или ошибка. Ты… как это можно объяснить? Ты, действительно одна из них? Тех, кто обладали невероятной мощью. Ты бессмертна?
      – Вовсе нет, - приподнялась немного девушка, а после присела на траве рядом с роботом, - я смертная, и даже более уязвима, чем ты думаешь. И я спустилась вовсе не с поверхности, а пришла из иного мира, поэтому я была такой странной поначалу, ведь я не знала ваших миров, когда здесь оказалась. В прошлый раз по Подземелью путешествовала не совсем я, это немножко сложно объяснить, но я попробую.
      – Это звучит невероятно, дорогая, - Меттатон с интересом посмотрел на нее и удобно присел рядом на траве, - но разве это возможно?
      – Более чем, - ответила Ханна, - и сейчас перед тобой я – настоящая. Если бы я оказалась здесь именно такой в прошлый раз, я бы не продержалась долго. Дело в том, что у меня от рождения очень редкий магический дар. Моя родная мать упокоилась слишком рано, когда я была еще очень маленькой, и меня удочерила другая семья, но о тех способностях, что я унаследовала, мне могла рассказать лишь мама, или кто-то, кто владел такой же силой, поэтому меня не могли научить тому, что во мне есть. Но мои родители приложили ни мало усилий, чтобы обучать меня. Они заботились и любили меня. К сожалению, постигать и учиться волшебству у меня до сих пор выходит очень плохо. С этим и связаны все мои проблемы. То, что со мной произошло в прошлый раз, я называю это тенью. Я действительно путешественница по мирам. Я увязалась за своим старшим братом, и переходила ни раз из одного мира в другой. Я вынуждена это делать, чтобы учиться, учиться контролировать свое волшебство, учиться чему-то новому и просто помогать брату. Ведь после того, как война отобрала у нас родной дом и родителей, нам жилось не слишком то роскошно.
      – Ох, мне очень жаль, дорогая, - сочувственно сказал Меттатон, все так же глядя на девушку, - но я так до сих пор ничего не могу понять. Как же так все вышло?
      – Последнее наше путешествие с братом выдалось для меня довольно тяжелым, - продолжила Ханна, - я очень устала в дороге тогда, невыносимо. Когда мы проходили с братом через портал – это двери между мирами, меня… как бы это сказать, разделило пополам. Такое уже случалось, и это и есть мой редкий дар – путешествие по мирам, но не в том смысле, в каком это звучало до этого. Я создала некую оболочку, которую я и называю тенью. Мое тело осталось с Ардаром – так зовут моего брата, а мое сознание или душа, они попали сюда, в этой оболочке. Она довольно реальна, и становилась более сильной с каждым шагом. Но я никогда не знала, как это можно обуздать, прекратить, вернуться, проснуться или очнуться. Такое уже случалось, и каждый раз доставляло мне и брату не мало проблем. В этот раз произошло то же самое, но я была так растеряна, что не поняла сначала, что произошло. Я осознала, что я на самом деле, лишь когда оказалась у барьера, и мне стало до жути страшно. Страшно оттого, что я поняла, ведь пока я бродила по Подземелью, я многое осознала о том, что именно здесь произошло, привязалась к этому миру, к его проблемам, к тем, кто здесь был. Я все это время искала ответ, как попасть домой к брату, и под конец отчаялась, понимая, что не могу найти его. А, узнав всю историю подземного мира в деталях, мне стало жаль монстров, и я решила, что попытаюсь освободить всех, ведь все время мне твердили, что моя душа последнее, что необходимо для того, чтобы разрушить барьер. Я была готова пожертвовать ею ради всех, но когда я поняла, что это всего лишь тень, я испугалась. Испугалась, что этот мир может погибнуть, пробыв в заточении еще какое-то время. А когда появилась та девочка, что жила здесь однажды, я и вовсе замерла. К тому моменту моя оболочка была уже пуста, ведь я отдала всю ее силу юному Дримурру. Это очень сложная магия, но я решила сделать хотя бы что-то для тех, кому было совсем грустно. Я поняла уже тогда, что я у конца, а когда увидела, что внутри того злобного цветка томится душа, то решила попытаться спасти ее. Отдав всю силу своей тени, мне удалось с помощью той души воссоздать тело. Это произошло примерно так же, как создавалась сама тень. После этого я уже была почти призраком в хрупком пустом сосуде, который мог в любой момент треснуть от удара и разлететься на мелкие осколки. Так и произошло, когда Чара попыталась овладеть оболочкой. У ее души ничего не вышло, ведь это не было настоящим телом, всего лишь тонкий изношенный футляр, который не выдержал. После я смогла очнуться дома, и мое путешествие закончилось. Но оно не было сном...
      – Это чем-то напоминает мою историю, дорогая, - сказал Меттатон, слегка задумавшись, - ты ведь, наверное, знаешь, что я призрак. Роботы ведь не бывают живыми, верно? Альфис создала для меня тело, и я овладел им. Ты создаешь для себя тела, как это сделала для меня Альфис.
      – Да, это очень похоже, - улыбнулась девушка, - но, это получается случайно, и в этот момент настоящая я впадаю в некое подобие комы. И эта тень, она не просто вещь – это определенная сила. Все это так сложно, труднее всего обуздать все это. Я всегда была такой слабой, у меня всегда все не получалось – и это самое страшное…
      – Это ложь, дорогая! – немного возмущенно ответил робот. – Ты освободила целый мир, спасла его от ужасной беды, ты вернулась сюда снова. О нет, Ханна, ты сильнее, чем думаешь. Я не считаю, что ты чем-то отличаешься от своей тени, ты продемонстрировала это еще в первый раз, когда была здесь, ты раскрыла всю свою мощь, ты показала всем, какая ты. Разве это признак слабости?
      – Я не знаю, как я вернулась, - сказала девушка, глядя на Меттатона, - я никогда не умела открывать эти двери – создавать порталы. После того, как я возвратилась домой, я пыталась практиковать волшебство, но именно этого я никогда не умела делать. Такой магией владеет только мой брат. Все это время мне было весьма грустно, я очень хотела вернуться, я невыносимо хотела увидеть тебя… Я не знаю, как я их открыла, и они вели именно в Подземелье…
      – Ох, - робот искренне был тронут до глубины души, когда девушка сказала эти слова, - любовь моя, теперь я не побоюсь сказать этого.
      – Я влюбилась, - немного растерянно сказала девушка, опуская глаза, - впервые в жизни… И, от этого, все это сильнее…
      Меттатон властно поднял своим указательным пальцем подбородок девушки, чтобы ее взгляд устремился на него. Он нежно улыбнулся и негромко сказал:
      – Можешь не бояться этого, любовь моя, ведь это чувство взаимно. Если бы это было иначе, Альфис не нужно было бы запечатывать мою память. Она лишь хотела скрыть мою боль, дорогая. Пускай они говорят, что хотят, но я тоже способен чувствовать, и это искренне.
      Меттатон поднялся с земли и подал Ханне руку.
      – Если ты боишься сгореть, любовь моя, - сказал он, с легкой улыбкой глядя на девушку, - тогда потанцуй со мной. Это более чем романтично и чувственно. У тебя такое красивое платье, что я не могу сдержаться…
      Ханна поднялась на ноги. Робот нежно обнял ее одной рукой за талию, и они медленно закружились в легком вальсе. В голове все так же слышались отзвуки колыбельной, а каждый шаг по мягкой траве босыми ногами и каждый взгляд на возлюбленного заставлял ее чувствовать нечто такое, от чего ей казалось, что она не ступает по земле, а порхает по воздуху. Эти мгновения заставили девушку забыть обо всех проблемах, именно сейчас она была счастлива, по-настоящему, когда Меттатон держал ее руку и кружился вместе с ней в этом спокойном и романтическом танце. Через какое-то время они лежали вместе в зарослях камыша у воды и смотрели на потолок, в котором по-прежнему сияли маленькие сверкающие кристаллы.
      – Я видела разное небо и звезды в разных мирах, - тихо сказала девушка, - но, почему-то, мне все равно нравится здесь больше всего. Эта пещера, с этим сияющим потолком, с этой светящейся теплой водой, шум которой успокаивает, этот полумрак… Нигде я не видела места, подобного этому. Оно прекрасно. Возможно, для тебя это не так, ведь ты так долго пробыл тут, и звезды, настоящие звезды более красивы, но я благодарна, что ты решил привести меня именно сюда, а не на поверхность.
      – Расскажи мне о других мирах, дорогая, - попросил Меттатон, приподнимаясь с земли и глядя на девушку, - они красивые?
      – Их много, - ответила Ханна, поджимая колени ближе к себе, - все они разные. Есть красивые, а есть страшные, мрачные, опасные. Но в каждом мире может быть что-то свое, опасность в красоте, прелесть во мраке. Они бывают похожими, но каждый неповторим по-своему. Мне не часто приходилось наслаждаться красотой миров, в которых я была, ведь зачастую просто приходилось быть начеку, остерегаться опасностей и пребывать в постоянном напряжении. Я нередко была напугана, боялась. А здесь все было иначе. Мне было страшно, но, я чувствовала себя свободной, я могла восхищаться, смеяться, улыбаться.
      Девушка поднялась на ноги и медленно вошла по пояс в тихую и спокойную воду. Она плавно и безмятежно провела по ней руками. После наклонилась чуть назад и погрузилась в светящееся пространство целиком, расслабившись и оставаясь на плаву всем телом. Меттатон немного взволнованно поднялся и подошел к краю берега. Он молчал, а в глазах украдкой затаилась какая-то грусть.
      – Я не чувствовала себя так еще со времен своего детства, когда все было прекрасно, - продолжила девушка, устремляя взгляд вверх, - когда еще были рядом родители…
      Она какое-то время провела в воде, а после вернулась к Меттатону.
      – Вода здесь теплая, - сказала она, нежно и аккуратно укладывая свои ладони ему на плечи, - я заметила это еще в первый раз.
      – Это потому, что некоторые течения идут сюда со стороны Ядра, - немного неопределенно ответил робот, довольно аккуратно, даже с некоторой опаской прикасаясь к мокрому телу девушки, - за это время вода немного остывает, но это происходит полностью, когда потоки достигают Сноудина, там ведь холодно.
      – Что с тобой? – спросила Ханна, глядя на то, каким Меттатон стал нерешительным и тихим, и как резко изменилась его улыбка.
      – Я даже не знаю, - нерешительно ответил робот, - везде есть свои плюсы и минусы, дорогая. Я теперь не во всем уверен с этим новым телом, особенно после того, как Альфис починила меня после той премьеры в Ядре. Она торопилась тогда, а после у нее уже были другие заботы… Думаю, ты понимаешь, о чем я. Мне очень неловко. Когда-то, я мог так же, как и ты, войти в воду, почувствовать ее тепло…
      – Прости меня! – с ужасом отпрянула от него девушка, подумав, что могла чем-то навредить. – Я не хотела снова тебя сломать! Я такая глупая, вечно о чем-то забываю…
      Меттатон схватил ее за руки и посмотрел в глаза довольно нежно и успокаивающе.
      – Нет, Ханна, нет, все в порядке, - сказал он, притягивая ее ближе, - я просто пытаюсь быть осторожным. И это глупо, особенно сейчас. Это пустяк, он ничего мне не сделает, мне плевать, только прошу тебя, не делай вот так резко движений, не отпрыгивай. Мне становится не по себе, словно ты снова сейчас исчезнешь, будто я резко перестану чувствовать это тепло, которое идет от тебя.
      Он притянул ее к себе еще ближе и крепко обнял, от чего по его металлическому корпусу потекли вниз струи воды от ее мокрой одежды и волос.
      – Меттатон… - Ханна немного испуганно смотрела на его белое лицо, половина которого была укрыта черной челкой.
      – ЭмТи, дорогая, - тихо прошептал он, закрыв глаза, - называй меня ЭмТи…
      Он снова нежно поцеловал ее, но Ханна не закрыла глаза. Взгляд ее был каким-то отстраненным и выражал задумчивость. Робот посмотрел на девушку нежным, но усталым взглядом.
      – Прости, дорогая, - сказал он, - наверное, я напугал тебя неуместными словами. Забудь о них, порви в мыслях, как дурной сценарий. Видишь, все в порядке, наверное, эти глупые слова лишь от усталости. Черт, мой индикатор мигает, это снова моя проклятая батарея… Видимо эти крылья куда более тяжелые, чем я думал… Наверное, придется отказаться от них…
      Он медленно спустился на траву, опустившись сначала на четвереньки, а после усевшись на свои сапоги. Ханна немного огорченно, заботливо и испуганно присела рядом с ним. Робот посмотрел на нее с досадной улыбкой.
      – Мне так стыдно, любовь моя, - сказал он, опуская глаза, - это должна была быть самая романтическая, страстная, замечательная и теплая прогулка для нас двоих, но я просчитался… Погорел на этих новых крыльях… растратил весь заряд… ох, это настоящий крах…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 3:49

Он говорил все эти слова устало, и с присущим ему драматизмом, а Ханна взяла его ладонь и сжала в своей, пальцем другой руки прикрыв его губы.
      – Молчи, - попросила она робота, пытаясь сосредоточиться, - я попробую вспомнить, чему меня учили. Закрой глаза, как тогда, в гримерной, представь, что ты просто засыпаешь. Пока я буду держать тебя за руку – ты будешь видеть сны, хорошие сны, а потом ты проснешься, и я буду рядом с тобой. Просто закрой глаза…
      Она обняла его и прижала к груди, сильнее сжав его руку. Девушка закрыла глаза, напрягла все мышцы тела, освобождая из себя магию, после чего Меттатон почувствовал, как через его руку стал проходить поток энергии, наполняющий его корпус бодрящим зарядом. Он ощущал его довольно слабо, но все же поток был заметным. Робот закрыл глаза и решил на время отключить себя, чтобы постараться собрать эту энергию в своей батарее. Ханна еще очень долго после этого лежала с ним в зарослях камыша, держа его за руку и глядя в потолок пещеры. Когда Меттатон очнулся, то взгляд его устремился все на те же сверкающие камни в темноте, а заряд на индикаторе показывал почти половину. Робот все так же лежал в зарослях камыша, но девушки рядом не было. Когда он приподнялся, то увидел, что Ханна сидела у воды к нему спиной. Она поджала к себе колени и молча рассматривала кристаллы на потолке.
      – Ты продолжаешь удивлять меня, дорогая, - незаметно подполз к ней Меттатон и тихо прошептал слова за ее спиной, что оказалось немного неожиданным.
      Ханна вздрогнула и обернулась, и робот в свете голубой воды заметил в глазах девушки сверкающие слезинки.
      – Oh my… - ошеломленно вылетело из него, - что произошло, Ханна?!
      Меттатон испуганно схватил девушку за плечи, поворачивая к себе лицом. В полумраке пещеры он пытался рассмотреть, не поранилась ли его возлюбленная.
      – Прости, - утерла она глаза рукой, - все в порядке…
      – Со мной все более чем отлично, - ответил робот, осмотрев бегло на всякий случай и себя, - но эти слезы, они ведь не могли появиться просто так? Что произошло, дорогая? Умоляю, не молчи.
      – Я держала тебя за руку, - печально ответила девушка, - и продолжала смотреть на них… Я почему-то вспоминала, как проходила по этим краям впервые, как очутилась в комнате желаний, как слушала в эхо-цветах мечты других монстров. Они были такими простыми, искренними. Они просто хотели увидеть звезды…
      – И ты исполнила их мечты, дорогая… - тихо сказал Меттатон.
      – Я вспоминала их, и мне стало больно, обидно и стыдно оттого, что мои мечты не могут быть такими простыми, - продолжила она, глядя в потолок, а по щекам ее побежали слезы.
      – Ханна…
      – Я так сильно хотела вернуться, я так сильно хотела быть рядом с тобой… и вот я здесь, снова… Обнимаю тебя, целую… но я все равно допустила ошибку, очередную оплошность, и она непоправима, как ход в шахматной партии, невозврат в которой произошел еще в предыдущем ходу… Что же я за человек?…
      – О нееет… - протяжно и с некоторым ужасом, довольно печально произнес Меттатон. – Я боялся, что так и будет…
      Ханна посмотрела на него.
      – Да, дорогая, - печально продолжил робот, - я ведь всего лишь призрак, внутри красивой металлической жестянки… Мне не стоило об этом вспоминать, но… Ты настоящий, живой человек, которому нужно тепло, пища, забота, лечение. Это позволяет вам жить…
      – ЭмТи… - девушка посмотрела на Меттатона грустно и немного потрясенно, - даже если это и так…я все равно хотела и хочу быть рядом. Альфис, ее ведь не останавливало то, что Андайн…
      – Это совсем другая история, дорогая, - перебил ее робот, уводя взгляд в сторону, - Андайн хотя бы живая, она способна просто согреть ее теплом своего тела… Не имеет значения, что там может быть дальше, она просто жива – и это уже отличает ее от меня. А я лишь призрак…
      – Но дело не в этом, ЭмТи, - Ханна тоже опустила глаза, - я поступила легкомысленно, и теперь я не знаю, что мне делать. Я здесь, с тобой, мне так приятно, так хорошо, что я забыла, что натворила – я сбежала из дому. Резко, внезапно, бросила брата одного, того, кто заботился обо мне все время. Когда я вернулась домой, когда очнулась после тени, я ничего не говорила ни о Подземелье, ни о влюбленности, ни о путешествии. Я просто молчала, угнетая его своей грустью. Я так хотела вернуться, что ушла, и даже не сказала об этом. И у меня получилось уйти. Это невероятно, и отвратительно… я оставила его одного. Одного, понимаешь? Ты сейчас рядом со мной, обнимаешь меня, заставляешь сердце быстро стучать. Я смотрела и думала, а ведь он все это время был всегда один. У него нет другой семьи, нет другого любимого человека, кроме меня, и он нарочно не заводил себе знакомств и привязанности, чтобы только меня поднять на ноги, ведь я такая слабая. Если бы у него была подруга, ему бы пришлось больше времени уделять ей, строить свою собственную семью. Но он не делал этого, понимая, что все его силы нужны мне. Он защищал меня, учил, стал больше, чем просто брат, особенно после той войны, что мы пережили. А я бросила его, вот так просто, снова…
      – О, Ханна, - обнял ее нежно Меттатон и прижал к себе, - все мы подвластны своим пылким желаниям, и это может привести к ошибкам, но ведь ты можешь вернуться домой к нему, и все будет в порядке.
      – Нет, - ответила заплаканно девушка, - я не могу… Я не знаю, как это сделать, ведь я не умею открывать порталы.
      – Ну, дорогая, кажется, ты преувеличиваешь, - со своей привычной обворожительной и немного загадочной улыбкой посмотрел на девушку Меттатон, вытирая с ее щек слезинки, - ты ведь открыла дверь в Подземелье, значит, сможешь открыть ее снова и в свой мир. Я знаю это наверняка, ты веришь мне?
      – Но как?
      – Твоя решимость, любовь моя, - сверкнул глазами робот, и в темноте этот взгляд выглядел более чем загадочно и даже слегка опасно, - разве ты забыла о ней. Я снова повторю тебе слова, что говорил раньше – ты сильнее, чем думаешь, поверь мне. У тебя хватило сил противостоять невзгодам, которые обрушились на тебя в этом сумасшедшем мире, пусть это была даже твоя тень – она была и остается тобой. Сила твоей решимости открыла тебе путь к желаемому, она помогала тебе быть храброй и сильной, оставаться доброй и отзывчивой. Это не просто слово, дорогая, это сильнейшее волшебство, которое ты незаметно для самой себя, постигала все глубже и глубже, и оно было в тебе с самого начала. Ты сможешь вернуться домой, я знаю это, Ханна. И ты вернешься.
      – А как же ты? – снова на глазах девушки появились слезы. – Как же ты, ЭмТи? Все равно я снова ошиблась, распечатав твою память. Словно нарочно сделала это, зная все проблемы и последствия с самого начала. Я снова исчезну, причинив тебе боль.
      – О нет, дорогая, ты ошибаешься, - широко и соблазнительно улыбнулся Меттатон, - все те воспоминания, что останутся во мне – это самое дорогое, что только можно себе представить, и я никому их не отдам, поверь мне. Пусть они режут мой металл, разрывают на части, а я оставлю их внутри и никому не позволю отобрать. Ты ведь уйдешь, но я буду знать, что с тобой все хорошо – и это не причинит мне боль, я знаю. А ты действительно понимаешь, что тебе необходимо вернуться, и так должно быть.
      – Я не хочу уходить… - снова заплакала девушка, закрывая руками лицо.
      Робот обнял ее и прижал к себе, почувствовав, как Ханна дрожит. Это ощущение заставило его загрустить еще сильнее, но он попытался прогнать его прочь, импровизируя. Он легонько прислонил свои губы к уху девушки и соблазнительно прошептал:
      – О, девочка моя, ты думаешь, я так скоро отпущу тебя? Нет, дорогая, не так быстро! Я еще недостаточно испытал блаженства от твоей близости, еще мало запомнил твое тепло, твою улыбку, твои глаза… Я должен впитать как можно больше воспоминаний, которые подарят мне свет и радость.
      – Не надо, ЭмТи… - сквозь слезы простонала тихо девушка, - так будет еще больнее…Я…
      Ханна внезапно почувствовала, что Меттатон сжал свои объятия сильнее, так сильно, что ей стало немного больно. Он резко отпустил ее и выпрямился, опустив голову. Девушка посмотрела на него немного испуганно. Сейчас из-за его опущенных волос не было видно глаз.
      – Ох… - произнес он тихо и как-то неопределенно, - это удивительно… Я был уверен, что это поможет… странное чувство, похоже на микс, как у Блуки, только не такой, и это даже не музыка, это смесь ощущений…
      – ЭмТи, прости м… - Ханна хотела извиниться и обняла Меттатона за плечи, но тот очень резко поднял руку и прикрыл ее губы.
      – Металл… - продолжил робот, медленно поднимая лицо, и Ханна увидела, как ярко сияет его взгляд, - Альфис была права, когда назвала эту форму «глупой машиной»… Мне кажется, что внутри что-то есть, но я не понимаю…
      Он внезапно открыл рот, словно пытаясь сделать глубокий вдох, слегка привставая и подымая чуть вверх подбородок. Вид его был удивленным, глаза словно сверкнули, а после стали стремительно меркнуть. Ханна почувствовала, как его тело внезапно потяжелело и подалось назад, точно он перестал удерживать его. Почему-то ее пальцы внезапно ослабели, то ли от страха, то ли от неожиданности, и металлический корпус спустя мгновение глухо ударился о землю. Девушка широко раскрыла глаза. Для нее было немного странным то, что она не пыталась удержать его тело в руках, словно это падение ничего не значило. Ее лазурные глаза смотрели перед собой, отражая свечение голубой воды, а из них все так же тихо струились слезы. Ханна опустила руки – в воздухе перед ней завис прозрачный розовый призрак, правый глаз которого был укрыт призрачной челкой. Он молча, и немного печально смотрел на девушку. Это был он, настоящий, такой же, какой она предстала перед ним. Она была живой сейчас, а он стал призраком. Они еще какое-то время молча смотрели друг на друга, пока Меттатон не подался вперед к девушке. Мгновение, и он вошел в ее тело, куда-то в самую глубь, где так же, по-прежнему, стучало и сверкало второе маленькое сердечко. Тело словно поглотило эту туманную форму, растворяя в каждой частичке. Теперь здесь было две души, и Ханна почувствовала невыносимую тоску и печаль, ощущения, которые могли заставить задыхаться от отчаяния и грусти. Она резко упала на четвереньки рядом с его телом и тихо заплакала, сильно стискивая зубы от наплывающих слез, которые сжимали в груди с невероятной силой. Тихая, но довольно сильная истерика, которая выжимала силы изнутри, подобно соку из спелого фрукта, длилась довольно долго. Ханна лежала на траве и плакала, сжавшись в клубок. Но вскоре она стала успокаиваться, глядя на бесшумный поток воды, подгоняемый вперед почти невидимым слабым течением.
      – Прости, любовь моя, - послышался в ее голове голос Меттатона, - я не хотел причинить тебе боль, я и не думал, что эти чувства так сильны во мне. Страшно, как взрыв бомбы, и я оказался ей… прости меня. Закрой глаза, дорогая, и забудь их, все эти ощущения, их больше нет, они прошли, как дождь. Их капли высохнут и не останется следа, когда ты очнешься вновь. Засыпай, моя девочка, под шум водопадов и знай, что я навсегда запомнил тебя, тепло твоей души, твою доброту, милую улыбку и прекрасные глаза… засыпай, любовь моя…
      Ханна ослаблено закрыла глаза, оставляя на губах легкую улыбку. Она не в силах была противиться его душе внутри себя. Безмятежный сон вихрем закружил голову и унес сознание в эфемерные грезы. Меттатон же вернулся обратно в свою ЕХ форму, поднял тело девушки на руки, снова активировал свои крылья и отправился в Руины. Там он нашел одно уютное и довольно уединенное место со множеством красных ковровых листьев, где удобно расположил девушку у себя на ногах. Ханна спала крепко и спокойно, как младенец, а робот, заключив ее в объятия, решил отключить себя на режим самостоятельного заряда батареи, который не так давно придумала для него Альфис. Они пробыли вдвоем в Руинах довольно долго, до тех пор, пока Ханна не очнулась. Меттатон встретил ее пробуждение своей очаровательной улыбкой.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 3:54

Понадобилось еще время, чтобы они добрались до поляны с золотыми цветами, откуда девушка начинала свое путешествие.  Как бы не оттягивался этот миг, но он настал – пришло время прощания. Ханна нерешительно вытянула перед собой руку, начиная освобождать свою магическую силу и пытаться создать заклинание. Меттатон подошел к ней со спины и обнял за плечи, уверенно шепча девушке на ухо:
      – Ну же, дорогая, покажи мне, на что ты способна…
      Она четко почувствовала, как сильно и уверенно держали ее за плечи его металлические руки, а после вспомнила многие слова из письма, которое перед этим она написала Альфис. Девушка уверенно посмотрела перед собой и направила силу из своей ладони вперед, мысленно прорисовывая контур будущей двери. Одно мгновение спустя эти контуры стали прорисовываться тонкой, синей линией в воздухе, создавая закругленный прямоугольник, внутри которого задрожало пространство. Меттатон довольно улыбнулся, глядя на заклинание. Вскоре Ханна закончила и повернулась к нему, взгляд ее был немного печальным.
      – Выше нос, дорогая, - бодро сказал робот, - ты ведь знаешь, что все хорошо.
      – Ты оказался прав, - тихо ответила Ханна, - но все же, ты прости меня…
      – Знаешь, - ответил он, медленно приближая свое лицо к ее плечу, - ты уйдешь сейчас, но я точно буду знать, что ты в порядке, что у тебя все хорошо, и, возможно, что ты счастлива там. Я лучше буду тешить себя обманными надеждами, что ты снова однажды вернешься… - его лицо в миг изменилось, но Ханна не увидела этого, хотя поняла перемену по шепоту, который прозвучал довольно печально, - эти безнадежные ожидания куда лучше, чем точно знать, что ты скончалась на моих руках, рассыпалась на миллионы частиц и исчезла в небытие, навсегда, что тебя больше нет ни в одном из существующих миров.
      Он вернулся на место и с радостной улыбкой посмотрел на девушку, продолжив свою речь:
      – Быть влюбленным призраком и знать такие вещи, дорогая, хуже любых пыток и даже смерти, возможно. Прости меня, Ханна, за те слезы, они были моими…
      – И моими тоже, - прервала его девушка, - ведь я не хочу уходить. Я точно знаю, что люблю тебя.
      – Ханна…
      – Но… - девушка опустила глаза, немного помолчала, но потом продолжила, - слова, их можно долго говорить… Я ухожу сейчас так же, как сбежала из дома – не попрощавшись с теми, кто мне дорог здесь, а ведь они, наверняка, знают, что я в Подземелье… Вот снова ошибка, когда же я научусь?
      Она с досадой улыбнулась и посмотрела в сторону, после чего покрутила в руках небольшой запечатанный листок, который писала этим утром.
      – У меня будет к тебе одна маленькая просьба, - попросила девушка, протягивая бумагу Меттатону, - передай это письмо Альфис. Она, да и все монстры, много для меня сделали, а я ухожу, не попрощавшись… Думаю, она поймет меня. Только прошу тебя, не раскрывай его, передай его нетронутым…
      – Обещаю, дорогая, - мило улыбнулся робот, принимая письмо и аккуратно укладывая его в свой блок на поясе, - мне ни к чему ваши девичьи секреты!
      Ханна широко улыбнулась, почти даже засмеялась, но улыбка довольно быстро сошла с ее лица. Она медленно подошла к Меттатону и нежно его обняла, уложив свой подбородок к нему на плечо.
      – Вот и пришло время прощаться, - тихо сказала она, легонько поглаживая его пальцами по волосам, - а мне не хочется уходить, ЭмТи… Я снова буду скучать.
      – Но это пройдет, девочка моя, - ответил он, - все будет хорошо. Ты ведь знаешь, что у нас все наладилось, что мы счастливы, а я знаю, что ты жива и в порядке. Пообещай мне быть умницей, дорогая.
      Девушка отпустила его, посмотрев в его розовые глаза. Взгляд его был спокоен, и Ханна молча улыбнулась. Она сделала шаг назад и направилась к порталу, но остановилась. Несколько мгновений она стояла к роботу спиной. После девушка неуверенно обернулась и снова посмотрела на него – Меттатон неподвижно стоял на месте и спокойно смотрел в ее сторону. Ханна вздохнула, глядя перед собой. Она собралась с мыслями и рассчитывала уверенно сделать шаг вперед, чтобы пересечь границу портала, но внезапно Меттатон подскочил к ней, схватил за руку, резко развернул к себе и страстно поцеловал. Это был самый настоящий прощальный поцелуй, девушка это чувствовала. Она понимала, что после такого всплеска чувств она просто не сумеет обернуться и переступить границу призрачной двери, но Меттатон прервал поцелуй так же неожиданно, как и начал. Он резко оттолкнул от себя девушку со всей силы, и та полетела назад, падая прямо в портал. Напоследок Ханна лишь успела увидеть его яркие розовые глаза, которые сверкнули опасным взглядом, и соблазнительную улыбку – то самое выражение, которое долго не сходило с его лица во время его первой премьеры ЕХ формы.
      Падение длилось не более нескольких секунд, и Ханна с силой упала на мягкую постель в своей комнате. Девушка еще какое-то время смотрела в потолок, смиряясь с чувством реальности. Она понимала, что все закончилось, но еще не успела принять это. Когда она целиком пришла в себя после падения, то вскочила на ноги и бросилась к комнате своего брата, чтобы убедиться, что он на месте. Ардар мирно спал на своей кровати и даже не подозревал, что его названная сестренка только что вернулась из очередного, самостоятельного путешествия.
      Ханна облегченно вернулась в свою комнату и легла в постель. Девушка поняла, что с момента ее ухода прошло совсем немного времени, что, скорее всего, могло обуславливаться ее редкими силами, которые она стала постепенно осваивать. Ханна глубоко вдохнула и выдохнула. На удивление ей было спокойно и хорошо, словно в ее жизни что-то переломилось, и она знала наверняка, что с этого дня все пойдет по-другому. Она улыбнулась и закрыла глаза, а вскоре спокойно уснула.
      Этот день действительно стал для нее переломным. После возвращения домой из Подземелья, Ханна стала сильнее, ей все проще стали даваться учения. Она довольно быстро усваивала свежие навыки и с легкостью практиковала их снова и снова. Прежний страх и неуверенность с каждым днем становились все слабее. Жизнь девушки изменилась и стала лучше.
      Меттатон же в тот день очень довольный вернулся в дом к Альфис, и не слова не сказав, передал ей письмо. Не отвечая на расспросы, а лишь обворожительно и удовлетворенно улыбаясь, он поднялся в одну из комнат в бывшей лаборатории, которую все еще мог считать своей, и запер за собой дверь.
      – Я очень устал, дорогуша, мне нужна подзарядка, ведь завтра у меня очередной насыщенный день. Попроси меня не беспокоить, я буду тебе очень признателен! И да, Альфис, придется снять крылья, они расходуют слишком много энергии. Спасибо, дорогая! – это все, что смогла услышать от него монстресса, перед тем, как он запер дверь комнаты.
      Альфис прекрасно понимала, что от Меттатона невозможно будет узнать никаких подробностей, ведь он имел своеобразный характер, поэтому монстрессе оставалось только ждать, что, возможно, призрак сам расскажет ей о своих романтических приключениях. Сейчас же она удобно уселась за стол и с нетерпением стала раскрывать письмо от Ханны, которое ей вручил Меттатон.
      «Дорогая моя Альфис, - именно такими словами девушка начинала свое послание, - прости меня, что не смогла с тобой попрощаться. Я ушла слишком быстро, толком даже не побыв с вами снова. Прошу тебя, попроси за меня прощения у остальных, я знаю, как они меня любят и как хотели бы меня видеть, но, к сожалению, я вряд ли еще раз вернусь сюда. Ты, конечно же, знаешь, что такое любовь… я рассказала всю правду о себе только ему. Ну, и тебе, конечно. Но, наверное, я должна быть честной и с остальными, ведь вы все столько для меня сделали. Расскажешь ли ты мою историю остальным? Я оставляю это право за тобой. Я бы могла тебе объяснить, что произошло тогда более подробно в этом письме, но боюсь, что не смогу, ведь иначе мне пришлось бы исписать множество листов, а у меня не так много времени. Мне нужно торопиться, чтобы успеть домой, иначе, я боюсь, что причиню боль родному человеку, если задержусь дольше. Я сбежала из дома, поэтому, мне нужно вернуться. Дорогая Альфис, этот мир меня многому научил, он заставил меня повзрослеть и стать сильнее. Благодаря вам я стала такой уверенной и решительной, именно это помогло мне открыть дверь сюда. Я не буду от тебя скрывать, ведь ты прекрасно знаешь, что я вернулась ради него. Я действительно влюбилась, и это очень сильно и искренне. Но, я понимаю, что все это очень сложно, он и сам сказал мне об этом, хоть я и не задумывалась, ведь он призрак, а я... А еще меня дома ждет семья, которую я легкомысленно бросила, и это тоже одна из причин. Ты преложила столько усилий, чтобы помочь мне не плакать, не огорчаться, чтобы он вспомнил меня, чтобы мы вместе были счастливы, а мне приходится уходить. Я знаю, что буду скучать, и знаю, что ему будет очень одиноко, как бы искренне он не улыбался, ведь в какой-то степени, он оставил мне частичку себя. Альфис, я не знаю точно, получится ли у меня осуществить одну мою задумку, но очень прошу тебя помочь мне. Я родилась среди тех, кто очень хорошо владел волшебством. Может, я похожа на тех людей, с которыми монстры вели войну. Но речь не об этом. Однажды я слышала о душах, о том, как спасали людей с помощью частиц их душ, сохраняя их и оберегая. Я многого не умею, я еще очень мало знаю, но ваш мир помог мне поверить в свои силы. Я очень хочу попробовать узнать, правда ли то, о чем я слышала, и возможно ли отделить от моей души маленькую частицу, чтобы передать ее вам, чтобы ему было не так одиноко. Однажды ты смастерила для него новое тело. Прошу тебя, сделай это и для меня. Даже если не получится, король все равно скажет тебе спасибо за старания. Но я очень хочу, чтобы у меня получилось. Меттатон сказал мне, что я сильнее, чем мне кажется, что сила моей решимости – это не просто надежда или слова, это отдельное волшебство, которое имеет огромную силу. И если сегодня утром я смогу открыть портал домой и покинуть Подземелье, то его слова окажутся правдой. Я очень хочу быть с ним, но я живой человек, мое тело – смертно и подвластно законам природы. Я не смогу вернуться сюда, как бы сильно я не желала этого, но может быть, мне удастся вернуть хотя бы маленькую частичку себя. Не говори ему ничего об этом, ведь это пока всего лишь круги на воде. Спасибо тебе за все. Я была рада тебя снова увидеть, и буду скучать. Прощай, моя дорогая Альфис».
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 4:03

dfnjfr

      Меттатон неторопливо шагал к бывшей лаборатории, получив сегодня утром небольшое письмо от Альфис, в котором она просила робота зайти к ней после очередного шоу на ТВ. Звезда подземного мира была заинтересована коротким посланием на телефон, но он не слишком сильно торопился к своей создательнице, чтобы узнать причину интригующей просьбы заглянуть в гости. Меттатон встретился с Альфис еще не доходя до ее дома, буквально наткнувшись на монстрессу, когда она куда-то спешила.
      – О, какая удача! – протарахтела очень быстро и встревожено Альфис, глядя на робота. – Как хорошо, что ты здесь, Меттатон!
      – Привет! – улыбнулся ей робот. – Значит, меня уже встречают даже раньше, чем на пороге дома. Ах, это так приятно. Я польщен, дорогая, это так мило.
      – К сожалению, э-это не совсем так, - она выглядела растерянной и старалась не смотреть на него прямо, - п-прости, мы хотели сделать тебе сюрприз, поэтому я отправила тебе сообщение на телефон, но все пошло не так, как я думала!
      – Так что случилось? – с недоумением спросил Меттатон, пытаясь понять, о чем же идет речь.
      – Ханна вернулась в Подземелье, вернее э-это не совсем так, - стала снова запинаться Альфис, - я проводила некоторые опыты, и, и что-то пошло не так. Это было т-так быстро, что я не успела за ней, не успела ее догнать!
      – Ханна?! – робот мгновенно оживился и радостно улыбнулся. – Где она?! Почему ты мне сразу не сказала?
      – Меттатон! – Альфис почти выкрикнула, тревожно посмотрев на робота. – Пожалуйста, догони ее, мне кажется, что ей нужна помощь! Я побежала за ней, н-но не успела, она так быстро исчезла из поля зрения!
      Бывшая королевская ученая была так обеспокоена и взволнованна, толком даже не в силах была объяснить, что произошло. Но и без этого Меттатон понял, что с его подругой, возвращения которой в этот мир он ждал так долго, случилось нечто не совсем хорошее. Он обязан был ее немедленно разыскать.
      – Куда она направилась?! – нетерпеливо спросил он, выпытывающим и пылким взглядом посмотрев на Альфис.
      – Мне кажется, ч-что она отправилась в сторону столицы, ты быстрее меня сможешь отыскать ее, прошу тебя, поторопись! Я боюсь, что с ней что-то случится, если ее не найти сейчас. Я снова натворила ошибок. Поскорее, Меттатон!
      – Об этом поговорим позже, когда я вернусь! – немного недовольно и злобно ответил робот, уже почти на ходу скидывая с себя свои брендовые розовые сапоги на каблуках, совсем не пригодные к бегу.
      Пускай в груди не билось сердце, и он не задыхался от довольно быстрого бега, незащищенными ступнями касаясь земли, которая постоянно меняла свою температуру, но внутри он чувствовал что-то не совсем приятное. Процессор гонял по металлическому телу импульсы, которые были всеми его чувствами и ощущениями, а слова Альфис сделали из них что-то похожее на тревогу и беспокойство. Меттатон еще свежо помнил не такие уж и давние события, когда Ханна впервые попала сюда. Как печально закончилась ее история в первый раз, пускай Альфис и скрывала эти воспоминания не так давно в виде запечатанных файлов где-то в глубине его железного тела. Но он помнил и боялся, боялся, что с этой девушкой, которую он полюбил всей своей душой, которую не так давно отпустил ради ее же блага, что-то снова случится. И что не только он, но опять все Подземелье потеряет ее, ту, что стала для многих героиней, воссоединившей королевскую семью и принесшей долгожданную свободу их миру. Он бежал, сам не зная куда, но все быстрее и быстрее. Если на его пути встречались какие-нибудь монстры, он останавливался и расспрашивал, не видели ли они девушку-человека со светлыми волосами и пронзительными глазами небесного цвета? Получая очередной отрицательный ответ, он снова бежал вперед, забывая обо всем вокруг. Наверное, еще никогда до этого дня поклонники его фан-клуба не видели свою любимую звезду телеэкранов в таком виде. Меттатон довольно быстро добрался до столицы, и все его странные поиски смутно вели его к одному из городских парков, очень старых и пустынных. Он никак не мог найти ту единственную, из-за которой началась вся эта безумная гонка, напоминающая соревнования улиток на семейной ферме Блуков. Но вот абсолютно случайно робот заметил с одной из улиц Нового Дома силуэт девушки в белом коротком костюме, которая довольно странно, шаткой походкой, держась за перила, спускалась по огромной длинной лестнице, ведущей прямиком в старый парк, что находился на пару ярусов ниже данной улицы. Он немедленно бросился по направлению к этому месту, чтобы скорее догнать незнакомку. Меттатону пришлось миновать еще несколько домов, чтобы выйти к началу этой длинной, причудливо изгибающейся лестнице. К тому моменту силуэт девушки уже исчез из виду, но робот все равно стал спускаться в сад. Он прибавил свой бег еще сильнее, насколько это было возможным, когда до него донесся негромкий, но довольно неприятный крик, от которого, казалось, внутри перевернулись все детали и частично перегорели запчасти. Он уже не помнил, как добрался до конца этой длинной витой лестницы и подбежал к лежащему в сухих листьях телу. Девушка была неподвижна и держалась руками за голову. Белый легкий костюм, состоящий из короткой клешенной юбки и такой же легкой блузки, придавал еще большей и неестественной белизны ее бледной коже. Особенно сильно это бросалось в глаза из-за босых длинных ножек и оголенных тонких рук, беспомощно лежащих на бурых сухих листьях, которыми был усыпан старый парк.
      – Ханна… - Меттатон немного испугано, но бережно прикоснулся к девушке, поворачивая ее лицом к себе.
      Хрупкие руки беспрепятственно оставили голову и бессильно сползли вниз. Глаза ее были открыты и смотрели куда-то вперед, лицо не выражало никаких эмоций, цвет кожи быт таким же белым и неживым, как и цвет рук и ног. Лишь глаза, они были яркими и словно светились, как будто забрали в себя всю лазурь настоящего неба, того, чужого, другого мира, из которого она вернулась и пришла. Меттатон взял ее за руку – она была холодной, неживой и показалась не такой мягкой. Это было не то прикосновение, которое он запоминал в прошлый раз. И только сейчас робот заметил, что кисть и фаланги пальцев девушки соединены между собой шарнирами. То же самое было на локтях, в плечах и на коленях. Даже будучи роботом, он невольно дрогнул, слегка поверженный в шок.
      – Что ты сделала? – еле слышно с испугом прошептал он себе, глядя на почти неживую куклу у себя в руках. – Что ты сделала с ней, Альфис?..
      Ханна слабо закрыла глаза и так же медленно вновь открыла их, снова устремляя взгляд перед собой. Меттатон понял, что кукла у него в руках все же живая, и это как нельзя лучше выдавал цвет ее ярких глаз, которые были более чем настоящие. Робот поспешил поднять эту шарнирную куклу на руки и поскорее отправиться к Альфис, чтобы все же разъяснить, что произошло? Когда он проходил по Хотлэнду, девушка очень тихо произнесла лишь одно единственное слово, которое встревожило робота и заставило ускорить шаг. Она сказала «холодно», что было более чем странно, учитывая температуру в этой части Подземелья. Как только дверь в бывшую лабораторию открылась, к нему сразу же бросилась Альфис.
      – Ты нашел ее, слава Небесам! – стала восклицать бывшая королевская ученая, подхватывая куклу и увлекая Меттатона за собой. – Сюда, положи ее сюда, скорее, я осмотрю ее.
      Как только девушка оказалась на рабочем столе, робот развернул к себе Альфис и схватил ее за ворот лабораторного халата.
      – Что ты с ней сделала?! Что ты сделала!!!
      Монстресса перепугано глядела на него, не в силах от страха произнести ни единого слова. Понимая, с какой силой он сжал ее одежду и почти поднял над землей ее небольшого роста тело, Меттатон поставил Альфис на место, отпустил края воротника и тихо опустился на колени, закрывая лицо ладонями.
      – Я не вынесу этого снова, - сквозь пальцы произнес он, - это очень жестокая шутка.
      – П-прости меня, Меттатон, - стала заикаться Альфис, - я хотела, как лучше, но я не думала, что, что так выйдет. Это в-вовсе не шутка. Я была так взволнованна, так испугалась, что не было времени все объяснить! Ты ведь помнишь то письмо, которое Ханна просила тебя передать мне, когда уходила в прошлый раз? Я не стала тебе рассказывать, что в нем было, потому как не была уверена, так же, как и она, что все получится. Н-но я все равно решила выполнить ее просьбу. В той записке Ханна просила меня сконструировать на будущее тело, подобие ее копии, е-если вдруг ей удастся в своем мире узнать способ, как отделить частицу души от ее тела. Она хотела с ее помощью оживить себя в Подземелье. Она любит тебя, п-поэтому не хотела уходить, но и оставаться не могла, ведь ты сам настоял на этом. А сегодня утром Андайн принесла мне подарок с запиской от короля – Ханне удалось передать Его Величеству частицу своей души. Я сразу же взялась за работу и поместила ее внутрь нового тела. Я думала все будет так же, как было с тобой, но она словно обезумела, стала и-импульсивной, сначала металась по дому, а потом и вовсе вырвалась наружу и пустилась бежать. Я даже не успела ее толком зарядить, но и этого хватило, чтобы я не смогла догнать ее. Пока тебя не было, я рассчитывала в-все варианты, и пришла к выводу, что это может быть чем-то н-наподобие адаптации, как приобретение иммунитета. Посмотри на монитор компьютера – по этим схемам видно, что она была потерянной, д-дезориентировалась в пространстве. Скорее всего, такое состояние напугало ее, и она пустилась бежать инстинктивно, как убегают от опасности.
      Альфис еще что-то рассказывала, показывая пальцами на экран работающего компьютера и снуя туда сюда возле стола, на котором лежала неподвижно Ханна - ее новое изобретение. Меттатон медленно поднялся с пола и подошел к ней, глядя на хрупкую полуживую куклу, которая в этот раз уже слегка водила взглядом, словно стараясь что-то понять или найти. Он о чем-то подумал про себя, воспринимая на слух слова своей создательницы об адаптации и вспоминая, как Ханна пыталась заставить его вспомнить события, которые были в запечатанных файлах.
      – Фарфоровая кукла… - с горечью вырвалось у него, - разве такого я желал?
      – Не говори так! – возразила Альфис – Это вовсе не фарфор, а прочный полиматериал с частично эластичной структурой, совсем не такой, из которого ты сделан! Она более натуральная и по-настоящему будет походить на человека. Ей просто нужно немного времени, теперь я учла все нюансы. Сейчас мы подключим ее к питанию, и скоро все будет отлично.
      Альфис приподняла слегка тонкую блузу на теле у девушки, оголив немного часть ее талии. Чуть сбоку на поясе слева она открыла крышку, закрывающую механическую часть с различными штекерами, и стала искать на столе подходящий провод, чтобы подключить свое новое изобретение к блоку питания компьютера.
      – Она хоть раз произнесла мое имя? – вдруг спросил Меттатон.
      – Аммм…. – Альфис внезапно остановилась и повернулась к роботу, - я не помню…
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 4:11

Вид ее был неуверенным и немного печальным, что можно было с легкостью принять за отрицательный ответ. Обычно, она запиналась и молчала, когда не могла врать. В этот раз все было точно та же. Меттатон не выдержал и резко подошел к столу, своей стремительностью отгоняя чуть в сторону Альфис.
      – Отойди, в этот раз я все сделаю сам, - злобно сказал робот, поднимая девушку со стола и направляясь на верхний этаж дома, - от тебя не будет толку, никто не поможет ей, ведь она просто кукла сейчас, красивая шарнирная кукла с лицом героини Подземелья и с маленькой, беспомощной частицей души внутри, которая метается в испуге и не находит себе места. Ей страшно от чужих лиц вокруг, она мертва сейчас. Не ходи за мной, и не вздумай подсматривать в свои камеры, иначе, попомни мои слова, Альфис, я не посмотрю на свою программу, которую ты изменила, и снова сломаю свой контроллер, а потом разнесу здесь все вдребезги.
      С этими словами Меттатон поднялся в одну из комнат и с грохотом ногой запер за собой дверь. Он уложил новое тело своей подруги на кровать и заперся на ключ. Безмолвно он вернулся к Ханне и присел рядом с ней, пытаясь открыть коробку блока с сердцем, которая находилась у него на поясе. Девушка лежала все так же неподвижно и беспомощно, лишь изредка закрывая и открывая глаза.
yess
Для аудитории 16 + (мнение автора):
 
      Последние слова Меттатон почти прошептал, после чего сердце в блоке у него на поясе полностью погасло. Ханна обняла его голову своими руками и улыбнулась, прижавшись щекой к его волосам. Она лежала на постели в таком положении еще какое-то время, сначала просто приходя в себя и собирая по крупицам все полученные воспоминания. После она стала добавлять в свою новую систему другие файлы, которые хранили иные моменты ее прошлой жизни, пока, наконец, Ханна полностью не восстановила баланс между своими истинными воспоминаниями и новой компьютерной системой, которая теперь обеспечивала ее жизнедеятельность. Девушка автоматически ознакомилась со всеми новыми особенностями и воссоздала в последовательности все, что с ней произошло до этого момента. Когда все стало на места, Ханна нежно улыбнулась, глядя на Меттатона, лицо которого так и продолжало мирно лежать у нее на груди. Девушка аккуратно подвинула робота в сторону и встала с постели. Первые ощущения, когда она стала на ноги, были весьма необычными и не совсем привычными, но Ханна сделала несколько шагов к двери и поняла, что ей нужно совсем немного времени, чтобы привыкнуть. Так же было с руками, особенно с пальцами. Повозиться с запертым дверным замком пришлось чуть дольше, чем подойти к самой двери, но и эта проблема была быстро решена. К тому же, по какой-то необъяснимой причине, девушка сразу же решила призвать на помощь свою магию, желая усилить податливость ее душе этого нового механизированного тела. Ханна и не догадывалась сначала, что тем самым она создает новую тень, которая в последующем станет своеобразной оболочкой для ее нового тела. Она поняла это, спустя какое-то время. Сейчас же девушка решительно, пусть и слегка неуверенно в устойчивости, шагала вниз по лестнице, придерживаясь для верности руками о стены. Как только она спустилась вниз и увидела Альфис, то невольно заулыбалась. Ханне казалось, что она вот-вот заплачет от радости. Монстресса взволнованно бросилась к ней и, заикаясь от волнения, стала лепетать и о чем-то расспрашивать. Девушка попыталась внятно объяснить, что произошло, и попросила Альфис подняться наверх, чтобы зарядить Меттатона.
      Весь оставшийся вечер она провела рядом со своим любимым. Альфис с большим трудом в одиночку удалось спустить Меттатона на первый этаж, чтобы подключить его к компьютеру и понаблюдать за его состоянием в момент зарядки. Так же она подключила к системе и тело Ханны, чтобы просканировать ее новую систему и исключить возможные ошибки. Пока монстресса увлеченно смотрела в монитор, периодически поедая свою обожаемую лапшу быстрого приготовления, Ханна держала Меттатона за руку и, не отрываясь, смотрела на его лицо, в эти яркие розовые глаза, на эту соблазнительную, но пока еще слабую улыбку. Было удивительно для них самих, что за все это время они не проронили ни единого слова. Но было достаточно лишь одного движения, которое девушка сделала почти сразу же, когда Меттатон слабо открыл глаза – она положила свою ладонь на прозрачный блок у него на поясе, где энергично замерцало розовое сердце. Наверное, даже незаметно для самой себя, она вновь применила свое волшебство, подобно тому, которое случалось до этого на премьере Меттатона, а после в гримерке и в краю водопадов перед прощанием. Она передала его сердцу свое тепло, а вместе с ним снова зазвучали ноты той самой колыбельной, которую они слышали в волшебных водах Ватэрфола.
      Примерно так закончился день, когда Ханна снова вернулась в подземный мир, но на этот раз ее возвращение было намеренным и обдуманным. Она вернулась сюда навсегда, чтобы больше никогда не расставаться с теми, кто в этом мире стал для нее очень дорог и любим.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (продолжение)   Чт 8 Сен 2016 - 4:19

Шли дни. Девушка постепенно привыкала к своему новому телу, адаптировалась ко всем особенностям и набиралась сил. С каждым днем оболочка ее тени, которая поглощала в себя это новое тело, позволяла Ханне становиться более живой и настоящей. Это напоминало чем-то процесс полного соединения призраков Подземелья со своими материальными телами. Девушка все сильнее и острее воспринимала различные ощущения и чувства, плавно переходя от состояния механизированного устройства к живому и реалистичному существованию. Время от времени она практиковала свои магические навыки, которые увенчивались успехом с каждой новой попыткой и практикой. День за днем ей становилось все привычнее мириться со своей новой сущностью, но в итоге она полностью привыкла и почти перестала замечать всю необычность своей новой жизни, в которой, правда, оставались некоторые нюансы.
      В один из довольно обычных дней, к некоторому удивлению, Меттатон отключился от зарядки очень рано, задолго до того, как таким же образом должна была проснуться Ханна. С самого утра робот суетно ходил по дому и раздавал указания. Он успел разбудить Альфис и вызвать по телефону несколько своих работников. Утром в бывшей лаборатории воцарилась оживленная и бурная суета. Меттатон без конца звонил по телефону, немного нервничал, и почти все время что-то говорил Альфис. Монстресса в свою очередь, чтобы ничего не забыть, записывала за роботом в свой старенький рабочий блокнот.
      После не слишком долгой суетни, Меттатон, вместе со своими работниками, покинул дом бывшей королевской ученой, даже не поднявшись в комнату к Ханне. Дверь наверху нарочно была заперта плотно, чтобы ни малейший звук не смог раньше времени потревожить девушку. Как только заряд батареи ее нового тела достиг абсолютного максимума, Ханна медленно открыла глаза. Она немного потерянно села на кровати и осмотрелась. Хотя прошло уже достаточно времени, как частичка ее души снова вернулась в Подземелье и поселилась внутри роботизированного кукольного тела, которое специально для нее смастерила Альфис, девушка по-прежнему просыпалась, как настоящий человек, и первые минуты пыталась прийти в себя ото сна. Ее душа, которая за столь небольшой промежуток своей жизни успела повидать много различных миров, и которая, возможно, все так же продолжала путешествовать за пределами Подземелья, позволяла Ханне до сих пор видеть по ночам сны. Теперь уже девушка была не человеком, и сон можно было технически назвать процедурой подзарядки, так же, как и у Меттатона. Но, благодаря частичке своей живой души внутри, ее волшебному дару, который она так же частично унаследовала, Ханна превратила это механизированное тело в некое подобие той тени, которая впервые попала в Подземелье, когда девушка возвращалась с братом домой из путешествия.
      Осознав, где она, и первым делом, проведя небольшой автоматизированный осмотр системы обеспечения, Ханна поднялась на ноги и решила спуститься вниз, чтобы поздороваться с Альфис и подумать, чем заняться сегодня. По какой-то странной причине, Меттатон очень просил девушку не покидать дом монстрессы без его личного разрешения до определенного момента, поэтому каждое утро Ханна искала, чем бы ей заняться новым в доме у своей дорогой подруги или чем оказаться полезной. Свое решение по поводу небольшого заточения девушки в границах дома Альфис Меттатон не слишком сильно хотел объяснять, ссылаясь на какую-то необходимость. Каждый раз, в свойственном ему стиле с утвердительностью и определенной жалостью, роботу удавалось уговорить девушку выполнять его странную просьбу, поэтому Ханна даже не перечила, покорно оставаясь с Альфис, осваивая и привыкая к своему телу, или просто чем-то помогая монстрессе.
      Она почти бесшумно спустилась по ступенькам на первый этаж. К этому времени в доме уже было тихо, лишь Альфис озабоченно бегала вокруг рабочего стола, делая заметки в блокноте и укладывая какие-то вещи в небольшую сумку.
      – Доброе утро, Альфис, - негромко поздоровалась девушка, с интересом наблюдая за своей невысокого роста подругой, - а где Меттатон?
      – У-утро доброе… - запинаясь ответила монстресса, - ты уже проснулась? Э-это произошло раньше, чем я предполагала… А-а он утром ушел на студию, так торопился, что решил тебя не будить. С-сегодня у него что-то очень важное, поэтому он ушел. Сейчас придет Андайн, я попросила ее помочь мне, д-давай подождем ее вместе…
      – Ты собираешь какую-то сумку, - заметила девушка, подходя к столу, - я могу помочь тебе.
      – Н-нет, Ханна, не стоит, - снова запинаясь ответила Альфис, спрятав сумку под стол, как очень личный дневник, и усевшись за стол со смущенным видом.
      – Ты выглядишь взволнованной, - сказала девушка, - что-то произошло?
      – Н-нет… - замотала головой Альфис, а потом еще более смущенно посмотрела на Ханну и ответила, - прошу тебя, не расспрашивай меня, ты же знаешь, что я не слишком хорошо умею врать и не люблю это делать. Это все Меттатон, он что-то задумал, но не сказал, что именно, лишь попросил помочь. Я позвала Андайн, ведь в одиночку мне не справиться со своими эмоциями, я всегда очень нервничаю, когда на меня надеются.
      – Он придумал что-то новое для своего шоу? – удивилась девушка.
      – Не знаю, - ответила Альфис, - но больше не расспрашивай. Он сегодня все утро носился по дому и командовал, а потом быстро ушел. Мне необходимо собрать некоторые нужные мне вещи. Я надеялась, что успею сделать это до того, как ты проснешься…
      – Не нервничай, - с улыбкой ласково ответила девушка, - успокойся, тогда мысли в голове будут идти ровнее. Я знаю, что он очень эмоционален, может быть резким. Что бы он тебя не попросил – у тебя получится все сделать на самом высоком уровне, просто не суетись, иначе ты можешь что-то забыть. Если нужно, я помогу тебе.
      – Спасибо, Ханна, - благодарно ответила монстресса, - но пока, честное слово, мне не нужна помощь. Мне, всего лишь, нужно будет собрать сумку. Я все записала в блокнот, поэтому не должна ничего забыть, но твой совет очень полезен, спокойствие – это залог успеха. Нервничать – это привычка, обычная привычка… Ты права, мне нужно успокоиться.
      – Вы оба проснулись раньше меня, - негромко сказала Ханна, подходя к холодильнику и по привычке открывая его дверцу, - наверное, ЭмТи разбудил тебя и даже не дал позавтракать со своими поручениями. Скажи, Альфис, ты завтракала?
      – Эм… - бывшая королевская ученая на мгновение задумалась, - а ты права, Ханна, я забыла позавтракать…
      – Ну вот, - ответила девушка с улыбкой, вынимая из холодильника упаковку лапши быстрого приготовления, - мои еще не утихшие привычки могут оказаться полезными.
      Ханна быстро подогрела чайник и заварила лапшу. Пока Альфис ожидала ее приготовления, пролистывая свой рабочий блокнот и тихо погрызывая кончик любимого карандаша, девушка решила поискать упаковку чая, не так давно подаренного монстрессе Андайн. Приготовление чая было бы как раз к стати, учитывая, что последняя ожидалась в гости в доме с минуты на минуту. Отыскав заветную коробку и заварив чай в заварнике, девушка решила снова заглянуть в холодильник, чтобы отыскать там угощение и для гостьи. Альфис невзначай посмотрела на Ханну, оставила в покое карандаш и печально вздохнула.
      – Прости, - сказала грустно монстресса, - а ведь у меня была задумка сделать в этом теле для тебя почти все, только это довольно сложно, учитывая то, что необходимо соединять технологии и магию. Я просто не успела, на это нужно больше времени…
      – Я совсем не сержусь, - улыбнулась Ханна, - не скрою, что у меня осталось еще очень много привычек, которые никак не могут угаснуть, но я не испытываю дискомфорта от этого. Иногда, даже наоборот. Пока я была здесь, и мне нечем было заняться, я рассматривала твои чертежи. Пыталась их понять, но пока у меня это плохо получается. Знаешь, я подумала, если бы я разбиралась в этом, то тебе было бы намного проще со мной и Меттатоном. Альфис, скажи, а ты можешь научить меня разбираться в механизмах? Ведь я теперь робот, с помощью этой системы я могу учиться намного быстрее. Я могла бы тебе помогать во многих вещах, и не только тебе. Вечно проводить в мастерской за починкой сломанных роботов – не лучшая перспектива, ведь у тебя есть и своя личная жизнь. Да и мне самой было б интересно научиться этому.
      – Это отличная идея! – воскликнула монстресса. – Я напишу для тебя алгоритмы и научу пользоваться Интернетом, ведь у тебя действительно уйма талантов, это уже давно всем известно. Давай займемся этим сегодня же, как только я закончу с делами, которые мне поручил Меттатон! Это будет интересно! Ханна, ты просто замечательная, я уже загорелась этой идеей. А когда я в предвкушении чего-то интересного, то забываю нервничать. Это, как просмотр анимэ. Ух ты, да это же здорово, мы столько сможем придумать! Мне уже хочется рассказать об этом Андайн!
      Альфис настолько восхищенно и возбужденно стала выражать свой восторг, что девушке показалось, будто монстресса сейчас подавится от эмоциональности собственным завтраком. Ханна со смущенным видом стала покачивать ладошками, чтобы слегка успокоить свою подругу. К счастью, Альфис стала утихать, а вскоре в доме, наконец, появилась Андайн.
      Прошло, примерно, около получаса, пока гостья за чашкой чая о чем-то бурно беседовала с хозяйкой дома, помогая укладывать ей вещи. Ханна частично пособляла им, когда Андайн или Альфис просили ее принести что-то из комнаты этажом выше. В конце концов, закончив с сумкой, подруги уселись за компьютер, о чем-то перешептываясь между собой.
      – Х-ханна, - снова слегка запинаясь позвала Альфис девушку, - ты не могла бы подойти к нам? Я, я хотела подключить тебя к компьютеру и попробовать… попробовать проверить маленькую деталь. Э-это как раз касается той идеи, о которой мы говорили. Я решила, решила протестировать, пока, пока у нас еще есть несколько свободных минут. Мы с Андайн собираемся уходить…
      – Конечно, Альфис, - не возражая ответила девушка, подходя к столу и приподнимая свою одежду, чтобы добраться до крышки штекерной системы, - какой тебе нужен переходник?
      – Самый обычный, - ответила монстресса, предлагая сесть рядом с ней.
      – Эй, Ханна, - резко развернула девушку к себе Андайн, пока Альфис подключила ее систему к компьютеру и стала что-то вводить на клавиатуре, - а какие цветы нравятся тебе? После того, как наш мир стал свободен, в нем появилось много нового, просто огромнейший выбор всяких прибамбасов! Это касается и ассортимента цветов. Азгор не изменяет своим фаворитам, но не прочь посадить в королевском саду что-то новое. Может, подскажешь, что бы ты выбрала?
      – Хм, - задумчиво посмотрела в потолок девушка, а потом снова взглянула на королевскую стражницу, - это довольно сложный вопрос. Прошло еще не слишком много времени, чтобы я освоилась в мире людей с поверхности, да и я все время сижу здесь. Стыдно признать, но я еще не пыталась разбираться во множестве цветов, что растут наверху. Из меня в таком деле выйдет плохой советчик, ведь здесь вряд ли окажутся растения, растущие на моей родине. Прости, я не смогу ответить на твой вопрос. Но знаешь, мне очень нравятся здешние цветы.
      Андайн искоса поглядела на Альфис, а потом резко снова вернула взгляд на девушку и широко улыбнулась, снова спрашивая:
      – А какие из здешних цветов тебе нравятся больше всех?
      – Эхо-цветы из края водопадов, - задумчиво ответила девушка, - они приглянулись мне еще во время первого путешествия. Они очень большие и необычные, их цвет, свечение, даже способность повторять услышанные звуки. Мне нравятся эти цветы, но я сомневаюсь, что король решит променять на них свои любимые золотые цветы, они ведь тоже необычайно красивые. Они… они… они…
      Внезапно речь девушки словно заело, вместе с этим она стала слегка покачиваться в такт каждому сказанному слову. Но это длилось всего пару секунд. После этого ее вид начал становиться сонным и усталым, Ханна постепенно принялась опускать бессильно лицо вниз.
      – Отлично, пошло дело! – радостно заулыбалась Андайн, а после посмотрела на Ханну и добавила. – Прости, девчонка…
      – Аль… фис… - протяжно произнесла девушка, - что… ты… де…  ла…
      Ханна так и не смогла договорить фразу, после чего ее система принудительно отключилась. Девушка технически была усыплена своей создательницей. Альфис отключила ее тело от компьютера, немного виновато поглядела на нее, а потом на Андайн. После тщательного осмотра тела, монстресса уложила парочку компьютерных шнуров в ту сумку, которую они собирали с Андайн, еще раз внимательно перелистала свой рабочий блокнот, после чего дала согласие своей подруге на ее часть работы. Королевская стражница упаковала тело красивой тканью и взвалила его себе на плечо, после чего Альфис и Андайн, вместе с телом Ханны покинули бывшую королевскую лабораторию.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Колыбельная водопадов (финал)   Чт 8 Сен 2016 - 4:33

Система девушки включилась какое-то время спустя. Различать свое сознание она стала тогда, когда в темноте, размытой какими-то помехами, словно она только пришла в себя от обморока и еще плохо видит, она начала четко слышать голос Альфис.
      – Он сказал мне утром, что будет ждать тебя здесь, - слышался в ее голове голос монстрессы, а потом повторился, как эхо, - сказал, что будет ждать тебя здесь…
      Спустя полминуты четкость и ясность, наконец, вернулась к глазам девушки, и она поняла, что до сих пор остается в каком-то темном месте, окутанном мраком, но различает себя из-за свечения, исходящего из-под ее одежды. Она сидела на чем-то твердом и ровном, видимо это был пол или земля. Ханна снова осмотрелась и решила привстать, и только сейчас обнаружила, что оказалась одетой в пышное, ослепительно белое бальное платье с различными бантиками, кружевами, лентами и прочими украшениями и отделками. Под широкими полами платья на кринолине, поддерживающем юбку, было прикреплено множество ярких лампочек, которые и освещали девушку в темноте.
      Ханна поднялась в полный рост, проверяя устойчивость той поверхности, на которой оказались ее ноги. И снова она обнаружила, что обута в такие же красивые и декорированные туфельки на небольших каблучках, сверху которых красовались милые перламутровые бантики. Девушка была в растерянности, даже после того, как поняла, что система в норме, а тело устойчиво стоит на полу и готово к обычным движениям. Она не знала, что думать, ведь до сих пор не понимала, где она оказалась. Шутка ее подруг была весьма эффектной и красивой в результате, ведь наряд действительно был по-королевски хорош. Но это незнакомое место, где она оказалась совсем одна, слегка пугало ее. Это была сплошная непроглядная темнота, напоминающая чем-то пустоту портала через миры, которую она ни раз переходила вместе с братом.
      – Альфис… - стала окликать девушка в темноту, слегка растерянно и неопределенно, - Андайн…
      Ханна сделала первый шаг в темноту, осторожно ступая на поверхность, которая была почти не различима под ногами. И как только подошва ее туфелек коснулась этого неопределенного пола, как издали стала доноситься тихая музыка. Сначала она была неразличима, но нарастала с каждой секундой, как волна, становясь громче и четче. Девушка внезапно поняла, что это играет та самая мелодия водопадов, которую она называла колыбельной. Но в этот раз музыка звучала не в ее голове, была не призрачной и размытой, как мысли и мечтания, а настоящей, живой, слышалась в реальности. По полу и темноте еле видно стали пробегать прозрачные волны света, голубоватые, похожие на туман, что еще сильнее взволновало девушку. Она обернулась, снова осмотрелась вокруг, но кроме темноты и призрачного света здесь по-прежнему ничего не изменилось. Ханна решила сделать еще несколько шагов, пробежала чуть вперед и остановилась.
      – Альфис! – она снова позвала, в надежде, что кто-то откликнется.
      – Oh, darling… - послышалось, как эхо, позади девушки, - come here…
      Этот голос она не спутала бы ни с каким другим, он сопровождался своеобразным металлическим эхом, был мягким, и часто звучал артистично и соблазнительно. Девушка обернулась, но сзади по-прежнему оставалась лишь темнота.
      – Меттатон? – Ханна недоверчиво и испуганно смотрела перед собой, пытаясь различить в темноте среди блеклых волн света хоть что-то.
      – Ну же, дорогая, - снова раздался из темноты его голос, и девушка решилась сделать несколько шагов вперед, к тому месту, откуда слышались слова.
      Она сделала еще пару движений, и вот теперь, как только ее ножка ступила снова на пол, от подошвы по поверхности пронесся круг, похожий на круги от брошенного в воду камня. Теперь ей казалось, что она действительно делает шаги, один за другим, по водной глади, и интенсивность этих кругов зависела от того, как сильно девушка ступала по поверхности. Прошло еще пару мгновений, и в нескольких метрах от нее откуда-то сверху стал струиться свет, понемногу, все ярче освещая фигуру, что стояла на том месте. Да, это был он, это был его силуэт. Недалеко от Ханны, посреди этой густой и непонятной темноты стоял Меттатон. Белоснежные краски сменили на его корпусе привычный и любимый розовый цвет. На ногах сияли еще более длинные белые сапоги, на груди полностью отсутствовала выпуклая панель, или она была заменена чем-то более ровным и неприметным, строгого черного цвета, поверх чего теперь был надет белый стильный жилет, геометрически точных форм. Плечи, с которых убрали длинные конусовидные наплечники, были покрыты длинным бархатным плащом с черной подкладкой. Это был строгий контраст, среди которого выделялись лишь яркие розовые глаза робота и края его черных волос, слегка окрашенные в темный лиловый цвет, а так же сияющее розовое сердце в прозрачном блоке на поясе. Ханна остановилась, в одно мгновение ошеломленная такой резкой, но довольно яркой и эффектной сменой внешнего вида своего возлюбленного. Она мгновенно забыла о потерянности и страхе, ведь теперь девушка была здесь не одна. Меттатон был великолепен, как всегда, но теперь, казалось, стал даже более обворожителен.
      Он слегка загадочно улыбнулся, и медленным, грациозным шагом направился к девушке, так же оставляя от своих подошв круги «на воде». Он подошел к Ханне и протянул ей руку. Девушка безмолвно положила на нее свою ладонь.
      – Ты превосходно выглядишь, дорогая, - все с той же улыбкой произнес робот, не отрывая своего взгляда от ее великолепных голубых глаз.
      Ханна была настолько поражена всем произошедшим сейчас, что не могла ничего ответить.
      – Нет слов от восхищения, любовь моя? – продолжил Меттатон. – Я вовсе не удивлен, ведь именно этого я и хотел.
      – ЭмТи… - девушка попыталась было что-то сказать, но робот прикрыл ее губы пальцем.
      – Тшш, дорогая, - тихонько сказал он ей, - не нужно слов. Ты слышишь это? Слышишь?
      Ханна легонько кивнула.
      – Верно, детка, это наша колыбельная, - снова продолжил он, слегка приобнимая девушку за талию, - я помню, как ты боялась сгореть в тот вечер, поэтому, давай просто потанцуем…
      Меттатон поднял свою правую руку, и одним броским движением скинул со своих плеч длинный бархатный плащ. После он взял Ханну за руку, и они медленно закружились в тихом танце, плавно вальсируя в этой странной, играющей призрачными волнами света, темноте. С каждым шагом из пустоты стали проявляться цветы, которые становились более большими и четкими. Это были эхо-цветы, те самые, что росли в краю водопадов. Ханна осматривалась по сторонам, и теперь на ее лице стала появляться улыбка.
      – Закрой глаза, дорогая, - попросил нежно Меттатон, не переставая вальсировать, - пожалуйста, закрой их и постарайся вспомнить свои первые секунды в Подземелье.
      Она медленно сомкнула веки, все сильнее поддаваясь какому-то волшебству медленного танца, после чего стала вспоминать, как упала через портал в этот, тогда еще не знакомый ей мир. Робот еле заметно провел рукой по спине своей возлюбленной, чтобы добраться до ее шеи и неприметно присоединить к ней крохотное устройство. После он все так же аккуратно пристегнул девушку каким-то малозаметным пояском к своему телу, что напоминало страховочный тросик. Он проделывал все эти манипуляции, умело скрывая их в движениях танца. Это действительно была страховка, ведь после за его спиной появились те механизированные крылья, которые Ханна уже видела однажды во время концерта в Сноудине. Меттатон плавно взмыл в воздух, не переставая кружить девушку в танце. Все было проделано так ловко, что ей казалось, будто она тоже умеет летать. Она раскрыла глаза и осмотрелась, а Меттатон словно нарочно стал плутать в танце все более бурно и резко. Но это длилось недолго, и он снова стал плавно и медленно вести движения. Их полет в воздухе напоминал тихое кружение подвешенных на ниточке игрушечных фигурок, которые вещают в качестве украшения на елку под Рождество. Это было красивым и завораживающим зрелищем, а после робот мягко опустился на пол.
      – И все же, любовь моя, - снова шепнул Меттатон, продолжая этот тихий белый танец, - закрой глаза и вспомни до мелких деталей все свое прошлое путешествие, всех своих друзей…
      Ханна снова закрыла глаза, и в этот раз вихрь танца вскружил ей голову. Она стала четко вспоминать, как растерянно оказалась на полянке с золотыми цветами, как впервые ей улыбнулась и протянула руку Ториэль. Огни ее магии, горящие в камине, и те же самые огни, тихо пылающие на полу вокруг двери у выхода из Руин. Нежные материнские объятия, грустное прощание, длинный коридор, темный лес. Первая шутка Санса, бодрящий и такой белый снег у окраин Сноудина, знакомство с Папирусом. Каждое беглое воспоминание, каждое волнение, каждое лицо, каждый поступок. Она вспоминала, и все глубже погружалась в эти мысли, словно засыпая под звуки любимой колыбельной и поддаваясь завораживающим движениям вальса. Девушка даже не догадывалась, что теперь эти воспоминания стали частичкой реальности и виднелись, как проекционный фильм, среди этой огромной темноты. То маленькое устройство, что робот прицепил на шею девушке, преображало ее воспоминания в реальные изображения, проецируя его в темное пространство, как 3D картинку. Он смотрел на эти фрагменты и улыбался, когда они были милыми или смешными, молча восторгался, когда они были достойными или серьезными. Постепенно, когда ее путешествие подходило к концу, Меттатон заворожено стал останавливаться, сам все сильнее погружаясь в воспоминания. Это были те самые минуты у барьера, когда душа Чары попыталась восстать. Он остановился и замер, словно неживой, когда в воспоминаниях мелькнула паутина Маффет. Последние минуты, когда он держал ее в руках, тот нежный поцелуй, и вот она рассыпалась на миллионы прекрасных огоньков. В тот момент его замершие пальцы слегка дернулись, а Ханна открыла глаза.
      – Меттатон, - ласково окликнула его девушка, глядя в его тревожное, печальное и застывшее лицо, - ЭмТи…
      Первые секунды он не отзывался, словно действительно его снова поразило током, от которого парализовало все тело. Ханна встревожено посмотрела на робота и догадалась, что ее воспоминания могли снова причинить ему боль, ведь ни только в ее памяти четко хранились те минуты, когда девушка покинула Подземелье.
       Она легонько и очень нежно поцеловала его губы, от чего Меттатон прикрыл глаза и чуть расправил пальцы в стороны.
      – ЭмТи, я здесь, - тихо сказала Ханна, посмотрев в его розовые глаза, - и теперь я действительно никуда не денусь, обещаю тебе.
      – Всего лишь воспоминания, - ответил робот, крепко и нежно прижимая девушку к себе, словно боялся ее потерять, - но как же больно и страшно, дорогая. Словно это снова было, будто я только что мог тебя отпустить, и больше не увидеть…
      Ханна молча обняла его в ответ, простым прикосновением пытаясь успокоить любимого. Они бы так и стояли там очень долго, но внезапно со всех сторон стали взрываться праздничные хлопушки и полетели разноцветные конфетти. Пространство озарилось светом, и девушка поняла, что они находятся на площадке, похожей на те, где снимаются шоу МТТ.
      – С Днем Рождения!!!  dnuha – стали раздаваться отовсюду счастливые крики, и Ханна увидела, что здесь оказались все ее любимые друзья.
      – Оу, дорогая, - слегка смущенно сказал Меттатон, разжимая свои объятия и отпуская девушку, - с этим внезапным наплывом эмоций я чуть не забыл о нашем маленьком сюрпризе. С Днем Рождения, любовь моя. Знаешь, так как в прошлый раз твое появление здесь выдалось не совсем удачным, конечно же, у нас не получилось отпраздновать его как полагается. У меня не было плана, сценария, продумки, ведь это все требует времени, и я решил немного подождать. Я не знаю, дорогая, когда у тебя на самом деле день рождения, но сегодня прошел уже ровно месяц с того дня, как частичка твоей души вновь попала в Подземелье и поселилась в этом замечательном и великолепном теле. Давай теперь будем считать именно этот день твоим праздником, ведь это справедливо, не так ли?
      – На самом деле, - с улыбкой ответила Ханна, - я и сама не помню, когда у меня день рождения. Это может быть из-за разницы в календарях, а может просто потому, что я не совсем настоящая. Но это не важно, я так рада, что снова вас всех вижу!
      – И мы все тоже рады, что ты снова с нами, малышка, - утвердительно заметил Санс, - до самого мозга костей! Гы-гы.
      Все улыбнулись классической шутке скелета, и подошли ближе к Ханне и Меттатону. Ториэль несла свой знаменитый ирисковый пирог, а король держал в руках огромный букет цветов, в котором переплетались между собой эхо-цветы и золотые цветы из королевского сада. Из-за широкой спины отца выглянуло лицо принца. Удивительно, но Азриэль за это промежуток времени довольно быстро вырос и уже выглядел как взрослый подросток. Он держал в руках небольшую коробочку, которую довольно быстро открыл. В ней оказался кулон в виде круга с крыльями.
      – Прими этот подарок от всех монстров подземного мира в качестве благодарности, - с улыбкой и признательностью сказал принц Дримурр, - это символ с нашей подземной руны. Пускай он напоминает не только тебе об ангеле из придания, который спустился в Подземелье, чтобы освободить всех от заточения.
      – Спасибо, Азриэль, - благодарно приняла кулон девушка, - я очень тронута. Но еще больше я изумлена тем, как же ты быстро вырос!
      – Это все магия, - по-детски заулыбался принц, - думаю, этот феномен лучше всех сможет объяснить Герсон, он многое знает, а может, ты и сама все знаешь, ведь это было твое волшебство.
      – Оу-оу-оу, - драматично взялся ладонью за свое лицо Меттатон, делая ошеломленный вид, - с этими милыми разговорами я совсем забыл, что сейчас нас смотрят сотни и сотни монстров, и даже может быть сотни и сотни людей! Это ведь твоя официальная и маленькая премьера, дорогая!
      Робот пару раз умело щелкнул пальцами и довольно проворно отпрыгнул в сторону, чтобы взять в руки микрофон. Он быстро обошел всех гостей, словно пытаясь соединить их в кольце из микрофонного провода, и вернулся на прежнее место, ближе к Ханне.
      – Да, мои дорогие красавицы и красавцы, - стал вещать Меттатон в камеры, - это все еще наш сегодняшний необычный выпуск МТТ, а именно, премьера моей новой помощницы и спутницы по жизни. Ах, мои дорогие фанаты, наверняка, сердца многих моих поклонниц будут разбиты, но я вынужден признать, что теперь мое сердце принадлежит только этой голубоглазой куколке! Надеюсь, мои дорогие, вам понравилась сегодняшняя премьера. Но я вынужден сообщить, что на этом мы заканчиваем сегодняшний выпуск МТТ. Но перед тем, как мы попрощаемся, наш дорогой ангел скажет вам пару слов напоследок. Ханна, в свою сегодняшнюю премьеру, скажи несколько слов нашим дорогим зрителям.
      Меттатон поднес свой микрофон ближе к девушке и вопрошающе поглядел на нее.
      – Что ж, - смущенно произнесла она, глядя куда-то перед собой, - я все время бываю не особо красноречива, поэтому мне просто хочется пожелать всем вам добра. Я хочу, чтобы у каждого из вас все было хорошо, чтобы вы улыбались и были счастливы, искренне. Спасибо всем большое!
      – Ооо, как же это мило, дорогая! – протяжно и умиленно ответил робот. – Надеюсь, они действительно счастливы. Что ж, красотули, а теперь, все же, пришло время прощаться, ведь на этом наша премьера закончена. Но не волнуйтесь, дорогуши, еще больше новых выпусков вы увидите в скором времени, вас ждет еще больше интересного, ведь теперь я буду не один. До новых встреч, мои дорогие. Покеда всем, мы вас очень любим!
      Меттатон стал показательно махать рукой, после чего все, кто был на площадке, весело заулыбались и тоже стали прощально махать ладошками. Спустя несколько секунд кто-то из персонала крикнул «камера стоп», после чего на площадке все стало еще более живым, ведь за кулисами начали оживленно двигаться работники и помощники.
      – Ваушки! – радостно чуть ли не запрыгал на месте от счастья Папирус, когда съемки окончились. – Меня показывали по телевизору, теперь я буду еще более знаменитым и великим. Как же это здорово! И все это благодаря тебе, человек! У тебя сегодня праздник, поэтому я, Великий Папирус, приготовил, как и остальные, тебе подарок! Санс, где моя коробка?
      – Эй, бро, - попридержал брата скелет, - давай-ка позволим королю выступить первым, а то как-то не по принципам получится, у тебя ведь есть правила?
      – Конечно, Санс, - ответил утвердительно скелет, - я лишь хочу убедиться, что ты не забыл мой великий подарок дома.
      – С Днем Рождения, Ханна! – довольно смущенно, по-детски протянул девушке огромный букет Азгор. – Мы очень рады, что у тебя сегодня праздник, и очень бы хотели, чтобы ты была счастливой в этот день.
      – Знаешь, девчонка, - подхватила Андайн, - мы так и не придумали, какие же цветы выбрать, поэтому остановились именно на таком составе букета. Ты уж не сердись, хоть те вопросы и были всего лишь отвлекаловкой, но признай, что букет все же тебе по душе!
      Ханна ничего не ответила, а только радостно улыбалась. Девушка действительно была счастлива лишь оттого, что сейчас ее окружали ее любимые друзья. Они еще долго стояли посреди площадки, смеялись, болтали, шутили.
      – Давайте, наконец, съедим суперский мамин пирог! – запрыгал на месте Азриэль, когда дело дошло до подарка королевы. – Ханна, загадай желание и погаси свечу!
      Девушка немного печально улыбнулась, но постаралась не подавать вида, взяла Меттатона за руку и сказала ему:
      – При условии, что мы погасим свечку вместе, иначе я не стану выполнять обещания, которые ты дал всем вокруг без моего согласия.
      – Ох, любовь моя, неужели ты откажешься помогать мне, совсем чуточку? – умоляющими глазами посмотрел на нее робот.
      – Вовсе нет, мой дорогой, - щелкнула девушка Меттатона пальцем по носу, - но ты слишком много себе позволяешь. Снова. Так нельзя. Ты просто неисправим!
      – Держу пари, дорогая, что ты сердишься за эту немного неординарную подготовку, - улыбнулся Меттатон, а потом наклонился к девушке ближе и прошептал, - но иначе сюрприз не получился бы. Обещаю, что постараюсь больше так не делать. Но поверь, Ханна, все вышло великолепно, даже лучше, посмотри, какими счастливыми ты сделала своих друзей – Папи просто сходит с ума от счастья, юный принц уже предвкушает скорую дегустацию любимого лакомства, а как весело с тобой провела сегодня время наша парочка любителей анимэ, ммм… разве такой эффект не стоил тех вольностей?
      – Ты неисправим, - мило и укоризненно улыбнулась Ханна, - и все же, давай потушим свечу вдвоем, загадай желание вместе со мной.
      – Все, что угодно, дорогая! – покорно с улыбкой ответил Меттатон, сжимая сильнее пальцы девушки.
      Они оба закрыли глаза, загадали желания и потушили небольшую свечу, после чего Ханна разделила пирог на части и поделила его между всеми гостями. Когда девушка передала кусочек пирога в руки Альфис, монстресса печально вздохнула.
      – Не грусти, - попросила ее Ханна, - я ведь загадала желание, оно должно обязательно сбыться. Улыбнись, Альфис, все хорошо.
      – Ханна! – внезапно воскликнул Азриэль, осмотрев всех гостей. – Ты разделила пирог довольно странно… Разве ты не будешь его есть? Почему ты не оставила себе кусочек?
      – Ваше Высочество, - потянула принца за рукав Альфис, - она ведь теперь…
      – Я понимаю, - ответил Азриэль, - я ведь не глупый. Но я думал, что ты все же сможешь попробовать мамин пирог, она ведь так старалась…
      – Прости, Азриэль, - печально ответила Ханна, - но я не могу… Больше всего я боялась огорчить кого-то из вас сегодня…
      – Но я думал… - задумчиво сказал принц, - не сердись, я думал… Ведь призраки тоже живые, я видел это сотни раз!
      – Призраки… - задумчиво повторила девушка, - Блуки…
      – Прости, дорогая, - оправдательно и виновато посмотрел на Ханну Меттатон, - иногда мой кузен куда-то исчезает, я просто не сумел его отыскать. Мы обязательно сходим к нему в гости, когда он появится, обещаю.
      – Блуки! – воскликнула девушка восторженно. – Азриэль, а ведь ты прав! Я не призрак, если ты имел в виду это, но это напомнило мне о Блуки. Иногда я удивляюсь собственной глупости!
      – Напстаблук по-прежнему любит гулять по Руинам, - добродушно сказала Ториэль, глядя на Меттатона, - я уверена в этом. В Руины люди не ходят, поэтому там тихо. Если бы я знала, то поискала бы его там.
      – Но при чем тут Блуки, дорогая?! – в недоумении посмотрел на девушку робот. – При чем какие-то глупости, когда речь шла о пироге?
      – Смотри! – утвердительно ответила девушка, подходя к Ториэль и поднимая перед собой правую руку.
      В одно мгновение ладонь Ханны засветилась прозрачным, огненным светом. Она провела ею над кусочком ирискового лакомства, и через время над ним появилось призрачное облачко, которое приняло форму и цвет пирога, но оставалось прозрачным. Ханна взяла рукой призрачную порцию десерта и откусила от него кусочек. Она закрыла глаза от блаженства, ведь в эту самую минуту ее тень ощутила вкус того самого пирога, которым ее угощала королева, когда девушка впервые попала в Подземелье.
      – Когда я была в доме у Блуки, - наконец сказала Ханна, - я была голодна, и мы вместе заглянули в его холодильник. Он предложил мне призрачный бутерброд, хоть это и было странно, но я решила рискнуть и попробовать его. В тот раз у меня ничего не вышло, я осталась голодной, но сейчас я вспомнила о том случае. Азриэль просто гений. Почему-то я не додумалась до этого, находясь здесь уже столько времени. Я часто забываю, что наделена определенными силами, и они раскрываются во мне именно благодаря моим друзьям. Ты призрак, и с помощью этой магии твое механизированное тело способно проявлять все способности твоей души. Моя же сущность – тень, та самая, которая была здесь в первый раз, она, подобно призраку, управляет моим телом и позволяет мне чувствовать. Эти механизмы действия схожи между собой, поэтому мы ощущаем друг друга, ЭмТи. Но наши тела – это устройства, они не живые, не способны чувствовать. Это набор деталей, всего лишь. Магия, волшебство – вот что позволяет нашим душам жить, ты способен почувствовать магию…
      Девушка протянула к роботу руку, в которой по-прежнему держала кусочек призрачного пирога. Меттатон осторожно откусил от него кусочек и задумчиво стал пережевывать. Через мгновение он довольно закрыл глаза, а спустя еще несколько секунд эмоционально стал жестикулировать руками и восклицать:
      – Ммм, это просто божественно, Ваше Величество! Это невероятно! Он действительно сказочный! Да это просто потрясающе, почему я раньше не мог его попробовать? Этот пирог непременно должен оказаться в одном из моих кулинарных выпусков!
      – Да! – довольно запрыгал на месте Азриэль. – Я знал, что ты можешь все, Ханна, я знал! Давайте же все вместе, наконец, съедим пирог, в честь нашей дорогой именинницы! Ура!
      – Ваушки! – снова радостно заговорил Папирус. – Вот видишь, Санс, я же говорил, что Ханна сможет оценить мое великое спагетти, так что скорее неси сюда коробку с моим великим подарком!
      – Упси-дупси, - замялся Санс, немного виновато посмотрев на Ханну, - я, все-таки, мыслил примерно так же, как Альфис, поэтому… я, кажется, забыл коробку с твоим подарком дома, бро…
      – Что?!! – завопил возмущенно на брата скелет. – Санс, ты ленивая задница, ну как ты мог забыть мой великий подарок дома?!! Это же просто невозможно, в такой день! Это просто катастрофа!
      – Да ладно, Папс, - махнул небрежно рукой Санс, - зато у Ханны появится лишний повод заглянуть к нам в гости в Сноудин. Раскроем твой подарок, поедим хот-догов с кетчупом, сходим к Гриллби. Верно, малышка? Все как в старые добрые времена.
      – Он прав, Папирус, - успокоила скелета Ханна, - это действительно хорошая идея, и я с удовольствием приду к вам в гости.
      – И мы снова потусим вместе? – радостно спросил Папирус, глядя на девушку.
      – Обязательно, - ответила Ханна.
      Потом были многочисленные диалоги об ирисковом пироге Ториэль, шутки Санса и всеобщее добродушное веселье. Пока девушка оживленно общалась со своими друзьями, Меттатон старался молча стоять рядом и не мешать ей. Он с удовольствием наслаждался вкусом нежного королевского пирога с ирисками, искренне радуясь тому, что сегодняшний праздник удался. Лишь только тогда, когда у него закончилось лакомство, робот осмелился потревожить возлюбленную нежным поцелуем в щечку, и попросить себе еще один кусочек великолепного угощения.
      С того момента прошло не мало дней. И Ханна действительно сдержала свое обещание перед Меттатоном – она была с ним. Девушка, благодаря Альфис, научилась разбираться в чертежах и программировании, после чего с легкостью могла помогать монстрессе в починке сломанных приспособлений и личном самообслуживании. Это умение зажгло в девушке интерес и поспособствовало новому увлечению. Она с удовольствием стала пытаться сама мастерить и изобретать различные вещи, от мелких устройств и до различных программ. Так же Ханна помогала Меттатону на его шоу, робот даже сделал для возлюбленной отдельную рубрику, где девушка демонстрировала свои умения и показывала различные мастер-классы. Одним из любимых занятий Меттатона на шоу было переодевание Ханны в различные костюмы, особенно когда дело касалось модной тематики. Но со временем, ключевой фишкой нашей героини, подобно розовым сапогам Меттатона, стали своеобразные стимпанковые очки, которые, после одной из передач, стали неотъемлемой частью ее гардероба. Очки очень удачно смотрелись у нее на голове, и довольно часто помогали Ханне во время работы на шоу или в лаборатории.
      Она продолжала видеть сны, и нередко вспоминала своего брата. Девушка не знала, как же дальше сложилась ее жизнь вне Подземелья, в ином мире, где Ханна по-прежнему была настоящей. Но по ощущениям, которые иногда проскальзывали к частичке ее души, точно можно было описать копированной тени судьбу ее настоящей владелицы. Девушка ощущала, что жизнь ее сложилась удачно – она не чувствовала грусти или страданий, которыми до этого часто были наполнены ее прежние дни. А иногда до ее частички даже доносились невероятно сильные и эмоциональные проявления счастья или радости, которыми Ханна тот же час старалась поделиться с Меттатоном посредством компьютерного проводка, соединяющего их файловые системы.
      Такие дни, среди всех остальных, были самыми ценными, затмевая, как казалось, все остальные, особенно плохие и неудачные, поэтому девушка очень дорожила ими, бережно сохраняя в памяти яркие воспоминания. Этот новый, совсем случайный мир стал для Ханны не только домом, подарившим ей вторую жизнь, но еще и рассказал красивую повесть. И эта история, как и мелодия колыбельной, осталась навсегда в памяти голубых волшебных вод Подземелья и сиянии прекрасных кристаллов на потолках пещер края водопадов. История об ангеле, спустившемся в подземный мир для того, чтобы спасти его.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
MissNorton1990
Admin
Admin
avatar

Сообщения : 189
Дата регистрации : 2015-06-19

СообщениеТема: Re: Колыбельная водопадов   Чт 8 Сен 2016 - 4:50

mettaton  На этом все lvd,

У истории есть маленькое продолжение --> Жми сюда <--


Если у вас возникли какие-то вопросы по данному творчеству, то приглашаю вас в беседку поболтать
stars


Так же вы можете найти меня и мое творчество ВКонтакте --> жми сюда <--  link 2 , в группе есть ссылочки на все аккаунты.

Благодарю за внимание  lov2
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль http://missnorton1990.deviantart.com/
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Колыбельная водопадов   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Колыбельная водопадов
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 2 из 2На страницу : Предыдущий  1, 2

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
World of Riddle :: Рассказы и истории :: Прочее творчество-
Перейти:  
Яндекс.Метрика